Абдыгул Чотбаев: «За всеми последними военными конфликтами в мире стоят США»

10:29, 8 Сентября 2014

Побеседовать с нашим блестящим генерал-полковником Чотбаевым мы решили в связи с 15-летней годовщиной Баткенской войны. В августе 1999 года на территорию Кыргызстана, в Баткенский район вторглись вооруженные бандформирования. Нам, журналистам, было не понятно, кто этот враг, с какой целью он к нам пришел. Военное начальство на брифингах мало что объясняло.

А моджахеды с каждым днем вели себя всё наглее, брали мирных жителей в заложники, убили милиционера. Позже начали обстреливать наши военные позиции. Всё закончилось с наступлением холодов. Но ровно через год всё снова повторилось. Тогда бандиты уже озвучили свои требования – Кыргызстан им был не нужен. Их цель – свержение существующей власти в Узбекистане. Тогда они взяли в заложники группу японских геологов и одного из наших генералов. Этот факт и привлек общемировой интерес к данному вторжению.

За время баткенских событий погибло около 50 наших солдат и офицеров. Несколько десятков получили ранения. В ту горячую пору командующим Объединённой группировкой силовых структур был генерал Чотбаев. Человек, который 13 лет командовал Нацгвардией и был жестоко избит митингующими 24 марта 2005 года. О том, что сам товарищ генерал-полковник думает о политических событиях в Кыргызстане и мире, наше интервью.

«Баткенские события были искусственно придуманы»

- Абдыгул Абдырашитович, в этом году исполняется 15 лет Баткенским событиям. Вы помните свои первые ощущения, когда только узнали о вторжении боевиков?

- Когда появилась первая информация, что в горах Баткенского района в ущелье, где есть горячие источники, появились вооруженные бородатые люди, первой мыслю было, что это раненные после гражданской войны из соседнего Таджикистана. В то время в Таджикистане только окончилась 10-летняя гражданская война, и информация о том, что раненные наведываются к этим горячим источникам подлечить свои раны, была и раньше. Границы как таковой, с колючей проволокой и прочими ограждениями, тогда не было. Кроме того, никаких агрессивных действий эти люди в отношении наших граждан не предпринимали. То есть, восприятия серьёзного не было. Но позже пошла информация, что они хозяйничают в наших населённых пунктах и даже берут первых пленных. Тогда появилась обеспокоенность. Я обратился к президенту Акаеву, заявил, что надо принимать какие-то меры.

- Можно сказать, что вторжение тех боевиков было первым серьёзным испытанием для Кыргызстана?

- Не только для суверенного Кыргызстана. За всю историю существования Кыргызстана и в составе Российской империи, и в составе Союза, это стало первой внешней военной угрозой, с которой мы столкнулись.

- Какой была армия в тот момент?

- Откровенно говоря, никаких серьёзных структурных, количественных или качественных изменений в нашей армии с тех пор не произошло, какой она была, такая и есть. Но на тот момент среди военных бытовало такое мнение: «Мы никому не угрожаем, и нам, по сути, не от кого ждать угрозы извне». Поэтому фактор внезапности внешней угрозы вызвал всеобщий шок и у руководства страны, и в народе, и в обществе. Мы военные, конечно, реагировали в рамках тех инструкций, что у нас были, но в целом все переживали настоящий шок.

- Изменилось ли теперь восприятие тех событий? Ведь тогда ещё не было понятно, кто эти бородачи-моджахеды, каковы их цели и что им надо. А сейчас, когда мы уже увидели столько войн и настоящих, реальных, и информационных все иначе…

- По истечении 15 лет сегодняшнее моё восприятие тех событий изменилось. Я внимательно отслеживаю события в мире, особенно войны и конфликты, и мелкие, и крупные – на Украине, в Сирии, Израиле, Палестине и т.д. Анализируя всё увиденное и услышанное, я прихожу к выводу, что Баткенские события тоже были частью большой геополитики. У меня нет конкретных доказательств этого моего убеждения, но меня не покидает ощущение, что эти события в Баткене в 1999 году кем-то были искусственно придуманы. С того дня, как я туда попал, анализируя действия нашего высокого политического руководства, военного руководства, некоторых моих коллег генералов, меня не покидает мысль – а не спектакль ли это был?

- То есть, и наши кыргызские политики были в этом замешаны?

- Я не думаю, что в этом был замешан лично Акаев, но госчиновники рангом пониже вполне возможно, что участвовали во всей этой постановке. Из числа тех моих коллег, кто носит погоны.

- Возможно, спектакль и был разыгран, но наши ребята гибли в реальности…

- Мы, люди в погонах, от рядового солдата до генерала, обязаны, призваны, давали присягу – в случае чего встать на защиту интересов государства, народа, выполнения своих функциональных обязанностей. А что делает политическое руководство страны или руководство нескольких государств, мы не обсуждаем. История всех войн от древнего мира до наших дней показывает, что всё это – одна сплошная политика. И те, кто всё это затевает, преследуют свои цели и задачи. Взять, к примеру, хоть Гитлера, который развязал Великую Отечественную войну, или 9-летнюю войну в Афганистане, или то, что Америка во всех частях света присутствует, и как только в какой-то конфликт влезает, там обязательны огромное количество жертв среди мирного населения – гибнут дети, старики, женщины. И кто за этим стоит, мы прекрасно знаем.

- А сами для себя пытались провести какое-то расследование, глубокий анализ тех событий, чтобы самому понять, что же это было?

- Почему-то я глубоко убеждён, что и Баткенские события, и война в Чечне, и события в Украине, и Афганистан, и Сирия, и Ливия, и Ирак – всё это звенья одной цепи. И за всем этим стоят Соединённые Штаты Америки.

- Государство как-то поддерживает военнослужащих, прошедших Баткенскую войну?

- Союз участников Баткенских событий недавно собрал более 31 тысячи подписей по Кыргызстану и направил в Жогорку Кенеш, чтобы добиться каких-то льгот. Сейчас существует только одна льгота, если участник Баткенских событий работает, то он освобождён от уплаты подоходного налога.

- И всё?!

- Да, эта льгота распространяется на афганцев, чернобыльцев и баткенцев. В этом вопросе, хотя я и сам афганец, в корне не согласен, когда по льготам к наши ветеранам ВОВ хотят приравняться и афганцы и баткенцы, и даже участники событий 7 апреля 2010 года. Это абсурд. Великая Отечественная война была страшной войной, и льготы для тех, кто спас Родину от фашизма, должны быть максимальными. Чуть поменьше – у афганцев. А у баткенцев они тоже должны быть, но ещё меньше, чем у афганцев. Но когда так называемые «герои» апрельской революции хотят приравняться к ветеранам этих войн, у меня в голове это не укладывается. Иной раз читаешь биографии тех, кто получили льготные квартиры за то, что был ранен 7 апреля, и приходишь в ужас. Там и уголовники, и преступники, и политики. Все в одном строю…

«Мне жалко, что людей использовали, как скотину»

- В вашей жизни, как и в жизни всей страны, произошёл серьёзный перелом – 24 марта 2005 года. Спустя 9 лет как вы оцениваете «тюльпановую революцию»?

- В последние дни, анализируя вновь и вновь события 24 марта 2005 года, свои поступки и поступки Аскара Акаева и сопоставляя их с событиями на Украине, я мысленно благодарю его за то, что он не заставил меня открыть огонь. Сказал бы одно слово: «Огонь!», я военный человек, сказал бы: «Есть!» и положил бы, наверное, не 87 человек. И как их «положить», я прошедший войну в Афганистане, знаю. Поэтому как бы его не критиковали, какие бы грехи на него не вешали, что бы обо мне не говорили за спиной, я скажу: «Аскар Акаев своей мудростью не допустил у нас Украины. Не допустил такой братоубийственной войны, как в Таджикистане». Я уверен, что американским проектом по уничтожению государства рядом с российскими границами, который они реализуют сейчас на Украине, по уничтожению этой страны, на тот момент были мы – Кыргызстан. И я считаю, что мы вышли из той ситуации с достоинством. Да, Аскар Акаевич покинул страну. Да, я вышел к толпе, чтобы не тронули моих гвардейцев, пожертвовал собой, сказал: «Рвите, убивайте меня, но не троньте солдат!»

- Тогда беснующаяся толпа вас избила, над вами издевались. Вы сильно разочаровались в нашем народе?

- Я бы не стал обобщать. Это была кучка людей, которых мне на тот момент было просто жалко, из-за того, что они просто потеряли человеческий облик. Они были одурманены горячительными напитками, может быть, наркотическими или психотропными веществами. Я не исключаю этого. Я уверен, что после того, как им дали воду и для храбрости немного водки, а потом агитировали и зомбировали, они потеряли рассудок. Журналисты мне предоставили много фото и видео того, как меня избивали. Позже мои ребята вылавливали тех, кто меня избивал и приводили ко мне. Я включал им видео, показывал фото, они падали на колени и говорили: «Товарищ генерал! Не было этого! Я не помню!» Я спрашиваю: «Последнее, что ты помнишь?» Все отвечают, что последнее, что запомнили, как собирались возле центра Назаралиева, пили там водку, а дальше ничего не помнят. Отсюда я сделал вывод, что в эти раздаваемые бесплатно напитки что-то добавляли. Может, на бутылку капельку, чтобы человек пёр, как зомби и не отдавал отчёта в своих действиях. Вы спрашиваете, разочарован ли я? Нет. Мне просто жалко, что людей использовали, как скотину.

- И всё-таки Акаев вас предал…

- Были моменты, когда я оставался один на один и прокручивал в голове все эти события тысячу раз, мне всегда хотелось найти ответ на вопросы: «Почему он так поступил? Почему это вообще с нами произошло? Что я в своих действиях сделал неправильно?» Я отвечал себе, если бы то же самое повторилось, я поступил бы точно так же.

- Вы лично его не предали, но ведь были люди, которые предали?

- Называть фамилии не буду, но отмечу, что в ту же ночь с 23 на 24 марта приходил ко мне один из самых приближенных людей и говорил: «Абдыгул Абдырашидович! Остались вы один! Все письменно дали добро предать Акаева!» Я ответил: «Я один остался, значит, буду один!»

- Вы были на похоронах его брата?

- Был.

- Эта ситуация, когда человек не может приехать даже на похороны родного брата, и есть возмездие?

- Это не возмездие. Я не знаю, какие силы или группировки создали такую ситуацию, когда человек не может проводить в последний путь родного старшего брата. Лично я этого не понимаю. Но, с другой стороны, если бы меня касалась подобная ситуация, я бы приехал, пусть бы меня хоть убили. Но я допускаю, что Аскар Акаевич не приехал, потому что была информация, что не действующая власть, не сторонники Акаева, а какие-то третьи силы спровоцировали бы у нас беспорядки. И не маленькие, а мощнейшие. Я в этом абсолютно уверен. Потому что, если бы генпрокуратура задержала его для получения показаний, как и планировала, то на улицы бы вышло большое количество его сторонников в его поддержку. И этой ситуацией обязательно кто-нибудь воспользовался. А потом вину свалили бы на действующую власть и на сторонников Акаева. Поэтому он, в этой ситуации пожертвовав моралью, не проводив старшего брата в последний путь, поступил мудро. Ради спокойствия Кыргызстана он так поступил.

«Жаныш стоял, как бедный сирота»

- Чем вы занимались во времена Бакиева? Были ли на вас гонения?

- Был Совбез, на котором председательствовал Мирослав Ниязов. Меня сначала наказали, объявили о неполном служебном соответствии, потом по истечении времени это взыскание сняли и другое применили – снять с должности. Я смеялся, это как если бы человека приговорили к расстрелу, расстреляли, а потом приговор отменили, и просто уволили. На мою должность назначили моего заместителя Султана Курманова. Мы с ним вместе учились в академии, в Афганистане в одно и то же время в одном батальоне воевали. А когда он вышел на пенсию и оформил её в Казахстане, я его как гражданского человека принял гражданским специалистам в Нацгвардию. Так вот, когда Курманбек Бакиев с ним встречался и обсуждал его назначение, он сказал: «Чтобы духа Чотбаева не было в Нацгвардии!» И этот мой бывший зам исполнил волю Бакиева на сто процентов. И устроил настоящие гонения. В первый же день, когда его представляли, я сидел в кресле, которое мне подарили. Я его поздравил, говорю: «Пусть это кресло по традиции будет передаваться командующим!» Забегая вперёд, скажу, когда его снимали, он хотел это кресло с собой унести, его поймали и кресло отобрали… А потом он начал придираться к моему сыну. Сын тоже работал в Нацгвардии. Молодого офицера довели до того, что он глотал валерьянку. Прессинг усиливался, и он принял решение уволиться. Пытался себя найти, работал в турецкой фирме. Но он прирождённый военный, он без армии не мог жить. Мне было очень жаль сына, фактически ломалась его судьба. Я принял решение, пошёл к Конгантиеву, министру внутренних дел, и попросил организовать встречу с Жанышем Бакиевым. В тот момент Нацгвардию планировали переподчинить СГО. Встреча состоялась. Мы с Жанышем ровесники, он генерал-лейтенант, я генерал-полковник. Я ему прямо сказал: «Можете меня расстрелять, но оставьте в покое моих детей! Не ломайте их судьбу!» Он внимательно выслушал, при мне сделал звонки министрам и сказал: «Пусть сын придёт ко мне, я попрошу у него извинения и будем восстанавливать». Это было отрадно слышать…

- И реально извинился?

- Я не пустил сына к нему. Мне было достаточно того, что он мне сказал это. Жаныш позвонил Калыеву, и сына восстановили. Сейчас он служит, весь отдаётся службе. Уходит, когда я ещё сплю, приходит, когда я уже сплю. Раньше то же самое было, только наоборот.

- А вы были без работы?

- Я официально не работал, занимался чисто общественными делами в нескольких Общественных организациях афганцев и военнослужащих. Жаныш, когда узнал об этом, предложил работать совместно, так как он возглавлял Фонд «Правопорядок и безопасность». И наша организация совместно с его фондом подписали двустороннее соглашение о сотрудничестве и проведении военно-патриотических и спортивных мероприятий. Провели в Караколе большой футбольный турнир среди школьников, организовали несколько соревнований по стрельбе из пневматики, бильярдные турниры и во многих школах глубинки проводили встречи школьников с военными, уроки мужества и военно-патриотические мероприятия. Такое сотрудничество длилось 6 месяцев. Шёл 2008 год. А потом, как говорится, человека погубила жадность, зависть и больное самолюбие. При проведении очередного мероприятия Клуба генералов Санкт-Петербурга, мои друзья пригласили и меня. А так как мы на тот момент активно сотрудничали, я их уговорил пригласить и Жаныша Бакиева. Они его тоже пригласили. Мы вдвоём летали, но после этого мероприятия наша совместная деятельность закончилась.

- Почему?

- Когда там, в Санкт-Петербурге адмиралы, генералы, с кем я учился и проходил военную службу, меня обнимали, мы хохотали, обсуждали общие интересы, общие воспоминания, он, милицейский генерал, никому не известный, стоял в стороне, как бедный сирота. Я почувствовал, что он завидует, хотя его тоже с почётом встречали, подарили ценные подарки, предоставляли слово для выступлений. Но звездой на мероприятии был я. И зависть его убила. Туда летели, мы сидели рядом в бизнес-классе, обратно я сидел в конце самолёта. А потом ребята из его Фонда дипломатично мне намекнули, что сотрудничество закончилось.

- В тот период уже слухи ходили, что он страшный человек и стоит за всеми этими убийствами.

- Непосредственно с ним мы сталкивались дважды, первый раз, когда я с ним разговаривал по поводу сына и второй раз в этой поездке.

- И как вы жили без работы?

- Позже меня пригласил тогдашний мэр Бишкека Нариман Тюлеев на пост советника по вопросам местных сообществ – курировать квартальные и домовые комитеты, ветеранские вопросы. Мне выделили кабинет, я общался с людьми, которые пытаются пробиться к чиновникам, обивают пороги, сидят в приёмных, чтобы высказать свои проблемы. Я выслушиваю бабушку или дедушку по два-три часа, по 20 раз одно и то же. Не перебивал, чтобы не раздражать. И вот я его или её слушаю, поддакиваю, делаю умное лицо, а когда он или она выговорится, то встаёт и говорит: «Сынок, я 7 лет не могу ни к кому на приём попасть. Ты первый, кто меня принял и выслушал. Я знаю, что мой вопрос не решится. Но я удовлетворён и больше сюда ходить не буду». Иногда человека надо просто выслушать.

- Тюлеев действительно был хорошим мэром?

- В суверенном Кыргызстане я проработал со всеми мэрами. И самым деловым и хозяйственным был Тюлеев. И на второе место по хорошей работе я поставил бы Ису Омуркулова. На третьем месте – Борис Силаев. У каждого человека есть плюсы и минусы. У Бориса Ивановича было больше говорильни, чем конкретных дел. У Тюлеева наоборот, он не мог говорить, но делал дело. А Иса и говорил, и работал в меру.

«Надо быть хоть и маленьким, но гордым»

- Как оцениваете суд по событиям 7 апреля 2010 года?

- По срокам, я думаю, приговор реальный, справедливый. Хорошо, что простых альфовцев, СГОшных арстановцев, нацгвардейцев оправдали. И по большому счёту, даже если бы доказали, что они стреляли, их надо было оправдать. Они исполняли приказ.

- А вы считаете, надо было свергать Бакиевых?

- Обязательно надо было. Они превратили страну в частную собственность.

- На повестке дня день Независимости Кыргызстана. С какими чувствами вы встречаете этот праздник?

- День независимости Кыргызстана совпал с днём бракосочетания с моей супругой. Поэтому в этот день я предпочтение отдаю своему браку. В этом году 33 года нашей совместной супружеской жизни!

- О, поздравляю от всей души!

- А если серьёзно… Я всегда говорю, при Союзе мы, Киргизская ССР, зависели от одной Москвы. А с приобретением независимости мы зависим от США, Китая, Узбекистана, Казахстана, России, даже от каких-то конкретных лиц, политиков. Иной раз думаешь: «На фига такая независимость?!»

- Как выжить маленькому Кыргызстану в условиях глобального мира?

- Наша маленькая страна все эти годы пыталась выстроить со всеми хорошие отношения. Мы так заигрались, что не заметили, как американцы сделали у нас госпереворот и обосновались на военной базе. После этого было множество политических потрясений. Сейчас у нас парламентская страна. Но кто наша элита? Из 120 депутатов на сотню возбуждались уголовные дела. Из всех депутатов я только пятерых могу назвать чистыми и порядочными. Остальные все запачканные. Потом, когда встречаю знакомых депутатов, они возмущенно так спрашивают: «Ты кого имел ввиду?» Я всем отвечаю: именно вы возглавляете эту пятёрку! (Смеется – ред.) В этой жизни, когда всё надоедает, хочется всем подпевать… А в случае с нашей страной хочется сказать: «Хватит нам всем подпевать! Пусть мы маленькая, голожопая страна, но пора нам становиться гордыми. Если мы государство, так пусть наши соседи, независимо от того, какими бы мощными и богатыми они не были, воспринимают нас, как себе равных. Не надо ни перед кем преклоняться!

- Что пожелаете кыргызстанцам в честь Дня Независимости?

- Пожелать хочется, чтобы каждый член нашего общества принимал информацию осознанно. Не шёл на поводу толпы. Чтобы у нас госперевороты, митинги, акции протеста прекратились. Все прекрасно понимают, что делают это не они, активисты, раскачивающие толпу, а их кукловоды. Кто-то за деньги продается, кто-то за еду, а кто-то за 100 грамм водки. Хватит нам продавать свою страну! Всё надо делать от сердца, с умом и правильно. Хочется пожелать нашему Кыргызстану процветания. Я оптимист и уверен, что у нас будет всё хорошо!

Лейла Саралаева

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям