Приговор по событиям 7 апреля: по закону или по совести?

10:22, 8 Сентября 2014

Сегодняшний мир изменился, и порой ложь неотделима от правды. А иногда ложь становится воинствующей правдой. Страшно и то, что человеческая жизнь обесценилась, она превратилась в декорацию политических процессов. И чем больше жертв, тем ярче декорации…

7 апреля 2010 года Кыргызстан пережил человеческую трагедию. Среди бела дня были убиты люди. Это потом некоторые начнут говорить и писать, что и убиты-то были недолюди и самосознание нации на уровне бандерлогов, раз полезли на ограду охраняемого объекта, да и сама нация страдает комплексом неполноценности. Мы все это проглотили и промолчали, хотя знали, что тем, кто так говорит и пишет, было что терять после свержения бакиевского режима.

А молчали, потому что наивно надеялись, что следствие расставит все точки над i, что профессионалы разберутся, кто стрелял и по чьему приказу погибли люди. Мы полагали, что суд отделит настоящих героев, которые отдали жизни, свергая преступный режим Бакиева, от бессовестных мародёров, которых в тот день и на площади, и возле крутых бутиков было великое множество. Такая вот трагедия – великое и позорное нашей нации сплелось в тот день воедино. Следствие и суд же должны были назвать вещи своими именами.

Простая арифметика

Процесс по событиям 7 апреля войдет в историю Кыргызстана как беспрецедентно долгий, сложный и скандальный. Длился он 44 месяца - с 17 ноября 2010 года по июль 2014-го. Судебный процесс вел судья Дамирбек Онолбеков. В период его председательствования с марта 2011 года до вынесения приговора было проведено более 200 судебных заседаний, из них 5 заседаний проходил просмотр видеозаписей о событиях 7 апреля 2010 года. На процессе был допрошен 271 потерпевший и 77 законных представителей погибших. Основных свидетелей по списку допросили 145 человек и дополнительно ещё 55. Были заслушаны показания 21 подсудимого, хотя по делу проходило 28. Из остальных семи – шестеро до сих пор в розыске, это трое Бакиевых: Курманбек, Жаныш и Марат, бывший премьер-министр Данияр Усенов, бывший руководитель спецподразделения СГО Эсенбай Уулу Байыш, и бывшая руководитель Секретариата президента Оксана Малеванная. Ещё один подсудимый - альфовец Бабараимов геройски погиб при исполнении служебных обязанностей – обезвреживал банду террористов. Этот факт ещё раз красноречиво подчёркивает всю парадоксальность ситуации, когда человек, названный следствием злодеем, может быть одновременно и героем.

По количеству томов уголовное дело самое объёмное - 88 томов. Отдельный том содержит секретные материалы. Плюс ещё 14 томов были заведены в ходе судебного процесса. Всего 95 томов.

И ещё немного цифр. В уголовном деле имеется 465 судебно-медицинских экспертиз, баллистических – 190, судебно-медицинских криминалистических экспертиз трупов – 57, судебно - трассологических экспертиз одежды потерпевших – 56, две по холодному оружию и 3 взрыво-технических. Дополнительная баллистическая экспертиза была проведена на крыше Дома правительства.

В деле участвовали 7 гособвинителей, 5 представителей потерпевших, 12 адвокатов, 5 общественных защитников.

Всего по уголовному делу проходит 387 потерпевших, из них раненых – 306, погибших – 77, 159 свидетелей.

В ходе судебного заседания сменилось 8 переводчиков и 4 секретаря.

Трудности процесса

Главной трудностью было то, что следствие под руководством Азимбека Бекназарова, который курировал на тот момент силовой блок, было проведено очень не качественно с массой процессуальных нарушений. Об этом говорили все – и защита, и гособвинение. В чём причина плохого следствия, сейчас доподлинно неизвестно, но Бекназаров торопил следователей, чтобы скорее передать дело в суд и успокоить потерпевших, требовал, чтобы следствие было проведено с обвинительным уклоном. Следствие было закончено за 8 месяцев, хотя логичнее было бы провести его с большей тщательностью, чтобы в судебном процессе не возникало пробелов. А пробелы возникали регулярно. Что-то восполнили в ходе процесса, а что-то так и осталось «белым пятном».

Например, на самый главный вопрос: «Кто убивал митингующих, и из какого оружия стреляли в людей?» - следствие так и не дало четкого ответа. Даже на вопрос «Кто отдавал приказ «Огонь на поражение!»?» нет однозначного ответа. Многие указывают, что по рации в тот день был устный приказ тогдашнего председателя СГО Жаныша Бакиева - стрелять в тех, кто с оружием, в тех, кто лезет на ограждение. Но якобы приказ был дан стрелять по ногам. Почему тогда силовики стреляли в голову и грудь? Почему под следствием оказались только альфовцы и арстановцы, ведь в тот день по периметру здания Дома правительства находились и милиционеры, и солдаты Минобороны, и нацгвардейцы? И где оружие, из которого стреляли на поражение? Баллистические экспертизы не выявили ни одной единицы оружия, из которого убили хоть одного человека.

Вторая трудность была организационного плана: в стране не было зала, который мог бы поместить такое количество участников процесса. Поэтому решено было проводить заседания в столичном Дворце спорта. На сцене расположились - судья в центре, справа гособвинение, слева адвокаты и подсудимые. А в зрительном зале потерпевшие и их родственники справа, а слева родственники подсудимых. Между ними журналисты.

Шоком первого дня судебного процесса стало поведение потерпевших: истерики, проклятия, оскорбления не только подсудимых, но и их адвокатов. А на второй день и вовсе произошла потасовка – потерпевшие начали кидать в подсудимых и их адвокатов пустыми бутылками и даже попытались напасть. Пока солдаты из конвоя удерживали смутьянов, подсудимым удалось убежать. После этого нападения трое подсудимых не явились на судебный процесс на следующий день.

Оксана Малеванная так описала произошедшее в своем блоге: «Несколько адвокатов все-таки пострадали. Досталось и «альфовцам» - одному, когда он бросился помогать подняться женщине-адвокату, которая упала, убегая от разъяренных «героев», так двинули по лицу, что выбили зуб. Естественно я думала, что разум все-таки возобладает, и суд перенесут в более подходящее место. Но, не тут-то было! Уже вечером мне позвонил следователь прокуратуры, отвечающий за явку подсудимых, и сообщил, что продолжение шоу будет завтра. Полное бесправие, бессилие и ощущение безысходности…»

С тех пор Оксана Малеванная на суде так и не появилась, о её местонахождении неизвестно. Хотя в журналистской среде ходят слухи, что она живёт то ли в Грузии, то ли в Швейцарии, то ли в Новой Зеландии.

Суд из здания Дворца спорта перенесли после того,  как 30 ноября возле входа, прогремел взрыв. Только чудо спасло милиционеров, которые находились в этот момент, рядом со зданием. Согласно официальной версии, взрыв совершили террористы.

После этого был удовлетворен отвод судье Бектемирову, а заседания стали проходить в здании Военного суда Бишкекского гарнизона.

Третья трудность процесса - скандальность потерпевших и их родственников. Любые показания подсудимых они сопровождали оскорбительными комментариями и проклятиями, типа: «Кровь за кровь!». Впоследствии и родственники подсудимых начали отвечать тем же. Неоднократно в зале суда завязывались потасовки и словесные перепалки. Порой даже в судью летели камни и пластиковые бутылки, и звучали угрозы: «Тебе надо голову отрезать!»

Судья Онолбеков пропускал эти угрозы мимо ушей, но чего ему это стоило! Судья фактически стал громоотводом между двумя группами - родственниками потерпевших и подсудимых. Он шёл на каждое заседание как на войну, потому что неизвестно было, что там произойдёт. Этот момент сильно тормозил процесс, так как вынесение приговора требует тишины и сосредоточенной работы. А когда председательствующий постоянно ощущает себя как на пороховой бочке, это сказывается на качестве заседания.

Но скандальность потерпевших, на мой взгляд, была кому-то на руку. Потому что с людьми, которые находились в состоянии стресса, можно и должно было работать психологам и социологам. Уровень потерпевших был разным, у большинства не было опыта публичности, а тут столько внимания со стороны власти и прессы. Вот некоторые и распоясались. Хотя большинство потерпевших и их родственников не бравировали своим горем, не били себя в грудь, а терпеливо ждали справедливости. Но несколько скандалистов настолько укрепили негативный имидж потерпевших, что словосочетание «герой-апрелевец» стало звучать как минимум цинично.

Хотя 7 апреля 2010 года на площади было место геройству, настоящей жертвенности, но на передний план выставляли именно нелицеприятные моменты этой большой и неоднородной группы. И выгодно это было прежде всего сторонникам свергнутого Бакиева…

Четвертая трудность – заочники. Шестеро главных обвиняемых находились в бегах, поэтому показания их отсутствуют в деле, за исключением Оксаны Малеванной, которая успела дать показания на следствии, остальные пятеро так и не рассказали, что было в тот день в здании Дома правительства в кабинете у Курманбека Бакиева, и кто все-таки дал приказ убивать людей.

Пятая трудность – многие потерпевшие забыли свои первоначальные показания и путались в них. А некоторые и вовсе дали на суде сведения противоречащие тому, что они говорили на следствии четыре года назад. Плохая память?

Шестая – огромный объем уголовного дела. Большое количество участников, экспертиз, фото-видео материалов. Судья Онолбеков эти три с половиной года фактически жил только этим процессом. Никакие другие судебные процессы он не вёл. Всюду его сопровождала охрана. Да и сейчас сопровождает. Фактически он никуда не выезжал из Бишкека и ни с кем не общался все это время. Эти трудности коснулись и его семьи.

Седьмая проблема - с переводчиками. В течение процесса сменилось 8 переводчиков: то одной стороне не нравилось качество перевода, то другой. Кроме того из 4 секретарей  к концу процесса остался только один секретарь.

Восьмая трудность – трудность морального плана. Из-за того, что следствие не было проведено должным образом и не было установлено четкой вины каждого из подсудимых, судье пришлось брать на себя всю ответственность и определять степень виновности каждого. Онолбеков попытался почувствовать себя и в шкуре потерпевших, и обвиняемых. Смерть человека это огромное горе. А несправедливо отнятая жизнь – это ещё и жажда возмездия. 7 апреля 2010 года был, по сути, массовый расстрел демонстрантов. «Кто ответит за это?!» - вопрошают родственники потерпевших. И ждут справедливости.

Но нельзя забывать и про подсудимых. В тот роковой день они оказались по другую сторону баррикад, и тоже находились в состоянии колоссального стресса. Они видели разъяренную толпу, слышали выстрелы, и с каждым убитым приходило понимание, что просто так им из этой западни не выбраться. Бросать оружие, переходить на сторону митингующих? А как же честь мундира? А как же товарищи?!

Но кто-то ведь стрелял. Людей убивали с определённой периодичностью.

Девятая сложность состояла в том, что кроме основного дела – расстрела митингующих 7 апреля 2010 года на площади «Ала-Тоо», в рамках процесса рассматривались и другие громкие дела, связанные с Бакиевыми. Например, о принятии решения о применении операции «Тайфун» и «Буран» 17 марта 2002 года тогдашним премьер-министром Курманбеком Бакиевым в селе Кербен. (Речь идёт об аксыйских событиях.) А также о нарушениях в поставках авиакеросина на американскую базу Ганси, и  организации Жанышем Бакиевыс, который на тот момент был зам.председателя СНБ,  «матрёшка-гейта» в случае с Омурбеком Текебаевым.

По всем этим эпизодам были привлечены дополнительные потерпевшие и свидетели, изучались документы.

Роль Бакиева в аксыйской трагедии

Спустя 12 лет после аксыйской трагедии Курманбек Бакиев признан виновным по ст.305 «превышение должностных полномочий» УК КР. Судья Онолбеков пришел к выводу, что,  будучи премьер-министром в 2002 году, Бакиев не имел права на совещании принимать решение об операциях «Тайфун» и «Буран», повлекших смерть двоих жителей Кербена и ранения 56 человек.

Удивительно, но все главные герои этого процесса - и обвиняемые, и обвинители - связаны неразрывными нитями друг с другом и в прошлом. Их истории постоянно перекликаются. Вот и драма с применением силы в отношении простых граждан Кыргызстана случилась с Курманбеком Салиевичем дважды. А началось все с того, что в далёком 2002 году взошла оппозиционная звезда Азимбека Бекназарова (того самого, который и курировал поспешное следствие по 7 апреля 2010 года). Бекназаров начал критиковать власть Акаева (первого президента Кыргызстана, которого изгнал Бакиев, который в свою очередь, чтобы удержаться у власти расстрелял демонстрантов 7 апреля). Так вот критиковал он Акаева за передачу части кыргызской территории - Узенгу Кууш Китаю. Чтобы угомонить оппозиционера, акаевская власть возбудила в отношении его уголовное и арестовала, найдя нарушения в период его работы следователем. (Получается ещё тогда было известно, что следователь Бекназаров слабоватый). Возмущенные земляки Бекназарова 17 марта 2002 года на судебный процесс в соседнее село Кербен, но дорогу им преградил кордон милиции. Кто-то спровоцировал мирных жителей, и они начали закидывать милицию камнями, стрелять из охотничьих ружей. Силовики в свою очередь тоже открыли огонь. В результате - четверо были убиты, 7 получили ранения. И тогда жители, всех близлежащих сел пошли к зданию районной милиции в Кербене, окружили ее, подожгли ПОМ и потребовали освобождения Бекназарова.

В ночь с 17 на 18 марта премьер-министр Курманбек Бакиев собирает совещание и принимает решение о введении плана «Тайфун». В ту ночь милиция, разогнав толпу, стреляла молодым активистам в спину. Тех, кого удалось поймать, жестоко избивали и калечили.

Суд под председательством судьи Онолбекова, заслушав свидетелей и изучив архивные документы, признал, что решение Бакиева о введении плана «Тайфун» было принято незаконно, так как премьер-министр на совещании не имел права единолично принимать такие решения. Такое решения могло принимать все правительство на специальном заседании.

Много лет Бакиев делал вид, что не имел отношения к расстрелу аксыйцев и даже осуждал Акаева за это. Но Бекназаров-то прекрасно знал этот факт, и, несмотря на то, что были убиты его земляки, спустя два года принимает изгнанного из власти Бакиева в оппозиционное движение осенью 2004 года. И даже идёт вместе с ним в одной связке свергать Акаева 24 марта 2005 года. Получается, благодаря поддержке Бекназарова Бакиев  становится президентом и впоследствии узурпирует власть. Что приводит к событиям 7 апреля 2010 года.

Как торговали авиатопливом

В суде рассматривали и эпизод о коррупционной схеме реэкспорта авиатоплива на базу Ганси. Следствие обвиняло Курманбека Бакиева в том, что он «пользуясь своим служебным положением и используя свои полномочия вопреки интересам службы, общества и государства, подписал закон «О ставках акцизного налога на подакцизные товары, ввозимые и производимые юридическими и физическими лицами в Кыргызской Республике, на 2006 год», которым была утверждена нулевая ставка подакцизного налога на ввозимое реактивное топливо на 2006 год».

Простыми словами это значит что, до 2005 года ежегодно принимались законы, устанавливающие подакцизный налог на ввозимое реактивное топливо в размере 2000 сомов на 1 тонну. А подписанный 31 декабря 2005 года закон привел к освобождению юридических лиц, занимающихся импортом реактивного топлива в Кыргызстан, от уплаты акцизного налога. Следовательно, за время действия указанного закона, то есть до 23 октября 2007 года, в бюджет Кыргызской Республики не поступило 14 285 200 сомов, чем государству был причинен особо крупный ущерб.

Любопытная деталь: экспертное заключение с одобрительным уклоном от 16 ноября 2005 года, накануне рассмотрения закона в парламенте готовил комитет  по бюджету и финансам Жогорку Кенеша, председателем которого на тот момент был Ахматбек  Келдибеков. Как позже сказали сотрудники комитета в своих показаниях: «Установление нулевой ставки на реактивное топливо было политическим решением депутатов ЖК КР».

Допрошенный на следствии в качестве свидетеля  Базарбай Мамбетов, на тот момент президент Ассоциации нефтетрейдеров республики, сообщил, что неоднократно поднимал вопрос, о незаконном реэспорте нефтепродуктов, получаемых из РФ, так как страна теряла огромные суммы прибыли.

Незаконность реэкспортной схемы заключалась в следующем: авиационное топливо, предназначенное для авиабазы «Ганси», закупали несколько кыргызских фирм у российских поставщиков без уплаты НДС на основании соглашения государств-участников СНГ. Затем ввезенное топливо без уплаты акцизного налога и НДС далее реэкспортировалось в Афганистан, Иран и др. страны. В связи с тем, что с 2005 года, с  ведома коррумпированной власти осуществлялся несанкционированный реэкспорт авиатоплива, Россия предъявила к Кыргызской Республике претензии и ввела экспортные пошлины на все виды ввозимого топлива (бензин, дизтопливо, авиатопливо) примерно в 200 долларов США за тонну. Тем самым был нанесен ущерб экономике Кыргызстана. Базарбай Мамбетов обращался лично с письмом к Бакиеву и предлагал ввести акцизный налог на ввозимое авиационное топливо с приложением расчетов, однако ответа не было -  решение этого вопроса президент перепоручил своему сыну Максиму.

Бывший на тот момент депутатом парламента М.Мукашов также в показаниях указал, что выступал и голосовал против этого закона, потому что это создавало законную основу коррупции. «Жогорку Кенеш зачастую использовался для этих целей. Депутаты лоббировали непопулярные законы, затем закон подписывался. Необходимости освобождения или уменьшения акцизов не было. Это делалось в целях обогащения семьи Бакиевых»,- заявил в своих показаниях Мукашов.

Однако по этому делу суд снял с Бакиева-старшего обвинения в злоупотреблении, потому что при принятии незаконного решения были соблюдены все законы. То есть невыгодный для страны закон поддержали депутаты парламента большинством голосов, а значит, он был принят в рамках законодательства.

Зато суд признал Курманбека Бакиева виновным в превышении должностных полномочий, когда он незаконно создал новые государственные структуры, а именно Центральное агентство Кыргызской  Республики  по развитию, инвестициям и инновациям (ЦАРИИ), которое возглавил его сын Максим. После этой должности младшему сыну Бакаева был уготовлен путь к президентству.

Как подбрасывали матрёшку с героином в багаж Текебаеву

В суде по событиям 7 апреля 2010 года рассмотрели еще одно громкое дело, которое до сих пор оставалось загадкой, так как никакого официального решения по нему принято не было. Итак, подсудимому Жанышу Бакиеву вменялось, что он, «занимая должность заместителя председателя Службы национальной безопасности Кыргызской Республики, злоупотребляя своим должностным положением, вопреки интересам государства и граждан, с целью отстранения оппозиционно настроенного депутата О.Текебаева от участия в политической деятельности поручил работникам «Международного аэропорта «Манас» подложить в его багаж наркотическое средство - героин.

Мне, как журналисту, всегда было интересно, как же происходила эта постанова века. В суде прозвучали все подробности. В начале сентября 2006 года Жаныбек Салиевич вызвал в свой служебный кабинет вице-президента по безопасности и режиму аэропорта «Манас» Надыра Мамырова. Он сообщил, что 5 сентября 2006 года в 05.30 утра с делегацией депутатов для участия в международном экономическом форуме  в Польшу, вылетает главный враг Бакиевых - Омурбек Текебаев, которого надо дискредитировать в глазах мировой общественности и граждан Кыргызстана. А для этого необходимо подложить Текебаеву в багаж наркотик. Жаныш пообещал, что в этом деле ему буду содействовать заместитель начальника ОВД на воздушном транспорте У.Токтосунов и начальник линейного отделения А.Каракучуков,  у каждого из них будут свои роли.

По материалам уголовного дела получается, что Жаныш Бакиев лично приобрел героин в ночь с 4 на 5 сентября 2006 года у неустановленных следствием лиц. Причем упакован он был как сувенир в виде деревянной матрешки.  «Сувенир» передал А.Каракучукову, и сообщил Н.Мамырову по мобильному телефону о начале операции.

Примерно в 5 часов 5 сентября 2006 года старший агент официальных делегаций аэропорта «Манас» И.Давузов, выполняя свои служебные обязанности, принял от депутата О.Текебаева его личный багаж и отнес его в приемную Мамырова. Злоумышленники вскрыли боковой кармашек чемодана и У.Токтосунов вложил туда наркотик. После этого чемодан возвратили Давузову, который благополучно сдал его в багажное отделение и произвел регистрацию документов О.Текебаева.

Ни сном, ни духом не ведая о произошедшем, Текебаев прибывает 6 сентября в аэропорт Варшавы, и при прохождении таможенного и пограничного контроля его задерживают польские силовики, так как при досмотре его чемодана была обнаружена матрешка, в которой находилось наркотическое средство весом 595,9 грамм.

Текебаева задержали и поместили в изолятор миграционной службы, предоставили адвоката и двух переводчиков. Эксперты долгое время не могли выяснить состав данного вещества, однако через сутки установили, что это смесь героина с противочумным и противомалярийным веществами. Польский суд быстро разобрался, что это провокация. Одной из причин оправдания был тот факт, что Текебаев сам по специальности физик и не будет провозить сомнительную смесь. Поскольку в данной ситуации было много противоречий, польский суд взял на себя ответственность и 8 сентября оправдал его. Текебаева.

В парламенте состоялось заседание посвященное данному вопросу. На тот момент председатель СНБ Табалдиев Б.Б. в своих показаниях сказал, что после того как  показали запись камер видеонаблюдения, он понял, что это умышленно подстроенная провокация. Он вызвал заместителя  Жаныша Бакиева к себе в кабинет и спросил  не он ли организовал это дело. Тот отрицал. Табалдиев провел собственное служебное расследование и получил признательные показания от Мамырова. Кроме его письменных признаний у Табалдиева, есть выборка из дежурной части СНБ КР о частом посещении Мамырова кабинета Жаныша Бакиева. Напомню одну деталь: после этого скандала и Табалдиев, и Жаныш Бакеиев уходят в отставку. Первый по собственному желанию, так как не смог мириться с тем, что президент покрывал злодеяния брата, а второго вынудили уйти депутаты парламента. Но Жаныш был безработным недолго. Спустя некоторое время старший брат назначает председателем СГО.

…Суд под председательством Онолбекова признал Жаныша Бакиева виновным по ч.2 ст.304 УК КР «использование должностным лицом своего  служебного положения вопреки интересам службы», и по ст.247 ч.2 п.2, ч.3 п.п.2,4 УК КР «незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка с целью сбыта, а равно незаконные производства или сбыт наркотических средств».

Кого осудили, кого оправдали

Спустя четыре с лишним года после кровавых событий 7 апреля, наконец, прозвучал приговор. Судья Онолбеков зачитывал его пять дней.

Как отмечалось ранее, ни следствие, ни суд не определили, кто и из какого оружия стрелял в митингующих. Но из приговора ясно, что главные виновные в убийстве людей братья Бакиевы.

В тот день, 7 апреля 2010 года президент Курманбек Бакиев  находился в Доме Правительства с утра до 19 часов. «Вступив в преступный сговор с премьер-министром КР Д.Усеновым, председателем ГСНБ КР М.Суталиновым, председателем СГО КР Ж.Бакиевым и со своим сыном Маратом Бакиевым, с целью удержания узурпированной власти приняли решение о применении огнестрельного оружия против мирных граждан и митингующих на площади «Ала-Тоо». С целью придания законного вида своим преступным деяниям, при применении огнестрельного оружия силовыми структурами, в том числе и незаконного использования Вооруженных сил в отношении митингующих, Курманбек Бакиев издал Указ от 7 апреля 2010 года «О введении чрезвычайного положения», который в нарушение требований ст.11 Закона Кыргызской Республики «О чрезвычайном положении», фактически не был утвержден постановлением Жогорку Кенеша Кыргызской Республики», говорится в мотивировочной части приговора.

Суд подтвердил вину подсудимого Курманбека Бакиева в даче приказа председателю СГО Жанышу Бакиеву о применении огнестрельного оружия на поражение против граждан, находившихся на площади «Ала-Тоо».

А Жаныш Бакиев в свою очередь отдал незаконный приказ о применении оружия силовикам.

По показаниям свидетелей и других подсудимых он лично, несколько раз отдавал команды стрелять на поражение, ссылаясь на то, что есть указ президента Кыргызской Республики о введении чрезвычайного положения, который дает возможность применять огнестрельное оружие. Эти команды дублировали Темирбаев и Дунганов.

Таким образом, суд принял решение признать виновными Курманбека Бакиева, Жаныбека Бакиева и Данияра Усенова в организации убийства многих лиц с особой жестокостью группой лиц по предварительному сговору. И приговорил всех троих к пожизненному лишению свободы, с конфискацией имущества и лишением права занимать  определенные должности. Жаныша Бакиева дополнительно лишили воинского звания «генерал-лейтенант».

С ряда должностных лиц суд снял обвинения в убийстве в связи с недоказанностью вины. Это руководитель аппарата президента Кыргызской Республики Каныбек Жороев, государственный советник президента по вопросам обороны, безопасности и правопорядка Эльмурза Сатыбалдиев, руководитель секретариата президента Оксана Малеванная и генеральный прокурор  Нурлан Турсункулов.

Но суд принял решение признать их виновными по ст. 304 ч.4 УК Кыргызской Республики - «злоупотребление должностным положением». Вина их заключается в том, что они «вопреки сложившейся ситуации, приняли участие в разработке предложений и проекта по незаконному подавлению недовольных режимом президента К.Бакиева народных масс, создавая предпосылки для применения огнестрельного оружия против митингующих,  разработали и приняли указ президента Кыргызской Республики о введении чрезвычайного положения в отдельных местностях. Что было объявлено по телевидению, в СМИ. При этом вышеуказанные подсудимые не приняли никаких мер по урегулированию конфликта, предотвращения кровопролития, что привело к жертвам: 77 человек погибших, 306 человек раненно».

Всем назначили наказание – 10 лет лишения свободы, со всех принято решение взыскать в доход государства движимое и недвижимое имущество.

Мурата Суталинова, председателя ГСНБ, признали виновным в соучастии в виде пособничества в убийстве митингующих 7 апреля, и по ряду других обвинений. Суд окончательно определил ему 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Также Суталинова лишили воинского звания «генерал-лейтенант».

До вступления приговора в силу меру пресечения в отношении Суталинова оставили прежней – домашний арест.

С Бакыта Калыева суд снял обвинения в соучастии в убийстве за недоказанностью. И признав виновным в превышении должностных полномочий - Калыев незаконно отдал приказ о привлечении спецподразделения “Скорпион” для охраны здания Дома правительства, суд оставил без назначения наказания в связи с истечением срока давности.

Нурлана Темирбаева, заместителя председателя СГО, суд признал виновным в превышении должностных полномочий и пособничестве убийству и ряду других дел и окончательно определил 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Суд также лишил Темирбаева  воинского звания «полковник».

Данияра Дунганова, зампредседателя СГО,  суд признал виновным в превышении должностных полномочий, выразившимся в незаконной отдаче приказа о применении огнестрельного оружия, соучастии и покушении на убийство митингующих. И определил 25 лет лишения свободы с конфискацией с отбыванием наказания в колонии усиленного режима.

Меру пресечения в отношении Дунганова оставил прежней – домашний арест, до вступления приговора в законную силу.

Алмаза Джолдошалиева, начальника УСО «А» ГСНБ, суд признал виновным в превышении должностных полномочий и приговорил к 6 годам лишения свободы в  исправительной колонии усиленного режима. Суд снял с него обвинение в утере госимущества, а именно оружия и патронов, которые отобрали митингующие у «Форума» у сотрудников «Альфы».

Такой же срок получил и Эсенбай уулу.

В части обвинений в совершении убийства митингующих суд оправдал Алмаза Джолдлшалиева и сотрудников «Альфы» и СГО, за недоказанностью их участия в совершении преступлений. Как отмечалось, ни одно баллистическая экспертиза не показала, что из оружия альфовцев убивали людей.

Точка не поставлена

Одна из главных загадок на сегодняшний день – куда пропало оружие, которое погрузили силовики в УАЗ поздно вечером 7 апреля 2010 года? Это оружие до сих пор не найдено. Возможно, именно из него и были убиты люди.

Как выяснилось, с приговором не согласны все стороны. Предстоит рассмотрение во второй инстанции. Поэтому оглашенный 25 июля приговор сложно назвать точкой в этом деле. Он скорее начало, а вот точку предстоит поставить всем нам, обществу в этой кровавой трагедии, которую пережила нация.

Нам предстоит еще долго искать ответы на вопросы, почему это произошло с нами и что делать, чтобы страна и народ больше не переживали таких драматических событий?

Лейла Саралаева Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям