Инфографики о работе ЖК

18:22, 18 Июля

 

Несколько цифр о работе Жогорку Кенеша. Что скрыто за «голой» статистикой 

На традиционной итоговой пресс-конференции спикер парламента Дастанбек Жумабеков произнес фразу, которую в разных редакциях говорили почти все его предшественники. Смысл ее в том, что парламент работает хорошо, за это законодательный орган и критикуют. А что о работе Жогорку Кенеша говорят цифры?

Даже с учетом того, что всякая официальная статистика вызывает критику или сомнения, данные Жогорку Кенеша очень многое говорят о реальной работе нашего парламента.

Начнем с того, кто сегодня заседает в нашем законодательном органе. Если посмотреть на статистику за 2017 – 2019 годы, наши депутаты - люди неглупые. С каждым годом в Жогорку Кенеше становится все больше народных избранников, имеющих ученые степени. Прирост невелик – всего по одному ежегодно. Возможно, это должно делать работу парламента более компетентной.

А вот представительство женщин в Жогорку Кенеше остается стабильно низким и не превышает 20 человек. Это всего 16,7% от общего числа депутатов. Много это или мало? Смотря с чем сравнивать. Согласно данным Межпарламентского союза, базирующегося в Женеве, общемировой процент представительства женщин в парламентах мира в 2018 году составил 24,3%. В разрезе регионов мы в хвосте планеты всей. Из 130 парламентов, действующих в мире, больше всего женщин в законодательных органах Латинской Америки (30,6%), в Европе этот показатель составляет 28,5%, в Азии 19,6%, в странах Северной Африки и Ближнего Востока 18,1%. Если сравнить представительство наших женщин в парламенте, например, с Руандой, то Жогорку Кенеш выглядит совсем бледно. Ведь в парламенте этой африканской страны женщины составляют 61% от общего числа законодателей. В кубинской Национальной ассамблее - 53,2%, а в боливийском Законодательном собрании - 53,1%. Но наши показатели намного лучше, чем у Катара, Омана, Йемена, Папуа-Новой Гвинеи, Вануату и Федеральных Штатов Микронезии. В их законодательных органах женщин нет вообще. Да и на фоне многих крупнейших стран мира мы выглядим неплохо. Так, в российской Госдуме этот процент составляет 15,8, в парламенте Индии - 11,8, Национальном конгрессе Бразилии – 10,7.

«Бир Бол» - единственная фракция Жогорку Кенеша, в которой последние три года нет ни одного депутата-женщины. «Подтянулась» фракция «Кыргызстан» - за время последней сессии в ее рядах появилась-таки женщина. Последние три года лидерство по количеству женщин удерживают две фракции: СДПК (28,9% от общего состава фракции) и «Ата Мекен» (27,3%).

Как и всякий парламент, Жогорку Кенеш основную массу времени тратит на рассмотрение и принятие законопроектов. Теория парламентаризма утверждает, что большую часть проектов законов должна инициировать исполнительная власть (то есть правительство), поскольку именно она выбирает стратегию развития страны и воплощает ее в жизнь. И Жогорку Кенеш с каждым годом все больше соответствует этой теории. Так, во время сессии 2016 – 2017 годов депутаты инициировали 126 законопроектов (лишь на 8 меньше, чем правительство). В 2017 – 2018 годах ситуация кардинально изменилась. Депутаты внесли почти в три раза меньше законопроектов, чем годом ранее – всего 47. Во время сессии 2018 – 2019 годов количество депутатских законопроектов возросло до 73. В целом тенденция очевидна – законодательная инициатива депутатов резко сократилась. Что может объясняться не столько желанием следовать теории парламентаризма, сколько снижением активности на фоне смены главы государства. Кроме того, у каждого созыва нашего Жогорку Кенеша наблюдается своего рода синусоида активности. Сразу после избрания депутаты проявляют повышенную, иногда даже крайнюю, законодательную активность. К середине работы парламента – на третий–четвертый год - пыл угасает. Ну а за год до выборов активность снова вырастает в разы. Очевидно, мы это увидим осенью.

Эта же тенденция наблюдается, если проанализировать так называемое движение законопроектов – то есть сколько документов было принято или отклонено. Так, в 2018 – 2019 годах через Жогорку Кенеш прошло всего 117 законопроектов. Это на 44,8% меньше, чем в 2016 – 2017 годах. То же самое и с количеством принятых законопроектов – в 2018 – 2019 годах парламентом было одобрено 102 проекта законов, что составляет всего 54,8% от числа принятых законопроектов во время сессии 2016 – 2017 годов.

Снижение депутатской активности в целом очевидно и по количеству заседаний фракций. Почти все фракции во время сессии 2018 - 2019 годов собирались меньше, чем в 2016 - 2017 годах. У двух из них произошел просто обвал в работе. Так, фракция СДПК заседала в 2018 – 2019 годах на 56,7% меньше, чем в 2016 – 2017 годах. Аналогичная ситуация в «Ата Мекене» - количество заседаний фракции снизилось на 56,5%. А вот «Республика – Ата Журт» своей активности не сбавила. И даже наоборот. Во время последней сессии она заседала на 25% больше, чем в 2016 - 2017 годах. Все три фракции пережили существенные политические потрясения. При этом они по-разному отреагировали на «стресс».

Единственное, в чем законодатели не сбавили своей активности, так это в зарубежных вояжах. В 2018 – 2019 года наши народные избранники ездили за границу на 21,1% больше, чем в 2016 – 2017 годах. Только депутаты «Ата Мекена» сократили количество поездок (на 14,3% меньше). Представители других фракций стали ездить чаще. Особенно депутаты от «Онугуу – Прогресса» (на 43,8% больше) и «Бир Бола» (на 41,7% больше).

При этом самой излюбленной страной для поездок депутатов остается Россия. Она с большим отрывом занимает первое место в топ-5 за последние две сессии. В число самых посещаемых стран последних трех лет неизменно входит и Франция. Причем интерес к этой стране у наших депутатов явно растет.

Наш парламент всегда был органом, к которому граждане обращались с завидной регулярностью. И часто находили отклик. Но нынче что-то пошло не так. С 2016 года количество обращений граждан к депутатам сократилось на 35,4% (с 31 849 в 2016 – 2017 годах до 20 565 в 2018 – 2019 годах). Чаще всего к законодателям обращаются жители столицы. Но и бишкекчане все реже ищут правды у народных избранников. За последние два года количество обращений из столицы сократилось на 25,5%. Эта тенденция наблюдается по всем без исключения регионам страны, а также по СНГ и странам дальнего зарубежья. Конечно, по голым цифрам трудно сделать вывод, в чем причина такого резкого сокращения числа обращений. Хотя логика подсказывает, что люди предпочитают обращаться в те институты власти, которые могут эффективно решить их проблемы. Возможно, Жогорку Кенеш перестал быть таковым. Интересно сверить эту статистику с количеством обращений к президенту и правительству. Тогда и станет ясно, кому люди доверяют больше. 

Остается только добавить, что все цифры взяты из отчетов о деятельности Жогорку Кенеша за сессионные периоды 2017 – 2018 и 2018 – 2019 годов. Они подготовлены, опубликованы и распространены среди журналистов самим Жогорку Кенешем при поддержке ряда международных организаций. Мы же не претендуем на безукоризненную социологическую и политологическую интерпретацию данных. Просто некоторые цифры показались нам весьма красноречивыми и демонстрирующими тенденции.

Александр КУЛИНСКИЙ

Инфографика Сейданы Акуновой

 
© Новые лица, 2014–2019
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям