Смерть журналиста, которая потрясла Кыргызстан

00:05, 20 Августа

22 июля трагически погиб Журналист с большой буквы. Ему было всего 28, но он уже был одним из лучших в стране и, пожалуй, лучшим в жанре расследований. Корреспондент Радио «Азаттык» Улан Эгизбаев утонул в озере Иссык-Куль на территории пансионата «Акун», принадлежащего известному депутату, бывшему спикеру ЖК Чыныбаю Турсунбекову.

С первого дня в соцсетях люди начали высказывать мнение, что это не просто несчастный случай. Уж слишком острыми были видеорепортажи этого журналиста о коррупции. Масла в огонь подливало то обстоятельство, что совсем недавно Улан Эгизбаев получил по почте конверт с чистым белым листом, без единого слова. Об этом он сам писал в «Фейсбуке». Говорят, что такие послания практикует мафия, когда хочет кого-то запугать.

А причин пугать Эгизбаева было множество. Он делал расследования о коррупции в таможне, о незаконной выдаче земель в Бишкеке, о том, как живым людям продают места на кладбище, о скандальной реконструкции Исторического музея и многом другом.

Сначала МВД предпочло версию обычного несчастного случая. Но под влиянием общественного мнения началось расследование.

В связи с тем, что судебно-медицинская экспертиза о причине смерти затянулась, прокуратура Иссык-Кульского района продлила срок следствия на один месяц. И хотя пансионат, где отдыхал журналист, не принял мер безопасности, уголовное дело пока не возбуждено.

Трагическое событие произошло следующим образом. Улан Эгизбаев отдыхал на берегу кыргызской жемчужины со своей женой Сапаргуль, беременной первым ребенком. В тот трагический день, 22 июля, семейная пара собиралась покинуть пансионат и вернуться домой. В 12.44 Улан запостил на «Фейсбуке» вопрос о скутерах: «5 минут катания на скутере стоит 500 сомов. Для человека, который получает 15 тысяч сомов, это целый день работы. Не много ли?»

После обеда они собрались в путь, но Уланбек напоследок решил сбегать искупаться еще разок. Оказалось, он побежал за своей смертью.

Улан предчувствовал что-то?

Потрясают некоторые мистические совпадения.

За день до своей гибели, 21 июля, Уланбек Эгизбаев пишет в «Фейсбуке»: «Кыргызы друг друга до небес хвалят только после смерти. Почему при жизни из наших уст не выходят добрые слова?»

Двумя днями раньше, 19 июля, запостив материал о безвременной кончине корреспондента «Спутника» Исмаила Мамытова, Уланбек пишет: «Когда я прочитал об этом, у меня волосы дыбом встали. Хороший парень был. Все мы живем так, как будто бессмертны, однако смерть выше нас. Кого вчера видели, сегодня уже нет».

Мистика и в том, что последняя журналистская работа его была о кладбище. Это расследование Уланбека Эгизбаева о коррупции кладбищенской администрации признано «Лучшей программой месяца» Радио «Свобода» - лучшей из множества передач, вещающих в разных странах мира на разных языках. И хотя комиссия вручила кыргызской редакции сертификат 27 июля, уже после смерти Улана, жюри приняло это решение еще при его жизни.

Работоспособность Улана была потрясающей. Он был энергичным. Настоящий репортёр. Утешает, что его талант и гражданственность получили признание еще при жизни. Сначала была престижная премия Webby Award за видеосюжет об инвалиде Нургазы. Потом почетная грамота из рук президента Алмазбека Атамбаева, а в этом году - премия «Золотое перо» от аксакалов кыргызской журналистики. На его похороны в родное село в Кочкорке поехала бывший президент страны Роза Отунбаева, которая написала об Улане такое послесловие, которое красноречивее всяких наград.

Так и жили. Так и живем.

Вот выдержки из статьи Отунбаевой.

«В свои 28 лет он потряс сознание всей страны! Можете представить себя в свои 28 лет, где вы были, что делали, чего достигли? Он и его братья по перу положили начало новой кыргызской журналистики: честной, борющейся и сражающейся за справедливость, против лжи, воровства, коррупции. Он не жалел себя, работал без передыху, спешил успеть, поднял столько острых, животрепещущих вопросов странового масштаба, каждый час был на передовой политического дня…

Лучшая память об этом бесстрашном журналисте, который смело, скорее дерзко, прямой наводкой, но, на удивление, спокойным тоном и ясным доступным слогом поднял десяток больных тем дня, – это доведение до конца, до возмездия всех начатых им дел. Ведь многие их этих дел журналисты поднимали не первый раз, два и более года назад - и никакой реакции! Власть заминала проблемы, журналистов придавливала исковым молохом, иных вышвыривала с работы, выгоняла за границу. Общество, услышав о злодеяниях, повозмущавшись вдоволь, пожимало плечами, почему-то, мол, ничего из этого не вышло. Так и жили. Так и живем...» (конец цитаты).

То, как умер Улан, это тоже тема из разряда «Так и жили. Так и живем». В данном случае впору добавить: «Так и умираем».

Когда сельские подростки, продающие кукурузу, заметили на пирсе, что кто-то тонет, они поспешили ему на помощь и вытащили из воды. Улан еще был жив. Но зато спасателей не было на месте. Они прибыли то ли через 7, то ли через 15 минут, но факт тот, что их не было на рабочем месте на пляже, а в вопросе жизни и смерти не то что минута - каждая секунда дорога.

Улан утонул там, где была глубокая яма, и о ее существовании знали местные ребята и, конечно же, обязаны были знать спасатели. Однако администрация пансионата не приняла никаких мер, чтобы обозначить опасное место буйками. Кроме того, если бы спасатели были месте и незамедлительно пришли на помощь Улану еще в воде, его молодая, яркая и так нужная нашему обществу жизнь продолжалась бы.

Тем не менее никакой ответственности, даже моральной, не понес владелец пансионата «Акун», да и всей одноименной бизнес-империи, известный политик Чыныбай Турсунбеков, который даже пытался выдвигать свою кандидатуру в президенты страны. Более того, намеренно или по халатности, он солгал, сказав, что Эгизбаев утонул там, где купаются дети.

«Наш спасатель тогда наблюдал за опасным местом, которое находится на границе пансионата. Улан купался возле пирса, где обычно плавают дети. Там опасных мест нет», - процитировало Турсунбекова агентство «Спутник».

Его слова опровергаются рассказами очевидцев, нырнувших спасать Улана из воды и оказавших ему первую помощь до того, как появились официальные спасатели. В видеорепортаже «Азаттыка» четко, заплыв в озеро, ребята показали, где именно утонул Улан. В этом месте парень, стоя в воде с вытянутыми вверх руками, полностью проваливался в воду, даже не касаясь дна.

Политики лгут и при этом не несут никакой ответственности. Так мы и жили. Так и живем.

Мнение юристов и народа

Мы задали вопрос юристам: «Какую ответственность несут владельцы пансионатов за то, что люди утонули на их территории?»

Известный адвокат Нурбек Токтакунов считает, что владельцы пансионатов уходят от ответственности, потому что никто не создавал прецедента.

«А подать иск и засудить можно, - говорит он. - Гражданская и административная ответственность прописаны в соответствующих кодексах. Кроме того, есть ответственность властей за то, что не отслеживали соблюдение владельцами водных объектов требований безопасности. Речь идет об определенном минимуме обязательств владельцев водных объектов, в числе которых также организация спасательного контроля».

С Нурбеком Токтакуновым согласна бывший судья Конституционной палаты Клара Сооронкулова: «Я согласна с Нурбеком в том, что надо создавать прецеденты. Речь идет о том, что человеку должны быть созданы безопасные условия для отдыха. Разве это не обязанность государства?»

Другой известный юрист Нурлан Садыков также считает, что вопрос ответственности важен: «Власти должны ставить условия соблюдения безопасности, создания служб спасения при аренде пляжа либо при предоставлении земельного участка в собственность».

Бывший законодатель и генеральный прокурор Кубатбек Байболов считает, что здесь можно применить статью «Халатность, повлекшая тяжкие последствия».

Между тем конкретного закона, где была бы прописана ответственность администрации и обязанность спасателей на пляже, в Кыргызстане за все эти годы не появилось. А прецедентов, чтобы кто-то подавал иски на основе существующих норм права, нет.

Тема всколыхнула волну негодования в соцсетях. Вот некоторые из них, отражающие общее настроение.

Айсулуу Берикова: «Депутаты лоббируют только собственные интересы».

Туран Енисеев: «Вот если бы семья утонувшего подала в суд на владельца пансионата с многомиллионным иском и выиграла дело, может быть, тогда и начали шевелиться хозяева других пансионатов. Почему бы супруге Эгизбаева не нанять адвоката и не засудить Чыныбая Турсунбекова на ооочень большую сумму?»

Айгуль Насирдинова: «Должна быть создана программа «безопасная среда» и по нормативно-техническим требованиям, например, граница воды, глубина - все пляжные мероприятия, учтенные проектом или согласованные службами - Гостехнадзор, санэпидемстанция, пожарные и т.д., можно многих включить. И только потом давать разрешение на открытие сезона. Это касается и инфраструктуры - качество воды, освещен ли пансионат всем необходимым».

Урмат Абылгазиев: «В данном случае ответственность полностью на владельце пансионата - за то, что он заранее не проверил и не поставил буйки».

Баян Жумагулова: «Не было буя, не оказалось на месте спасателей, не отмечены ямы... Разве это маленькие недостатки?»

Родные склонны думать, что Улан был убит.

Мы взяли интервью у главы офиса «Азаттык» в Праге Венеры Жуматаевой.

- Я посмотрела материал, который вы сделали на месте о том, как Улан утонул. Вы точно уверены, что это несчастный случай?

- Никакой уверенности нет. Мы только попробовали восстановить последние минуты жизни Улана. Мы хотим показать видео специалистам и получить их комментарий. Там очень большое видео, на целый час. Мы показали очень маленький кусок, чтобы не травмировать близких.

- Какую ответственность должны понести владельцы пансионата?

- Надо посмотреть законы. Вчера один специалист посмотрел наши записи и сказал, что был очень большой шанс спасти его на берегу, если бы правильные действия были оказаны сразу.

- Чыныбай Турсунбеков сидел на поминках, и, кроме того, он сказал прессе, что Улан был его гостем. Значит ли это, что он не понесет ответственность как владелец пансионата? Возможно, он оказал материальную помощь семье, но разве не следует подать иск?

- Подавать иск могут родные Улана. Они пока склонны думать, что Улан был убит, и ждут окончательный вывод экспертизы. Одно я знаю точно: Улан не умел плавать, чуть не утонул в прошлом году в резиденции. Он боялся воды, но очень хотел побороть этот страх. С ним в резиденции тогда был наш коллега.

- Лично я считаю, что даже если это было убийство в воде, то, что спасатель не сидел на вышке и не предотвратил этого, это уже ответственность пансионата. Так что в любом случае они должны быть привлечены тоже. Либо огромным штрафом, либо уголовной ответственностью.

- Я тоже так считаю.

- По логике, если Улана убили, значит, это сделали те люди, которые прислали ему конверт. Уже известно, кто это сделал? С каким расследованием это связано?

- Это связано с расследованием по кладбищам. Эти люди подали на Улана и «Азаттык» в суд. Не думаю, что они подавали бы в суд, если собирались убивать.

- А зачем тогда они прислали такой конверт?

- Адвокат прислала его для проверки адреса. Мы только что узнали сами, что извещение в суд и пустой конверт пришли от одного и того же человека.

- Скорее всего, они скажут, что по ошибке положили пустой листок, хотя могли намекать. Близкие, которые считают, что его убили, подозревают кого-то конкретно?

- У близких нет определенной версии. По кладбищам пытались вмешаться, чтобы не дали в эфир. Такое у нас часто бывает. Звонят, просят не пускать в эфир или на сайт, пугают.

- Что бы изменилось из-за смерти Улана, если передача уже была в эфире? Занимался ли он другим расследованием, которое еще не вышло в свет.

- Нет, ничего такого он не начинал.

- Какую из работ Улана вы бы выделили как самую значительную?

- Трудно выделить одну. На самом деле почти каждая вторая его ТВ-программа была резонансной. А его короткие видеосюжеты я смотрела по десять раз. У него отец художник, он сам рисовал неплохо, думаю, у него ко всему был очень творческий подход. Но я хотела бы добавить, что все программы Улана снимались нашими суперталантливыми операторами и продюсерами, редактор или шеф бюро помогали по структуре и контенту. Улан был звезда, но каждая его работа - это продукт работы команды. Особенно наш талантливый оператор Улан Асаналиев снимал все его видеосюжеты, получившие международные награды.

- Вы учредили стипендию имени Улана. Кто будет это финансировать, и кому она будет выдаваться?

- Да, мы будем давать автору лучшего сочинения на кыргызском языке, выпускнице или выпускнику его родной школы стипендию имени Уланбека Эгизбаева в размере 500 долларов. Премия будет вручаться от имени Радио «Азаттык».

Жертва во имя профессии

С инициативой о создании Общественного фонда по журналистским расследованиям имени Уланбека Эгизбаева выступила Роза Отунбаева, которая объявила, что намерена внести туда один миллион сомов своей президентской пенсии, и призвала подключиться к этому и других граждан страны. Надо отдать должное Розе Исаковне. Хоть один политик ее масштаба понимает огромную важность расследовательской журналистики в деле развития страны.

«Мы должны поддерживать опасную, нелегкую работу журналистов, дамоклов меч должен догонять и виснуть над головой коррупционеров, как бы они ни ухищрялись уйти из-под него. Наш дом зарос тиной, завален грязью, хламом, отходами, этим пользуются нечистые на руку люди. Пока мы строим, другие воруют, крадут народные ресурсы. Наша земля, наше жилище требует большой чистки и стирки!» - написала экс-президент страны.

Вот так безвременная смерть выдающихся людей оборачивается как жертвоприношение для определенного прогресса в обществе, служит импульсом, чтобы вдохнуть жизнь во что-то, принести перемены в страну. Только эта мысль может утешить нас, когда мы бессильны ответить на вопрос: ну почему так часто смерть забирает у жизни самых лучших и таких молодых? Они вспыхивают, как яркие звезды, и неожиданно растворяются во вселенной. Может быть, они нужны там, на небесах, чтобы их души помогали нам расти личностно и профессионально, дотягиваться до их высоты?

Бермет Букашева

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям