Чыныбай Турсунбеков: «На мир я смотрю глазами ребенка»

10:54, 28 Января 2015

Лидер парламентской фракции СДПК Чыныбай Турсунбеков в кыргызской политике человек новый. Его опыт – всего 4 года. Хотя за плечами богатая биография – он президент Союза предпринимателей Кыргызстана, генеральный директор ЗАО «Акун», член Союза писателей СССР, академик Академии Чынгыза Айтматова, автор поэтических сборников и монографий, создатель и переводчик иллюстрированного альбома по эпосу «Манас», вышедшего на трех языках. О том, как поэт стал бизнесменом, а потом и политиком, наше интервью.

О лирике

- Чыныбай Акунович, у вас богатая биография. Вы поэт, успешный бизнесмен и депутат. Кем вы себя ощущаете в большей степени?

- В последнее время я ощущаю себя больше политиком. Не таким искусным, коими являются большинство наших маститых депутатов, которые 15-20 лет находятся на политическом Олимпе. Но, по крайней мере,  прошедшие 4 года  научили меня  понимать все тонкости кыргызской политики. По-моему, некоторые отечественные политики потеряли чувство реальности, перестали быть искренними. Они выбирают популизм в качестве своей основной политической позиции. Я думаю, это неправильно.  Считаю, что главной чертой политика должна быть искренность.

- Как в вас уживается и поэтическое начало, и жилка бизнесмена? И романтизм, и материализм одновременно?

- Я с детства много читал, и книги привили мне романтическое отношение к жизни. В детстве, после прочтения книги Аркадия Гайдара «Тимур и его команда»  я создал свой собственный отряд тимуровцев в родном селе. Мы с ребятами охраняли природу, не разрешали сельским ребятам ломать деревья. Помогали пожилым людям по хозяйству, устраивали субботники. Это все благодаря чтению. Но в то же время мое детство не было безоблачным и беззаботным. Я родился в многодетной семье. У родителей нас было десять детей, я шестой ребенок. В семье всегда чувствовалась нехватка финансов не смотря на то, что отец много трудился в колхозе. Его зарплаты не хватало. Это в какой-то мере оставило отпечаток в моей жизни. С тех пор я всегда жил и живу между романтикой и реальностью.

- А какие произведения на вас произвели самое неизгладимое впечатление и послужили становлению вас как личности?

- Все произведения Чингиза Айтматова, стихи Алыкула Осмонова, поэма Шота Руставелли на кыргызском языке «Витязь в тигровой шкуре», романы Джека Лондона. На самом деле я перечитал все книги, которые были у нас в сельской библиотеке.

- Какую профессию вы выбрали изначально?

- Со школьных лет я мечтал связать свою жизнь с литературой. С 5-го класса под влиянием моей классной руководительницы – молодой выпускницы Караколького пединститута Шарапат Ибраевой - я начал писать стихи. Она была творческой личностью. На уроках мы под ее руководством ставили спектакли по пьесам из школьной программы. Позже я уже сам начал писать и сценарии. Поэтому после школы я поступил в Национальный государственный университет на факультет кыргызской филологии. После его окончания работал редактором в издательстве "Кыргызстан". В 1985 году вышел мой первый поэтический сборник "Журоктогу жанырык". Но я не стал ограничиваться только поэзией, параллельно занялся наукой, закончил аспирантуру,  успешно защитил кандидатскую диссертацию и стал преподавателем кыргызской литературы в  Национальном университете.

О бизнесе

- Как вас занесло в Турцию?

- После распада Советского Союза Турция была одной из первых стран, предложивших помощь нашей молодой республике. В турецких вузах обучалось около 1000 кыргызстанских студентов.  Я был представителем Министерства образования Кыргызской Республики в Турции, курировал учебу наших студентов. В то время послом Кыргызстана в Турции был Толомуш Океев. По роду своей деятельности мне приходилось часто бывать в нашем посольстве.  Как-то Океев предложил мне круто изменить свою жизнь, связав ее с дипслужбой. В МИДе начал решаться вопрос о назначении меня первым секретарем в посольство Кыргызстана в Турции. Я должен был пройти стажировку в МИДе и поэтому, взяв отпуск, вернулся в Бишкек. В это время Министерство образования  начало готовить на мое место другого человека. Когда моя стажировка завершилась, правительство Кыргызстана ушло в отставку, и мой вопрос так и повис в воздухе. Я вернулся в Турцию, а через неделю пришел приказ о назначении на мое место другого человека. Таким образом, я остался в чужой стране без работы и без зарплаты, с женой и двумя детьми. Ситуация была не лучшая. Но и возвращаться домой через неделю, после того как я попрощался со всеми родными на целый год, мне самолюбие не позволяло. Тогда я и начал заниматься бизнесом. Мне помогло то, что в Турции я увидел совершенно другую жизнь, понял, что такое рыночные отношения, получил представление о том, как надо заниматься бизнесом и, самое главное, у меня были  друзья среди турецких бизнесменов. В течение трех лет я ставил на ноги свой бизнес, а в 1997 году вернулся с семьей в Кыргызстан.

- С чего вы начали свой бизнес?

- Я первым в Бишкеке в 1994 году открыл частную пекарню, где пекли турецкие батоны. Позже такую же пекарню открыл в Чолпон-Ате. Затем занялся мукомольным бизнесом. Кроме того, поставлял разнообразные товары в Кыргызстан. Например, я впервые завез в нашу страну водонагреватели. Занимался поставкой мебели, обоев, школьных рюкзаков, в общем всего того, что пользовалось спросом здесь. У меня была возможность под личную гарантию, без предварительной оплаты получать в Турции товар и поставлять их в Кыргызстан. Это был большой плюс.

- Мука вашей фирмы «Акун» считается самой лучшей. Я как хозяйка предпочитаю муку этой фирмы, тесто получается более эластичное и по цене дешевле. В чем секрет?

- А никакого секрета нет. Во-первых, мы закупаем качественное кыргызское зерно,  а также  завозим зерно из северного Казахстана. Во-вторых, при производстве используем высокие технологии, у нас лучшие специалисты и суперсовременное оборудование. Плюс ценовая политика умеренная. Я ничего не скрываю от тех, кто только начинает заниматься мукомольным бизнесом. Открыто и от души делюсь опытом с начинающими коллегами. Так что я даже с гордостью могу сказать, что у меня есть школа мукомолов. (Улыбается)

О журналистике

- Вы автор многих статей, книг, публикаций. Что скажете о состоянии кыргызстанских СМИ?

- Я считаю себя в какой-то мере журналистом, так как несколько лет работал корреспондентом радио «Азаттык» в Турции. Поэтому об этой профессии знаю не понаслышке. Слежу за СМИ и могу сказать, что за годы независимости кыргызскоязычная журналистика сильно изменилась. Стала не только очень свободной, но и в какой-то степени уличной. Обывательский, уличный язык кыргызскоязычной журналистики вытеснил литературный. Все это произошло не от хорошей жизни. Кыргызскоязычная журналистика хотела стать более популярной среди народа и пошла по пути отказа от литературного языка, в результате язык кыргызскоязычных СМИ стал не просто легким и доступным, а уличным.  

О политике

- Ваш путь политика начался с 2010 года. Почему вы выбрали именно партию СДПК?

- На мой выбор влияние оказал Алмазбек Шаршенович Атамбаев. В 2007 году, когда он был премьер-министром, казахское правительство ввело запрет на вывоз муки и зерна из Казахстана. Хлеб у нас начал сильно дорожать. Как глава правительства, Атамбаев собрал всех мукомолов и руководителей пекарен, чтобы узнать первопричину проблемы. Тогда мы и познакомились. Возможно, ему импонировала моя искренность, и в мае 2010 года он пригласил меня, предложив работу в правительстве. Я отказался, сославшись на то, что как бизнесмен далек от госслужбы. Позже, в августе 2010 года, он предложил мне стать депутатом от его партии. Он сказал мне: "Чыныбай, мы хорошо знаем, что ты можешь прокормить себя, но ведь и о народе надо подумать". Эти слова затронули мою душу и стали решающими в моем выборе.

- Я помню вас на вашей первой пресс-конференции в качестве депутата. Честно говоря, было видно, что вы не в своей тарелке. Сегодня вы лидер фракции СДПК в парламенте. Как вам удалось адаптироваться в политике, и с какими трудностями вы столкнулись?

- Первые месяцы были трудными. Я хорошо ориентировался в бизнесе, возглавлял бизнес-сообщество кыргызских предпринимателей, мог озвучивать и решать все проблемы бизнесменов, мое слово имело вес. А в политике я был новичком и авторитет пришлось завоевывать по-новому. Многому я научился, общаясь с такими матерыми политиками как Кулов, Текебаев и другие, у которых был богатый опыт в политике. У меня есть особенность, на мир я смотрю глазами ребенка, люблю учиться всему новому. Благодаря этой особенности мне удалось преодолеть все трудности. А трудностей было достаточно – начиная от отношений со своими однопартийцами, для которых я был человеком новым, незнакомым, заканчивая взаимоотношениями с оппонентами, которые рады в любой момент «завалить». Позже мне удалось найти общий язык и с соратниками по партии, и с оппонентами. В любой ситуации я стараюсь оставаться самим собой, иду по выбранному пути, с которого не схожу. И постепенно у меня увеличивается количество сторонников.

- Вы специалист по эпосу «Манас». Мудрость народного эпоса помогает вам в принятии важных политических решений?

- В детстве я читал вслух эпос «Манас» своему отцу. И многие строки этого эпоса не забыл до сих пор. Не случайно кыргызы придают большое значение эпосу, особенно, когда тяжело, мы стараемся найти в нем народную мудрость. Манас для меня – основатель кыргызской государственности на самом начальном этапе. Он сумел собрать разные роды и племена кыргызов и родственных народов в единую нацию. Я всегда задавал себе вопрос, почему эпос «Манас» так глубоко остался в памяти народа? Думаю, благодаря его объединительной силе. И сегодня вопрос объединения нации как никогда актуален.

- Поговаривают, что вы имеете большое влияние на президента Атамбаева. Это так?

- Не совсем так. Атамбаев - умудренный жизнью, очень начитанный человек. Он хорошо знает религию, историю кыргызов. У него есть стратегический план по развитию экономики страны. Он знает как поставить страну на ноги. Это человек с государственным мышлением. Когда он принимает решение, то исходит из своего виденья и понимания ситуации, и думает, как это решение отразится на жизни народа. Поэтому каждое решение он обсуждает со своими единомышленниками. Мы знакомы и общаемся  последние четыре года, и это общение обогащает меня духовно. Я не могу сказать, что до конца узнал Атамбаева как человека, но убежден, что он старается работать так, чтобы после себя оставить хорошую память.

- Вот уже несколько лет не утихает критика в отношении окружения президента. Вас, к примеру, пытались обвинить в рейдерстве ликеро-водочного завода. Эта критика обоснована?

- Нет, не обоснована. Я вначале недоумевал, не понимал, как можно так исказить события, но потом понял, что в политике бывает всякое. Если ты чей-то политический оппонент, кому-то мешаешь, на тебя ищут компромат. И даже если ничего компрометирующего на тебя лично не находят, то его придумывают. Ликеро-водочный завод купил не я, а люди, с которыми я работаю.  Завод был выставлен на аукцион и приобретен был законно. По моим данным, уголовное дело было возбуждено по запросу депутата от партии "Ата-Журт"  Улукбека Кочкорова. Два года шло расследование, но, так как ничего не нашли, дело прекратили. В свое время по инициативе Ахматбека Кельдибекова  была создана депутатская комиссия, куда вошли Равшан Джеенбеков, Надира Нарматова и Курманбек Дыйканбаев. Комиссия три месяца рассматривала это дело, исследовала все документы, приглашала различных специалистов и в результате пришла к выводу, что ни по одному пункту не было нарушений, то есть ничего криминального не нашли. Позже Ахматбек Келдибеков, уже сидя в тюрьме, через Жылдызкан Жолдошеву принес мне свои извинения. Передал, что его ввели в заблуждение.

О выборах

- Чем ближе парламентские выборы, тем жестче станет критика. Расскажите об участии партии власти в предстоящих выборах.

- В Кыргызстане у народа доверие к власти очень низкое. Так было всегда. А к партии власти наши люди относятся с еще большим недоверием, потому что жизнь в стране, откровенно говоря, ненамного улучшилась, энергетика переживает кризис, плюс внешние факторы – падение курса сома, рост цен на товары. Все это влияет на настроение электората. Все это будет влиять и на результаты выборов. Да и проведение выборов в нашей стране всегда сопровождалось недоверием нашего населения . Поэтому позиция СДПК– это проведение честных и прозрачных выборов. В 2012 году я во главе с делегацией депутатов посетил Монголию и там мы изучили опыт проведения выборов по биометрическим данным. Алмазбек Шаршенович несколько раз общался с президентом Монголии по этому же вопросу. По общему мнению, подобные выборы максимально честные и результаты подделать не возможно. Поэтому мы и инициировали проведение выборов по биометрическим данным. Когда мы начали активно продвигать эту идею, один маститый политик спросил: «Чыныбай, зачем вам это надо? У вас и без того есть административный ресурс». Я ответил: «И Акаев, и Бакиев пришли к власти через фальсификацию выборов. Мы все знаем, где сейчас и тот, и другой. Только честное отношение к своему народу оставит нас в стране». Я думаю, что народ  тонко чувствует и видит где справедливость, честность и желание работать во благо страны, а где личные интересы. Поэтому наш народ  дважды выгонял  из страны нечестных политиков. Мы не хотим быть третьими. Поэтому и вводим выборы по биометрическим данным. Кто-то должен был этот процесс начать. Рано или поздно эти усилия будут оценены и дадут положительные результаты. Этот шаг и есть первый сигнал того, что партия СДПК стремится провести честные выборы.

- Вы сказали радио «Азаттык», что Мырзакматов хотел сотрудничать с партией СДПК. Каким образом это было?

- В политсовете партии «Улуттар биримдиги» есть Кубан Мамбеталиев, известный журналист и публицист, которого я считаю своим агаем. Он пришел ко мне от имени Мырзакматова, мы несколько раз встречались, старались найти общие точки соприкосновения. Но пока шли переговорные процессы, на Мырзакматова было возбуждено уголовное дело, поэтому точка в этом вопросе не была поставлена. С предложением сотрудничества к нам обращались и другие партии, не только партия Мырзакматова. Я - человек открытый, поэтому со всеми веду переговоры, а потом провожу консультации с другими членами партии.

- То есть, возможно, слияние СДПК с какими-то другими партиями?

- Со многими партиями у нас хорошие взаимоотношения.  С некоторыми из них у нас  много общего, нас сближает схожесть идеологии. Но решение остается за политсоветом партии, который определяет ее политику.

Лейла Саралаева

Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям