Нурсулу Ахметова: «Кто-то же должен работать в нашей стране»

16:49, 25 Мая 2015

Сегодня гость рубрики «Персона» - председатель правления российско-кыргызского фонда Развития Нурсулу Ахметова. Разговор наш касается пресловутого «миллиарда от России на переходный период», вступления Кыргызстана в ЕАЭС, трудностей и возможностей, которые маячат перед Кыргызстаном в перспективе.

- Вы – человек довольно известный в бизнес-кругах, ориентированный на западные модели развития. Почему именно вы стали локомотивом, бульдозером, который взял на себя немалую часть подготовки вступления Кыргызстана в ЕАЭС?

- Да, действительно, до госслужбы я трудилась в разных, в том числе международных структурах и организациях, но я всегда работала с бизнесом. И видела, куда и откуда направлены отечественные потоки капитала, товаров и рабочей силы. Они неразрывно связаны с Казахстаном и Россией. Мне может нравится какая-то определенная модель развития, может не нравится, но есть реальная экономика, и она строится на таких потоках. Разрывать их, калечить – это уничтожать живые, работающие механизмы. У Кыргызстана не было разумной  экономической альтернативы вступлению в ЕАЭС. Да, интеграция принесет тяжелейший, болезненный переходный период, перестройку экономики и хорошие перспективы вслед за этим. Но отказ от интеграции – обрыв товарных потоков, закрытие реэкспорта, потеря традиционных рынков, связей, туманные  перспективы для экономики.

В эпоху глобализации выбора у нас, собственно говоря, повторюсь, просто не было. Теперь надо собраться, консолидироваться, сконцентрироваться – и суметь пережить переходный период, смягчить его для уязвимых слоев населения. Консолидироваться придется всему обществу. Тут не до игр.

- Но у нас выборы на повестке дня. Как раз подгадаем к самому сложному периоду. А мы все знаем, какие методы используют политики, на каких чувствительных вопросах играют…

- Это и есть самый большой собственный риск. Не внешнее давление, не общемировой кризис, а внутренний враг – разобщенность, безграмотность, отсутствие социальной ответственности как в самых высших эшелонах, так и бизнеса. К сожалению, эти неприятные моменты у нас совпали по времени, я имею в виду переходный период, наши выборы и общемировую кризисную ситуацию. Но опускать руки нельзя, ведь мы можем. Я в этом уверена и много раз это видела, поэтому заявляю – мы можем и умеем и у нас получится!

- Нурсулу Меирбековна, большинство кыргызстанцев очень слабо представляют себе, зачем создан и как будет помогать стране и экономике возглавляемый вами фонд…

- вступлени в ЕАЭС (точнее, тогда шла речь о Таможенном союзе)аш экономики мы не получим выгод  от участия в союзе, не сможем развиваться.Мы – а я тогда уже трудилась на госслужбе – стали рассматривать практические решения, варианты как сделать нашу экономику такой, чтобы мы могли развиваться вместе. Получилось, что без стабилизационного фонда не обойтись. В тот момент никто в это не верил, и Российская сторона  также не думала о б  содействии в организации такого Фонда. Но мы убедили партнеров в необходимости такого шага, доказали его эффективность и полезность для экономики объединения в целом, а не только для Кыргызстана. В итоге нашли понимание. Этот миллиард – целевой. Никто его не сможет истратить на неправое дело или, как боится у нас народ, разворовать. Просто потому, что на руки (или счета) чиновникам его никто не даст.

Фонд будет, во-первых, подпитывать коммерческие банки, которые смогут кредитовать бизнес с приемлемыми ставками, а не так, как сейчас, когда это неподъемно для большинства. Но тут опять нужно подойти со всей осторожностью, чтобы не убить финансовый рынок. Во-вторых, фонд будет инвестировать и кредитовать , проекты в области реальной экономики, производства. И не просто из серии «построил фабрику, нашлепал котелков, куда их девать, теперь не ясно». В рамках проекта должна быть учтена вся цепочка, с прицелом на рынок ЕАЭС, при обширных консультациях и помощи партнеров. Чтобы появились настоящие, устойчивые рабочие места, а не отметка для галочки. Одним словом, цель фонда – адаптация экономики Кыргызстана в условиях ЕАЭС.

- Уже есть конкретные проекты?

- Мы на стартапе. Внутренние политики, процедуры, критерии , документы, позволяющие оценивать проекты, подготовлены. Это немалая часть работы, базовая ее часть. Есть на примете интересные проекты, но рассказывать о них еще рано.

- А инфраструктура? Таможенные посты, фито-санитарные лаборатории, межгосударственные документы?

- Многие путают эти две составляющих: Фонд и реализацию Дорожной карты. Инфраструктура строится за счет 200 миллионов долларов, выделенных российскими властями. Над этим работает правительство , в частности министерство экономики, министерство сельского хозяйства, министерство здравоохранения, государственная таможенная служба, ветеринарная служба..

- Каково самое тяжелое испытание переходного периода для населения?

- Повышение цен на некоторые товары потребления для граждан и конкуренция для бизнеса. Правительство разрабатывает программу социальной защиты бюджетников и пенсионеров, но мы прекрасно понимаем, что повышения зарплат и пособий не будет достаточно, чтобы преодолеть повышение цен на тот же китайский ширпотреб, бытовую технику. А вот степень готовности нашего бизнеса выдерживать конкуренцию с продовольственными товарами из России и Белоруссии не так чтобы высока.

- Что еще вы бы отметили, как проблемную зону?

- Финансовую, экономическую безграмотность не только населения, потребителя, но и бизнеса. В сфере кредитования творится что-то невообразимое. С одной стороны, люди брали кредиты под свой единственный дом, имея пять-шесть детей, но кредиты использовали не на развитие бизнеса, а на потребление. С другой стороны, этой безграмотностью в какой-то степени воспользовались коммерческие банки. Результат – патовая ситуация с заемщиками. Просвещением населения сейчас занимается Нацбанк, помогают доноры, НПО, ведется широкая работа. Но этого недостаточно. Финансовая грамотность – одно. Общая экономическая осведомленность на нуле. Бизнесмены зачастую принимают  свои решения по наитию, без расчетов.. Это повсеместно, увы.

- Кто выиграет сразу после вступления в ЕАЭС?

- Трудовые мигранты. Они получат новые возможности и мощный стимул, а также выигрыш в доходах сразу. Сельхозпроизводители получат доход, но не все, а те кто сможет выиграть конкуренцию, это будет сложный момент истины.

- А когда появятся первые положительные результаты для населения?

- Через год-полтора. Прогноз – дело неблагодарное, скажешь «год», а на деле окажется – два. Но мой прогноз таков.

- Как вас угораздило оставить высокооплачиваемую должность в международной организации и перейти на госслужбу?

- Работа всегда была как-то связана с госструктурами, косвенно. Я много консультировала. Но работа изнутри – это совсем другое. Я, как и все кыргызстанцы, пережила обе революции. Когда в 2010 году громили магазины, я наблюдала за этим и, может, впервые в жизни плакала не о том, что происходит с моей жизнью, моей семьей, а о том, что делается со страной. Я видела эти лица, тех, кто мародерствовал, и не могла понять, откуда они взялись. Не было в моей стране таких людей. Но то, что происходило, я видела своими глазами. И впервые испугалась за страну. При телефонном разговоре с Алмазбековым Атамбаевым 8 апреля, он попросил приехать к Дому правительства. Там были многие, кому небезразлична судьба нашей страны.  Мы пытались чем-то помочь, как-то уменьшить кровопролитие, восстановить порядок. Я опять видела лица. Черные лица, лица людей, которые переживают горе. В общем, когда Алмазбек Шаршенович мне сказал: «Хватит сидеть там, в проектах, кто-то должен работать, поднимать страну», мне эти слова запали в душу. Я думала не один день, но в итоге поняла, что это мой долг. Долг как гражданина Кыргызстана.

- Трудно ли вам, матери, женщине, исполнять подобный долг?

- Сложно… У меня трое детей. В выходные – работа, в 8 вечера – работа… Иногда я смотрю в их глаза, полные обид, и внутри все переворачивается. Я задумывалась – а что мне важнее, ради чего все это? И однажды я нашла ответ на этот вопрос для себя. Ведь моим детям жить в этой стране, моим внукам тут жить. Если я не внесу свой вклад в улучшение ситуации с экономикой, пусть мизерный, то, как смотреть им в глаза? Кто-то же, действительно, должен работать и отвечать за результаты в этой стране? Если могу, но не буду, то кто тогда будет? И вы знаете, они поняли меру ответственности, которую я несу, помогают мне дома.  Считаю мы должны объединится, засучить рукава  всем обществом, и решить наши проблемы сообща. И граждане и государство и бизнес, потому что поодиночке тут ничего не выйдет.

Беседовала Светлана Бегунова

  

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям