Динара Суймалиева: «Мы работаем только на интересы Кыргызстана!»

12:19, 19 Июня 2015

Профессионализм и честность, ответственность и преданность своему делу и, конечно же, огромная любовь к родному Кыргызстану сделали нашу героиню одной из успешных женщин в нашей стране. Мало тех, кто не помнит её потрясающие, кричащие болью фильмы «Гастролеры», «Без лица», знаменитое ток-шоу «Злое перо» и дебаты. Чем живет, какие планы на будущее, мы узнали у самой директора Национального Филиала Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» в Кыргызской Республике  Динары Суймалиевой.

-Динара, у каждой сильной и успешной личности своя история успеха. Каким был ваш путь?

-Честно говоря, я не рассматриваю себя через призму успешности, и вообще к понятию успех отношусь с большой осторожностью. Мне кажется, что это некое очень поверхностное, внешнее восприятие человека. Мне как критерии гораздо ближе другие понятия: эффективность, востребованость. Если говорить об успехе в нашем деле, то есть, в журналистике, то он достаточно быстротечен. Написал хорошую статью или снял хорошую телепередачу, выпустил фильм – это успех, но ровно на день, когда тебя читают и смотрят. Дальше все надо начинать сначала и никто не гарантирует, что следующая работа будет услышана, оценена и одобрена. Я считаю, что наша работа это как спринтерский забег. Ты все время должен быть в тонусе. Иначе очень легко оказаться за профессиональным бортом.

А что касается трудностей в нашей работе… Я по натуре своей любопытный и азартный человек. Поэтому я не могу сказать, что занимаюсь своей профессиональной деятельностью, преодолевая все время какие-то препятствия и тернии. Я всегда занимаюсь только тем, что мне интересно. Я называю нас, журналистов, всесторонними дилетантами. Мы беремся за все, мы подсматриваем жизнь в хорошем смысле этого слова. Мы наблюдаем, пытаемся её анализировать. Поэтому мы должны быть очень разносторонними.

- А правда, что вы пришли в журналистику из другой сферы?

- Да, вообще я в журналистику пришла, можно сказать, случайно, но вполне осознанно. По образованию я историк, заканчивала аспирантуру по философии и всегда думала, что я буду заниматься научной деятельностью. Четыре года проработала младшим научным сотрудником. Готовила диссертацию на тему «Роль интуиции в философской системе Ибн Сины». Но в «лихие» девяностые я вдруг поняла, что реальная жизнь, реальные перемены и, в конце концов, реальная философия происходят за окнами Академии наук. И я ушла в журналистику. Сначала в пишущую, но очень скоро перешла на телевидение. Так я для себя решила: мне важно быть за окном.

Начало моей журналистской деятельности для меня оказалось довольно удачным. Мне повезло, я прошла отбор на место телеведущей программы «Вместе», которая выходила в прямом эфире каждый день на ОРТ. И, конечно, мне повезло со временем своего профессионального становления, потому что я работала в одном информационном пространстве с такими корифеями телевидения, как Леонид Парфенов, Татьяна Миткова, Светлана Сорокина. Я получала большие уроки свободы, уроки профессионализма, новых форматов. И самое главное, уроки честности. Сегодня, увы, совсем другие времена. Мир вновь поляризован, и информационные войны, к сожалению, стали главным инструментом геополитических противостояний. Журналистика все меньше информирует и все больше форматирует общественное сознание. Сохранять адекватность и понимание реальных процессов сегодня очень трудно не только телезрителям, но и журналистам.

- Где вы работали после возвращения из Москвы?

- На «Пирамиде». Это произошло довольно просто, позвонила, попросилась на работу. Меня взяли главным редактором. Не скажу, что мои новые коллеги очень были рады меня видеть, потому что на тот момент там был сильный слаженный коллектив, который во мне увидел чужака. Но вскоре мы сработались. В общем, на «Пирамиде» я поработала в самый её звездный период. В те времена телекомпания «Пирамида» была единственным источником правдивой информации, освещала то, что в стране больше не освещал никто. Я имею в виду, из телекомпаний. Да и телекомпаний тогда было очень мало. Конечно, были трудности, нас «пасли» спецслужбы, с нами вели душещипательные беседы, нам выключали эфир и т. д. Но это был потрясающе интересный период. И с того времени, начиная с аксыйских событий, я, наверное, не пропустила ни одного митинга, ни одного крупного события в стране, освещая их ход. Не от глупого геройства. А от желания быть адекватной - ситуации, своей стране. Это непередаваемое чувство причастности к истории, драйва. Я просто понимала, что если я сегодня не выйду на площадь, то я пропущу что-то очень важное для понимания процессов, и соответственно, потеряю какое-то профессиональное чутье.

- Я помню времена, когда многие с нетерпением ждали ваше ток-шоу «Злое перо»… Какую вы ставили цель перед собой тогда?

- Мне хотелось поднять общественную дискуссию на более качественный, глубокий и, главное, конструктивный, уровень. Вы знаете, среди наших молодых коллег очень часто неправильное, превратное понимание, допустим, уели интервью. Они считают, что главное это разоблачение собеседника. Для меня главное - не разоблачить, а раскрыть человека, заставить его думать, размышлять, попытаться найти системные причины происходящего и системные решения. Не знаю, насколько мне это удавалось, но, по крайней мере, я пыталась это делать. В нашем обществе очень много противостояния, очень много поляризации, и много неоправданного желания не менять своих позиций. Я бы назвала это политической заданностью. Мне хотелось, чтобы люди друг друга услышали, были конструктивны и рациональны, потому что всегда есть точки соприкосновения и можно двигаться вперед совместно. Вот это для меня было важнее.

- А на президентских и парламентских дебатах вы разве не пытались разоблачить?

- Я пыталась показать людей такими, какие они есть, старалась вызвать в них искренность. Думаю, что при этом я была достаточно корректна. Получалось ли? Людям виднее.

Вообще в интервью с высокопоставленными чиновниками, политиками я всегда пытаюсь озвучить те вопросы, которые витают в обществе. Для того, чтобы, отвечая на них, они разряжали общественное напряжение. Это, на мой взгляд, одна из главных миссий журналистики.

- Динара, были ли в вашей профессиональной деятельности такие моменты, когда вас, известного журналиста, пытались подкупать или склонить в чью-то сторону?

- Знаете, мне никогда не делали грязных предложений в моей профессиональной работе. Мне никогда никто не подсовывал вопросов, со мной даже не говорили на эту тему. Я расцениваю это как уважение ко мне и моей работе. Да и времена сейчас не те. Политики сами рады отвечать на самые острые вопросы. Они, наконец, поняли, что отвечая на них, можно снять хотя бы часть вопросов и претензий в свой адрес со стороны общества. Поэтому если меня о чем-то и просят, так это задать побольше острых и актуальных вопросов.

-А что дает вам работа в телекомпании «Мир»?

-Все-таки пройдя несколько кругов глубокого погружения во внутреннюю политику, я вдруг поняла, что очень многие процессы у нас в стране, происходят под внешним влиянием. Это и факторы глобализации, и геополитики. Поэтому очень важно быть на внешних рубежах нашего информационного поля. Защищать и продвигать национальные интересы на региональных и мировых информационных пространствах. Вот поэтому я вернулась в телекомпанию «Мир».

-Которую почему-то многие считают российской… Так ли это?

-Знаете, многие заблуждаются, считая нас российской телекомпанией. Мы ни в коем случае не являемся российской телекомпанией. Мы являемся кыргызским национальным представительством межгосударственной телерадиокомпании «Мир». То есть, мы равноправная часть большой телекомпании, учрежденной главами девяти государств и акционерами которой, соответственно, являются правительства этих девяти стран на равных долях. Мы каждый день ведем борьбу за наши национальные интересы. Я не скажу, что там, в штаб-квартире в Москве заточены нас как-то форматировать или как кажется некоторым, политически цензурировать. Московские редакторы помогают лишь постоянно держать профессиональную планку. И в этом смысле лучшей, чем у нас школы журналистики, пожалуй, в Кыргызстане нет. Но в эфире всегда присутствует наш взгляд на внутренние события, проблемы, процессы, происходящие в Кыргызстане, а не московский. Информация из Кыргызстана подается только нашими глазами, а не глазами российских журналистов. И я могу точно сказать: мы работаем только на интересы своей страны – Кыргызстана. Потому что мы его граждане и не меньше болеем за свою страну, чем все записные патриоты. Знаете, я вообще не люблю рассуждать про патриотизм. Мы просто делаем свою работу, направленную на защиту и продвижение интересов Кыргызстана во внешнем информационном пространстве.

- Но хотелось бы, чтобы Кыргызстан присутствовал чаще и больше в эфире «Мира».

- По расчетному ключу Кыргызстан должен финансировать нашу телерадиокомпанию на 3 процента от общего бюджета. Но по факту финансирует на 0,7. Штат российского филиала 700 человек, у нас 50. Финансирование Казахского филиала, Белорусского превышает наше финансирование в три-пять раз. Но даже в этих условиях в соотношении по производству контента, мы далеко не последние. Первое место держит Россия, второй идет Беларусь. А мы с Казахстаном спорим, нередко оказываясь впереди, несмотря на то, что в Казахстане два офиса «Мира» – в Астане и Алматы.

Тем не менее, мы в этом году запустили очень много проектов и наши коллеги из других стран подняли такую волну возмущения, почему это кыргызам столько эфира дали! На что им сказали: делайте, и вы будете в эфире.

- Расскажите, пожалуйста, о ваших новых проектах? В чем их особенности?

- Мы запустили ряд новых сугубо кыргызских национальных проектов. Например, мы делаем программу «Другая Азия». Наша цель – показать, что Кыргызстан в Центральной Азии другая страна. Это не только страна с восточным колоритом, но страна продвинутой молодежи, талантливых изобретателей, прогрессивных женщин и т.д. То есть, мы показываем совершенно новый Кыргызстан – современную, динамично развивающуюся страну. Мы делаем также программу «Сильнее судьбы» о благотворительности, меценатстве и просветительстве. Это программа о тех, кто помогает людям и тех, кто нуждается в помощи. Я очень рада, что мы начали такую серьезную социальную и в то же время очень непростую программу. Непростая в том плане, что авторам программы постоянно приходится сталкиваться с человеческой болью и пропускать ее через себя, что очень тяжело морально.

Мы сейчас готовим еще один новый проект о традициях института семьи в Кыргызстане. И о том, как эти традиции модернизируются. Это будут истории и знаменитых, и рядовых семей, сельских и городских. На семье держится страна, государство. Конечно, сегодня мы наблюдаем и разрушение каких-то традиций института семьи. Но всё же мы сохранили и имеем много преимуществ и сильных сторон в сравнении с семейными традициями других стран. Проект мы назвали «Семь отцов». Мне кажется, именно на кыргызском понятии «жети ата» держатся преемственность поколений и своего рода общественная субординация, основанная на уважении к старшим, любви к младшим.

Бахтияр ШАМАТОВ 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям