Кого Кыргызстан потерял в лице Темира Джумакадырова...

13:10, 11 Августа

3 апреля 2017 года проходило очередное заседание Национального совета устойчивого развития под председательством на тот момент президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева. В помпезном зале “Энесай”, отстроенном накануне в Госрезиденции, восседала вся верхушка Кыргызстана – от акимов, мэров и министров до спикера, премьера и президента.

Для команды Атамбаева это было самое стабильное время. Однако предстоящие президентские выборы слегка щекотали нервы неизвестностью.

Мы, журналисты, сидели напротив политэлиты и, пристально вглядываясь в каждого, полушепотом обсуждали между собой, кто из команды ныне действующего главы государства мог бы стать достойным преемником. Под светом софитов хорошо смотрелись молодые ухоженные мужчины в ладно сидящих костюмах. Большинство журналистов единогласно склонялись к кандидатуре Сапара Исакова – активный, энергичный, положительно проявивший себя на международной арене. Звучало имя и Абдиля Сегизбаева, главы Комитета национальной безопасности.

Неожиданно один из российских журналистов произнес: “Исаков и Сегизбаев – достойные ребята. Но я советую присмотреться с Темиру Джумакадырову. Он, несмотря на молодость, по-настоящему соответствует всем требованиям к будущему президенту”. Невольно наши взгляды устремились на статного секретаря Совета обороны, весь его облик источал уверенность и стабильность. Почему-то возникло чувство безопасности, как в детстве, когда знаешь, что умные и опытные взрослые надежно защитят тебя...

Иссык-кульский парень

Темир Джумакадыров родом из Чолпон-Аты. Его отец, Курмангазы Джумакадырович Шамшитдинов, когда получал свидетельство о рождении, уговорил грозных работниц загса записать первенцу в графе “фамилия” имя своего отца – Джумакадыра. В СССР образца 1979 года сделать это было архисложно. Но Джумакадыр Шамшитдинов был человеком уважаемым и хорошо известным – историк, работник профсоюзной организации. Возможно, по этой причине и удалось дать новорожденному эту звучную фамилию. И не зря, ребенок рос смышленным и любознательным, покладистым и послушным.

После шестого класса Темир с согласия родителей переехал в дом к деду Джумакадыру, чтобы помогать, и перешел в чолпон-атинскую школу имени Кирова. Эта школа была одной из сильнейших в области, с крепкими традициями, заложенными со дня основания в далеком 1935 году. В двуязычной школе преподавали заслуженные педагоги, которые дали прочные, фундаментальные знания нескольким поколениям чолпонатинцев. Но в начале 90-х, когда Союз развалился, эта школа переживала кризис. В тот период и появился в школе новый ученик Темир Джумакадыров.

Людмила Николаевна Ворочева, замдиректора по воспитательной работе того времени, вспоминает: “Темир был воспитанный, тактичный, дисциплинированный. По мере того, как он подрастал, в его характере начали проявляться лидерские качества. После развала Советского Союза канула в небытие вся наша школьно-идеологическая система: октябрята, пионерия, комсомол. Мы пребывали в идеологическом вакууме, не понимали, как организовать воспитательный процесс, как привести в систему детское движение. Тогда и пришла идея вводить самоуправление. Школьники сами предложили выбрать актив школы, как в молодом тогда нашем государстве: ввести парламентскую форму правления. Думаю, наша школа самой первой в республике создала школьное самоуправление. Темир стоял у истоков создания этой школьной организации. Он довольно хорошо разбирался в политике молодого Кыргызстана, постоянно проводил среди одноклассников политинформацию”.

Ребята дали название своей организации «Ай-кол», нарисовали флаг, герб, сочинили гимн. Избрали школьный парламент, а первым президентом школы стал Темир Джумакадыров. До сих пор эта школьная организация так и называется – «Школьная республика «Ай-кол».

По воспоминаниям одноклассников, Темир был не только активным, но и лучшим учеником по всем предметам, капитаном команды по баскетболу, волейболу и футболу.

В школу имени Кирова был отправлен первый десант волонтеров из американской организации Корпус мира. Молодой энергичный волонтер Даглас Хаммер быстро завоевал расположение старшеклассников, помог оборудовать кабинет английского языка, обучил азам компьютерной грамотности, да и в целом не давал подросткам скучать. В то время, когда в других школах Кыргызстана молодежь занималась рэкетом, спивалась и начинала курить, старшеклассники школы имени Кирова выясняли, кто круче в модных тогда дебатах на самые разные темы. Даглас на свои деньги купил спортивную форму, мячи, огородил стадион и соорудил настоящую баскетбольную площадку. Благодаря этому волонтеру Темир улучшил английский и стал интересоваться не только внутренней, но и внешней политикой, развитием демократии.

Школу Темир окончил успешно и поступил на новый, только открытый факультет международных отношений Института интеграции международных образовательных программ при Кыргызском национальном университете имени Жусупа Баласагына.

Ырыс Бейбутова, декан и организатор факультета, вспоминает: “Это был амбициозный проект, так как мы пытались организовать своими силами отечественный МГИМО. Были сильные преподаватели, и пришли сильные студенты, такие как Темир Джумакадыров. К каждому студенту мы относились как к штучному товару. А Темир был уникальным студентом, очень активным, старательным, не по годам мудрым. Он с большим успехом начал изучение испанского языка, позже ему удалось съездить на стажировку в Испанию”.

Волонтер ПРООН

Будучи студентом последнего курса, Темир выиграл конкурс на позицию национального волонтера программы “Децентрализация” ПРООН. Работа предстояла в глубинке, необходимо было оказывать помощь местному населению в самоорганизации, в создании молодежных и женских групп взаимопомощи.

Первым местом работы 23-летнего Темира как национального волонтера было село Кочкор Нарынской области. Благодаря успешной работе с 2001 по 2004 год личность Джумакадырова до сих пор остается в том районе настоящей легендой.

Бакыт Эгембердиев, лидер молодежной организации того времени, вспоминает: “Это было сложное время для села. Работы не было, процветало скотокрадство, молодежь спивалась, никаких ориентиров не было. Мы, группа молодых ребят, самоорганизовались и решили в проекте поучаствовать, чтобы как-то исправить ситуацию в родном селе. Акимом района был такой байке с партийной закалкой, с ним молодежь не могла говорить, потому что он себя очень высоко ставил. Полчаса хватило Темиру, чтобы этот аким не только согласился на все наши проекты, но и крепко с ним подружился. Да так, что Темир, молодой совсем парень, мог в любое время дня и ночи звонить акиму, поднимать его и просить разобраться в наших проблемах. Для нас это было нечто невероятное, а он мог. Он своим обаянием всех партократов и байкешек покорил, нашел с каждым общий язык. И несмотря на это он не делил людей на касты, на статусы. Разговаривал с шофером на его уровне. С сельскими ребятами, которые ни одного слова русского не знали, на таком простом кыргызском языке, с пословицами и приколами. А с иностранными донарами на чистейшем английском».

Целями той программы ПРООН были децентрализация госуправления и развитие местного самоуправления. Первый этап начинался с обучения местных активистов, никто их них тогда не знал, как построить местное самоуправление. На втором этапе местных активистов обучали, как получать гранты под проекты. За время работы Темира Джумакадырова в Кочкорском районе удалось реализовать 54 проекта на 5,5 миллиона сомов. Это и проведение питьевой воды в села, и ремонт школ, и создание информационного центра. Позже, когда Джумакадыров был волонтером по Нарынской области, именно эта область была первой по всем показателям.

Прошло уже более 14 лет, но работу Темира Джумакадырова местные жители до сих пор помнят и вспоминают его с благодарностью. Сейчас актив района хочет открыть в Кочкорке Культурно-спортивный клуб для молодежи имени Темира Джумакадырова. Написали письмо на имя президента Сооронобая Жээнбекова. Ждем, когда он даст разрешение”, - говорит Бакыт Эгембердиев.

Эксперт-аналитик

После работы в нескольких проектах ПРООН, ТASIC, Aзиатского банка развития 28-летнего Темира Джумакадырова пригласили в родной университет на преподавательскую должность. Это было время правления Бакиева, и Темир в кругу друзей всегда критиковал политику действующей власти.

Илим Карыпбеков, близкий друг Темира, вспоминает: “Я работал в пресс-службе президента и плотно работал со СМИ. В тот период не хватало экспертов-аналитиков со свежим, независимым взглядом, поэтому я всегда прислушивался к мнению Темира. Мне нравилась его манера говорить, логика, и я предложил попробовать ему выступить на телевидении как аналитику. Не забуду его первый телеэфир в передаче “Майдан”: он выступил критично, но очень корректно и по существу. После этого журналисты стали постоянно обращаться к нему за комментариями”.

Оксана Малеванная в тот момент формировала Секретариат президента Бакиева, набирала молодых перспективных ребят из разных сфер, чтобы создать сильный аналитический центр. Илим Карыпбеков предложил Темиру подать свою кандидатуру в Секретариат. “Он не хотел идти на государственную службу, потому что зарплата маленькая была, а у него уже была семья. Но я его уговорил попробовать себя в государственной структуре. Попытаться повлиять на что-то, изменить ситуацию в стране”, - вспоминает Илим Карыпбеков.

Темир Джумакадыров работал в аналитическом отделе, отслеживал ситуацию в сфере НПО. Его друзья по-разному оценивают его работу в Секретариате. Кто-то считает, что не нужно было туда идти, кто-то наоборот, что необходимо было набраться опыта и увидеть аналитическую работу изнутри. Так или иначе, но около года Темир проработал экспертом в Секретариате. К сожалению, повлиять на ситуацию в стране Джумакадырову тогда на удалось. В начале 2010 года он писал в служебной записке на имя Оксаны Малеванной о том, что необходимо отменить 60-тыйыновый налог за соединение сотовой связи, так как ситуация накаляется, на что был получен ответ: “Не преувеличивайте!”

Апрельские события 2010 года Темир Джумакадыров застал в Нарыне. Когда власть Бакиева почуяла, что ситуация накаляется, они отправили успокаивать народ в Нарынской области молодого эксперта, зная, каким уважением он пользуется у населения после работы в ПРООН. Но народ был так возмущен преступной властью Бакиевых, что авторитет Джумакадырова помог ему лишь выехать из мятежной области живым и невредимым. То, что взбунтовавшиеся таласцы сделали с другими госчиновниками, история хорошо помнит.

После Апрельской революции Темир и два его друга-эксперта из Секретариата между собой решили больше никогда не идти работать на госслужбу. В гараже одного у из них они собирались по вечерам и обсуждали политическую ситуацию в стране и даже вырабатывали аналитические документы о том, как вывести Кыргызстан из кризиса. Позже зарегистрировали Общественный Фонд “Кеменгер” и начали готовить аналитичские записки для лиц, принимающих решения.

Помните те послереволюционные годы в Кыргызстане? Общество раздирали противоречия, так как у большинства еыргызстанцев были ожидания, что после свержения Бакиева жизнь станет совсем другой. Но большинство копившихся проблем прорвало разом и во всех направлениях. Во всех областях проходили митинги, где-то захватывали объекты, возрос регионализм, соседи перекрывали границы, отключали газ, молодежь не верила ничему и никому. Именно тогда трое аналитиков из “Кеменгера” написали концепцию, как привлечь молодежь в госуправление, и еще ряд аналитических проектов. Молва о новом аналитическом фонде быстро распространилась и дошла до генерала Жунусова, который на тот момент возглавлял Совет обороны. Он вышел на Темира Джумакадырова, встретился с ним и предложил написать концепцию национальной безопасности Кыргызстана. Через два месяца этот внушительный документ под названием “Страна” уже лежал на столе президента Атамбаева.

Вот как вспоминает об этом экс-президент Кыргызстана Алмазбек Шаршенович: “Этот документ заинтриговал меня новизной подхода. Он, конечно, был несовершенный, романтический, но именно новый, не канцелярский, там был свой взгляд на безопасность страны в целом. Было видно, что готовили ребята, которые очень болеют за страну. Я попросил привести ко мне тех, кто готовил этот документ. Таким путем мы и познакомились с Темиром Джумакадыровым и его командой. О таких, как Темир, кыргызы говорят “звездный джигит”. Мне он сразу понравился порядочностью и умом, и я почувствовал в нем родственную душу. Какая-то искра прошла между нами, и он это тоже почувствовал”.

35-летний секретарь Совета Обороны

О том, что указ о назначении Темира Джумакадырова, человека, ни дня не проработавшего в силовых структурах и даже не служившего в армии, заместителем секретаря Совета Обороны Атамбаев подписал при второй их встрече и при нем же, ходят легенды. Сам Алмазбек Шаршенович детально этот момент не помнит, так как это был самый сложный период в жизни страны, были постоянные бессонные ночи и стрессы. Но он объясняет свой выбор следующим: “Я с самого начала решил собрать в Совете Обороны экспертов, тех, у кого очень хорошо и нестандартно работает голова. В этом плане Темир идеально подходил – абсолютно новый человек, со свежим взглядом. Более того, он потом еще несколько таких же ребят ко мне привел. Я их всех взял в Секретариат Совета Обороны. Именно благодаря свежему подходу, новизне взглядов мы смогли сделать кардинальные изменения в системе безопасности страны, результаты которых скоро будут очевидны”.

Сказать, что поначалу военные и милицейские генералы и руководители других силовых структур не восприняли нового начальника, значит, ничего не сказать.

Вот как вспоминает тот период Марат Каратаев, который пришел вместе с Темиром Джумакадыровым в Совет Обороны из фонда “Кеменгер”: “Когда мы пришли в Секретариат Совета Обороны и увидели, что коллектив не понимает реальной ситуации в государстве и не хочет ничего менять, первым желанием было бросить все и уйти. Кроме того, нас не воспринимали – мол, пришли какие-то гражданские, да еще и бакиевские, заставляют нас работать, что-то менять… Но на тот момент уходить, развернувшись, не попытавшись что-то сделать, было бы просто непорядочно. Мы честно работали изо дня в день, но в какой-то момент у меня просто руки опустились. Не получалось ничего, мы таранили головой систему, но она была непробиваема. А Темир говорил: “Давай еще попробуем. Если уже это не получится, то давай вместе уйдем””.

Алмазбек Курманалиев, еще один эксперт, работавший с Джумакадыровым в Секретариате Малеванной, был приглашен в Совет Обороны им лично в октябре 2013 года. “Мы не виделись после 2010 года, и было видно, как Темир возмужал, в нем появился внутренний стержень государственника. Он четко понимал, что есть государство, что есть общество, что они по отношению друг к другу и к геополитике. Его мировоззрение выросло, он говорил, рассуждал на темы не каких-то усредненных проблем, а на темы государственного уровня. И это было очень интересно. Когда он меня пригласил поработать, я ему сказал: “Темир, ты же меня знаешь, я по своему характеру скептик, я очень скептически на многие вещи смотрю”. И он тогда ответил: “А я-то оптимист, как раз хороший тандем будет. Ты пессимист, я оптимист, посредине будет правда”.

- Мы по рукам ударили и начали работать, – вспоминает Курманалиев. - Самая главная его задача была создать национальную аналитическую школу. Не ту, что извне, когда нас обучают, показывают. Нам нужна была национальная аналитическая школа, исходя из нашего понимания общества, менталитета, истории. Потому что никто лучше нас этого не знает. Он хотел, чтобы люди на госслужбе принимали решения, исключительно исходя из аналитики. Аналитика – это что? В моем понимании аналитика – это правда. Не знаю, как другие специалисты этими вещами оперируют, но для нас это была правда. Какая бы горькая она ни была, но лучше сказать об этом. И предложить решение или дать рекомендации. Рекомендации мы всегда предлагали для лиц, принимающих решения, с тем, чтобы оптимизировать какие-то процессы. Я считаю, что эти задатки аналитической школы в Совете Безопасности – они свершились. Ну, я не побоюсь этого слова. Внутри нашей команды это произошло. Пришло время, когда мы уже стали обучать, подбирать кадры – как настоящий аналитический центр.

Марат Каратаев продолжает мысль: “Совет Безопасности должен являться именно аналитической площадкой, для того, чтобы он предоставлял президенту выверенный аналитический материал. Сотрудникам такого совета не обязательно иметь военное прошлое, особенно военный опыт. Спецслужбы и правоохранительные органы предоставляют информацию о том, что творится на местах. А на основании этой информации мы писали аналитику, которую предоставляли Алмазбеку Шаршеновичу. Прежде всего это был анализ того, какие проблемысуществуют. Прогнозы развития ситуации, аргументированные. Затем – варианты действий и способы решения проблем, со всеми рисками, последствиями и вариациями развития”.

Генерал Жунусов, возглавлявший на тот период Совет Обороны, активно начал поручать Джумакадырову весь объем работы. Он полностью поддерживал его команду. И уже через полтора года он подготовил Джумакадырова к должности секретаря Совета Обороны.

21 февраля 2015 года 35-летний Темир Джумакадыров возглавил Совет Обороны Кыргызстана.

Борьба с коррупцией

В рамках одной статьи сложно досконально расписать наиболее важные изменения и решения, которые были приняты Советом Обороны под руководством Темира Джумакадырова. Приведу мнения тех, кто с ним работал.

Наиболее важным я назову в первую очередь Указ О мерах по борьбе с коррупцией в эшелонах власти, - считает Алмазбек Курманалиев. - Этот указ и решение Совета Безопасности положили основу полномасштабной борьбе с коррупцией. До этого считали, что борьба с коррупцией – это просто заменить одного чиновника на другого и посадить проворовавшегося за решетку. На самом деле это не так. Наша задача была внедрить в систему государственного управления антикоррупционную модель. Она заключалась в борьбе с системными причинами этого явления. Изучение – долгий процесс. Мы изучили каждый госорган, исследовали с помощью экспертного сообщества, общественных организаций, заходили внутрь и делали аудит всех ключевых процессов: законодательных, управленческих, кадровых вопросов. Они сквозные во всех госорганах. И, исходя из результата, мы разрабатывали рекомендации, как эти коррупционные риски ликвидировать. К каждому ведомству было разработано более 40 рекомендаций”.

Как вы думаете, охотно ли кыргызские госчиновники, привыкшие к определенным коррупционным схемам, принимали эти рекомендации? Конечно, нет!

Естественно, было колоссальное противостояние чиновников. С 2014 по 2015 год был самый сложный период, когда мы внедряли систему противодействия коррупции, мы не находили понимания ни у общества, ни у госслужбы, ни у сотрудников. И вы знаете, какая мощная трансформация произошла в течение двух лет кропотливой работы? Чиновники и общество стали понимать, а механизм наш харабтал. Меня это удивило. Это был прорыв на государственном уровне”, - вспоминает Алмазбек Курманалиев.

В июле 2016 года Темир Джумакадыров дал интервью нашей газете “Новые Лица”. Тогда уже было понятно, что сознание госчиновников начало меняться, и системная борьба с коррупцией дает свои первые плоды.

Вот как комментировал Джумакадыров свой метод борьбы с коррупцией в интервью: Первый и второй этапы борьбы с коррупцией – показатель политической воли нашего президента (Атамбаева на тот периодред.). Уровень этой политической воли очень высокий. Теперь наша задача – выстроить соответствующий этому уровню механизм борьбы с коррупцией. Я постоянно подчеркиваю, что основной нашей работой является выстраивание этого механизма, чтобы эта система работала всегда, вне зависимости от других руководителей. Думаю, большую часть этой системы мы уже отработали, и сейчас идем к тому, чтобы создать свою собственную антикоррупционную систему. Когда мы только начинали эту работу, многие рекомендовали взять наиболее успешный опыт других стран. Но при всем этом мы забываем, что, когда копируем чей-то опыт, копируем результат определенной работы. И успеха другие страны добились в результате определенного процесса. Так не бывает, чтобы без прохождения определенного процесса был результат. Это не сработает. Поэтому мы должны пройти свой собственный путь борьбы с коррупцией и в процессе выстраивания механизма пережить определенные процессы, чтобы понять, что работает, а что не работает. Так по крупицам самим создать свою собственную систему, чтобы она и работала постоянно, и чтобы в этой системе были заинтересованы и руководители госорганов, и общество, и бизнес. Нужна система, которая будет давать реальные результаты.

Профессор Джумакадыр Акенеев постоянно отслеживал карьерный путь Темира Джумакадырова, он также поделился мнением: “Именно при Темире начали разрабатываться изменения в Судебный, Уголовный, Административно-процессуальный кодексы. Новые нормы должны вводиться с 1 января 2019 года. Например, отныне за нарушение мелких норм, какие-то несерьезные проступки не обязательна уголовная ответственность, а будет предусмотрена система штрафов. Это позитивно отразится на всей судебной системе”.

Буквально за 3-4 года работы Темира Джумакадырова и его команды были сделаны тектонические изменения в положительную сторону в системе Вооруженных сил, в религиозной сфере, в вопросах безопасности госграниц и других сферах. Для журналистов Темир Курмангазиевич был настоящей находкой, потому что, занимая высокий пост, он в любое время мог ответить на телефонный звонок или смс и дать комментарий на самый сложный вопрос по ситуации в стране.

Самый молодой секретарь Совета Безопасности (так переименовали Совет Обороны в марте 2017 года) в странах СНГ Темир Джумакадыров завоевал симпатии у коллег из стран ОДКБ и ШОС.

Николай Патрушев, секретарь Совета Безопасности России, поделился своими воспоминаниями о Джумакадырове: “Впервые с Темиром Курмангазиевичем мы встретились «на полях» международной встречи по вопросам безопасности в 2013 году. Наш разговор «тет-а-тет» тогда не состоялся, но его доклад на этом мероприятии произвел на меня значительное впечатление. В своем выступлении достаточно молодой даже по постсоветским меркам руководитель продемонстрировал глубокие, системные знания вопроса, умело проанализировал ключевые проблемы, предложил простые и конкретные меры, направленные на их решение.

В дальнейшем, при личном общении, в ходе рабочих контактов в Москве и других городах мне не раз представлялась возможность убедиться, насколько это интересный, разносторонний человек. Своим позитивным настроем, энергией и оптимизмом он просто «заражал» собеседников. При этом в нем органично сочетались качества успешного руководителя и ответственного государственного деятеля. Какая бы задача в области национальной и региональной безопасности ни стояла перед Темиром Курмангазиевичем, он с энтузиазмом брался за ее решение и с присущими ему профессионализмом и целеустремленностью всегда находил эффективные развязки сложнейших вопросов. Вспомним реформу правоохранительных органов, которая успешно завершена.

Это был политик нового поколения, истинный патриот своей родины, который «болел душой» за страну и на деле способствовал построению благополучной, процветающей Киргизии”.

Потеря

4 августа 2018 года Темиру Джумакадырову должно было исполниться 39 лет. Время расцвета мужской силы и время больших побед. А они у него, бесспорно, были и в карьере, и в работе, и в личном росте. Но самой большой ценностью для молодого мужчины являлась его семья – его родители, супруга Нора и три очаровательные дочери Дария, Эрика и Нарие. О том, каким он был отцом и мужем, красноречиво свидетельствует один факт: Темир Джумакадыров присутствовал при рождении каждой дочери. То есть был участником партнерских родов. А еще, несмотря на свою колоссальную занятость, каждое воскресенье он уделял своей семье...

7 октября 2017 года Темир Джумакадыров трагически погиб в ДТП. Будучи главой республиканского штаба по проведению выборов президента Кыргызской Республики, он ехал с инспекцией в Таласскую область. Неожиданно вылетевший на встречную полосу КАМАЗ прервал жизни трех молодых мужчин: Темира Джумакадырова, его помощника Нурлана Джамгырчиева и водителя Нурбека Муканова.

Профессор Акенеев считает: “Гибель Темира Джумакадырова – это очень серьезная потеря не только для семьи, родственников, друзей. Это очень серьезная потеря для всей страны. Мы потеряли человека, который мог бы повести вперед нашу страну. По уровню взглядов, подготовки, возможностей он бы мог со временем стать достойным Президентом Кыргызстана”.

P.S. Последние полгода я, словно пазл, собираю по крупицам информацию о жизни этого молодого государственника. На все события смотрю как будто его глазами. Благодаря знакомству с жизнью и деятельностью Темира Джумакадырова, у меня появилось стойкое убеждение, что есть в Кыргызстане настоящие патриоты. Их не так много и они, как самородки, рождаются в разных регионах, самореализуются в разных сферах, и, возможно, пока не осознают, что их призвание – сделать родную страну процветающей. Но они обязательно должны поглубже изучить то наследие, которые оставил Темир Джумакадыров. Понять, что Родина у нас одна. И только молодые, честные и смелые кыргызстанцы смогут очистить общество и повести страну к развитию.

Подготовила Лейла Саралаева

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям