Талант Султанов: «Тема чучука, возможно, привлечет больше туристов в Кыргызстан»

09:16, 18 Января 2016

Национальный институт стратегических исследований Кыргызской республики в прошлом году отметил50-летний юбилей. Он был образован в 1965 году как институт при госплане Киргизской ССР, а сегодня это аналитический центр при аппарате правительства Кыргызстана. Тематика исследований НИСИ обширная: экономические и социальные вопросы, политическое развитие, международное сотрудничество.

О том, каким видится развитие страны со стратегической точки зрения, рассказывает директор НИСИ Талант Султанов.

Об экономике

- Талант Исакович, как охарактеризуете сегодняшнее состояние Кыргызстана?

- Прошедший год был сложным в плане геополитических и геоэкономических процессов. На фоне этого Кыргызстан довольно хорошо себя показал, выдержал давление. Мы провели парламентские выборы, признанные экспертами прозрачными и честными. Хотя  ожидания, как у наблюдателей, международных партнеров, так и у самих кыргызстанцев, внутри страны были тревожные. Но те усилия, которые на протяжении последних лет прикладывали президент и правительство для проведения честных выборов, дали результат, и после выборов все мировое сообщество сказало, что это были уникальные выборы, где использовались новые технологии. Это первый момент – была достигнута политическая стабильность. И второй момент – на этом фоне экономика показала себя неплохо. По сравнению с другими странами в регионе, рост ВВП в Кыргызстане за прошедший год около 4%, это один из самых высоких в странах СНГ. Официальные итоги еще не озвучены, но предварительно мы будем в первой тройке. Что еще немаловажно – инфляция у нас одна из самых низких среди наших стран, ниже 3%. А что особенно волнует – это понижение курса национальной валюты по отношению к доллару. Этот процесс наблюдается во всем мире, но наш сом не показывал резких скачков, как, например, в Азербайджане, когда люди проснулись, а их валюта стоила на 50% меньше. За год девальвация составила намного меньше, чем в других странах, например, в Казахстане. Необходимо отметить, что этот процесс происходит не только в странах СНГ, но и в Латинской Америке, в Азии и даже в Китае, где юань тоже постепенно обесценивается.

- Вы сейчас назвали наши успехи, а какие промахи были во внешней и внутренней политике власти?

- (Задумывается). О серьезных промахах говорить не приходится, учитывая то, какая была сложная ситуация в мире и как Кыргызстану удалось пройти. Но есть моменты, где можно улучшить работу, есть возможности, которые мы не реализуем. Например, вступление в Евразийский экономический союз. Сейчас много тех, которые говорят, что нет эффекта от вступления, который ожидался. Но надо смотреть, что было бы, если бы мы не вступили.

- И что было бы?

- Наша страна с маленькой экономикой, без выхода к морю. Основными нашими партнерами являются Казахстан и Россия, наши трудовые мигранты едут туда. Соответственно, была бы построена таможенная граница между нами и странами-членами ЕАЭС. И как бы торговали наши предприниматели? Мы не научились пока производить товары, которые были бы востребованы на рынке Китая, поэтому наша торговля остановилась бы полностью. Мы оказались бы изолированными в пределах своей страны. Поэтому мы констатируем, что вступив в ЕАЭС, мы получили возможности, которыми нужно грамотно и оперативно воспользоваться. Здесь надо отметить, что страна в целом не успела подготовиться к вступлению, не построены лаборатории для сертификации качества наших продуктов, не налажено производство. Но процесс идет, и в ближайшем будущем запустятся логистические центры, лаборатории, которые будут тестировать нашу продукцию, чтобы мы смогли,наконец, воспользоваться преимуществами от членства в большом экономическом союзе.

- Чья вина в том, что страна не подготовилась к вступлению, мы ведь больше года об этом говорим? Нам денег вовремя не выделили, или это наше разгильдяйство?

- Наша экономика функционировала на протяжении 25 лет в одном режиме, мы в основном были страной, занимающейся реэкспортом. И за одну ночь провести структурную трансформацию экономики нереально. И я хотел бы отметить такой фактор: во всем мире наблюдается сложная ситуация в экономиках всех развивающихся стран, которые живут от продажи ресурсов. В связи с удешевлением нефти и получился тот эффект, который мы все испытываем. Нужно эти вещи понимать, разделять и смотреть на эти факты в мире.

- И Назарбаев, и Путин, и наш президент, общаясь со СМИ, заявляли о том, что 2015 год был сложным, но 2016 будет еще сложнее. Какие сложности будут?

- Сейчас мировая политическая ситуация нечеткая. Например, Ближний Восток, который недалеко от нас, очень бурлит, опасность исходит оттуда. В экономическом плане сейчас доллар имеет тенденцию и дальше укрепляться, соответственно, и национальные валюты продолжат падение. Предсказать, как поведет себя цена на нефть, сложно. А так как бюджеты России и Казахстана завязаны на нефти, это напрямую повлияет на нас. И еще один момент: цена на золото, от которой зависит наша экономика, тоже не повышается. В прежние кризисные годы инвесторы бежали к золоту, чтобы пережить кризис. Но в последние годы золото не стало тем надежным прибежищем для инвесторов. Во всяком случае, пока.

- Прошедший год был объявленный годом поддержки отечественной экономики. Как вы думаете, у нас есть достижения?

- Есть два достижения, которые хотел бы отметить как позитивный итог минувшего года. Во-первых, Кыргызстан по классификации Всемирного Банка больше не является бедной страной. Мы вошли в список стран с уровнем достатка на душу населения немного ниже среднего. Всемирный Банк отслеживает уровень ВВП на душу населения. Все эти годы после обретения независимости мы входили в список беднейших стран. В прошлом году нам удалось перешагнуть этот порог и перейти в категорию стран со средним достатком. Необходимо отметить, что средний достаток тоже делится на две подкатегории – страны с достатком выше среднего и ниже среднего. Мы пока относимся к странам с доходом ниже среднего. Нам есть, куда расти и развиваться. Например, до третьей категории, куда входят страны с высоким достатком, это страны G-8.

Второе достижение – в прошлом году впервые в истории Кыргызстан получил суверенный кредитный рейтинг, это оценка двух из трех крупнейших существующих независимых рейтинговых компаний Moody's и Standar&Poors. Нам присвоили рейтинг В2 (прогноз «стабильный»). Это можно назвать историческим событием. Почему? Когда крупный инвестор планирует инвестировать деньги в какую-то страну, в какую-то компанию, в первую очередь он обращается к рейтингам, читает отчет о данной стране или компании. Рейтинг состоит из двух компонентов, В-2 показывает какая ситуация сейчас, и она на одном уровне с Монголией. А Монголия считается в мире одной из прогрессивных, хорошей для инвестиций стран. Многие страны Евросоюза имеют рейтинг на две-три ступени ниже, чем у нас. Второй компонент - «стабильный» - говорит о прогнозе. Самое главное, эти оценки независимы, никто не может на них повлиять. Это говорит о том, что экономическая ситуация в Кыргызстане далеко не так плоха, как нам кажется, разумеется, в условиях кризиса.

- А для простых граждан как это аукнется?

- Получение суверенного кредитного рейтинга предоставляет хорошие возможности простым кыргызстанцам. Все эти годы у нас кредитные ставки в банках были намного выше, чем в соседних странах. Из-за отсутствия рейтинга и независимой оценки на внешних рынках для коммерческих банков деньги привлекаются дорого, так как Кыргызстан считался высокорискованным, внешние инвесторы вместо того, чтобы инвестировать под 1% или 3%, требовали, 10-20% возвратности. А кредитный рейтинг позволит снизить стоимость кредитов.Теперь установлена независимая реалистичная оценка риска, и внешние инвесторы будут под более дешевые ставки предоставлять более дешевое финансирование банкам и финансовым институтам в стране, соответственно, на этот уровень они смогут снизить свои ставки, которые они дают местным компаниям или населению.

- Вы сказали, что теперь Кыргызстана не является «Терра инкогнито» для инвесторов.

- Когда у страны нет кредитного рейтинга, то инвесторы эту страну просто не видят. Ее как будто нет на карте. И до недавнего времени Кыргызстана, как и некоторых стран Африки и Океании, на этой карте не было.

- Но у нас есть большой минус, который по-прежнему отпугивает инвесторов – коррупция. Борьба с коррупцией пока не приносит ожидаемых результатов. Почему?

- Если представить, какие объемы денег крутятся в коррупционной составляющей, государство просто не в состоянии выделять подобные суммы на борьбу с этим злом. Но сегодня прикладываются большие усилия, и они приводят к определенным результатам. Постепенно ситуация улучшается, например, Transparency International отмечает, что уровень восприятия коррупции в нашей стране падает. В прошлом году улучшились на 14 позиций.

Есть второй инструмент, который разработан НИСИ и минэкономики и Нацстаткомом, это уровень доверия населения к госорганам. И он показывает, что доверие к органам государственной власти растет. Это говорит о том, что изменения в лучшую сторону есть. Нам нужно не только бороться с последствиями явления, но и предотвращать, не допускать желания госчиновников коррумпироваться.

- Недавно НИСИ презентовал исследование по миграции. Получается, что миграция из Кыргызстана сокращается. В чем причина, это из-за кризиса в России и Казахстане или сознание людей меняется, и они хотят остаться на родине?

- Много факторов. Был большой всплеск миграции в прошлые годы, то есть те, кто хотел уехать из страны, уже уехали, поэтому все меньше остается людей, которые хотят уехать. Плюс в последние годы появились экономические возможности для реализации себя в своей стране. Кроме того, надо учитывать, что всплеск миграции происходит после политических потрясений, например, после Баткенских событий, после революций 2005 и 2010 года был всплеск миграции. А когда появляется политическая и экономическая стабильность, люди неохотно выезжают, не хотят срываться с обжитого места, не хотят бросать родных, друзей и ехать в неизвестную страну. Поэтому сегодня меньше желающих покинуть свою родную страну.

О политике

- Часто звучит мнение, что наша политика зависит от одного человека – Президента. Это правильно?

- В Кыргызстане уже второй созыв парламента работает в режиме парламентской демократии. Если помните, в 2010 году нам предрекали, что парламентская демократия у нас не приживется и через пару лет возникнет кризис. Но практика показала, что у нас она только крепчает и еще более эффективно начинает работать. Так что сложно сказать, что у нас в Кыргызстане один человек решает все. В парламенте хорошо представлена и провластная позиция, и оппозиционная, поэтому дискуссия ведется в цивилизованных рамках политических дебатов, а не революционных потрясений.

- А кого вы причисляете к оппозиции? Такое впечатление, что сегодня нет жесткого противостояние в политике.

- В парламенте 6 партий, большая часть которых непровластные. Лидеры этих партий – активные и опытные политики. Не обязательно, чтобы те, кто в оппозиции, вступали в жесткое противостояние с властью. Сейчас такие условия, когда всем надо сплотиться вокруг идеи продвижения Кыргызстана и двигаться в одном направлении, оставив внутриполитические разногласия. Сегодня политические силы понимают, что нужно большой упор сделать на улучшение экономических условий, поэтому сегодня больших разногласий нет. Это говорит о том, что у нас логика здравого смысла превалирует над логикой войны, что свидетельствует об оздоровлении политического климата в КР.

- И все-таки политические страсти нам предстоят. Какие угрозы могут возникнуть в связи с предстоящими президентскими выборами?

- Мы должны знать и понимать, какие политические процессы обусловлены внутренними факторами , а какие имеют внешнее влияние. Это наиболее критически важный вопрос. Нельзя допускать, чтобы какие-то внешние факторы влияли на развитие политической ситуации в стране.

- Как вы думаете, кто будет участвовать в президентских выборах?

- Будет много спекуляций на эту тему.  Но хотелось бы, чтобы молодежь активнее  участвовала и вовлекалась в политические процессы, и на президентские выборах, и на следующих парламентских.

- Президент говорил о необходимости конституционных реформ. Смогут ли изменения снизить накал страстей?

- Возможность конституционных реформ идет пока на уровне обсуждений. Я пока не видел намерений менять Конституцию. Существует мораторий на внесение изменений в Конституцию до 2020 года и не вижу предпосылок, что в этом году будут проведены какие-то реформы.

- Многие говорят о необходимости внедрения национальной идеи. Вы считаете, для развития Кыргызстана нужна национальная идея?

- Этот год объявлен годом истории и культуры. 2014-й  был годом укрепления государственности, были вызовы – сможем ли мы сохранить страну, все усилия были направлены на сохранение стабильности. 2015 год был годом укрепления экономики, очень много было запущено экономических инициатив. Сегодня пришло время осознать наше культурное наследие, нашу историю, задуматься над вопросами,  кто мы есть, откуда пришли и куда стремимся. После развала Союза в умах людей возник вакуум, который  за это время был заполнен разным содержимым, к сожалению,  не всегда конструктивным. Угроза экстремизма и терроризма - одна из самых опасных идеологий, поразивших сознание некоторой части наших сограждан. Чтобы эффективно бороться с этими вирусами, нужно сильное противоядие, надо продвигать свою идеологию, рассказывать свою историю, гордиться ею, чтобы все наши граждане чувствовали себя частью этой истории, настоящими гражданами своей странами.

- Тема чучука, как национальной гордости кыргызов, в последние дни остро обсуждается. Откуда эта тема могла возникнуть? Почему была такая болезненная реакция на оскорбительный пост иностранца? Может, это требование времени – сплотиться вокруг чего-то исконно кыргызского?

- Сегодня мы живем в век информационных технологий, когда любая информация может мгновенно распространиться. Но не каждый случай так активно обсуждается и находит такое количество откликов. Я бы не хотел упрощать вопрос, или намеренно его нагнетать, но скорее всего, здесь сыграли определенные факторы: как люди, работающие на руднике, отреагировали на этот пост, и как мировое сообщество отреагировало. Международные СМИ могли бы проигнорировать этот факт, если бы для них этот факт не показался экзотичным. Судить, что именно произошло на руднике, сложно, там разные факторы могли привести к тому, что этот конфликт назрел, а тема чучука стала спусковым крючком. А в целом в мировых СМИ не было негативных или агрессивных публикаций, а больше для рубрики «В мире интересного», и, возможно, эффектом станет то, что увеличится поиск в Гугле, что такое чучук. Возможно, это выльется в то, что к нам будет приезжать больше туристов. Хотя хотелось бы, чтобы к нам туристы приезжали не из-за скандальных новостей, а из-за прекрасной природы и лыжных курортов.

- В последнее время часто происходят информационные вбросы с разными целями. Но мы не научились отражать атаки навязанной нам информационной войны. Почему мы чаще боремся с последствиями, и не даем сами здоровых поводов для обсуждений? Например, НИСИ. Чтобы люди генерировали какие-то идеи, объединялись на этом фоне.

- У нас очень много источников информации, и зачастую понять, где правда, а где ложь довольно сложно. Поэтому в нашей в системе образования надо активней внедрять такое понятие как «критическое мышление». То есть, надо научить с детства критически рассматривать любую новость и понимать, насколько она обоснована, объективна, чтобы уметь противостоять различным информационным атакам и посылам, чтобы человек научился фильтровать информацию. А почему мы не формируем повестку дня? У нас страна демократичная, каждый имеет право высказывать свою точку зрения. Мы активно участвуем в медиа пространстве, всю аналитику мы публикуем, делимся с гражданами, доносим нашу точку зрения, обсуждаем различные темы на круглых столах и конференциях.

О международных отношениях

- Новому парламенту предстоит рассмотреть ряд неоднозначных законопроектов – это о запрете пропаганды гомосексуализма и об иностранных агентах. Как вы думаете, эти законы способны ухудшить имидж Кыргызстана как островка демократии? Стоит ли нам вообще эти вопросы поднимать?

- Я не могу рекомендовать парламенту, рассматривать или нет те или иные вопросы. Но необходимо отметить, что в развитых государствах, среди наших партнеров на Западе очень щепетильно относятся к данным вопросам. И когда они рассматривают вопросы сотрудничества, учитывают, какая ситуация в этой сфере в данной стране. И многие вопросы, которые принимаются из благих побуждений, интерпретируются по-другому. Все зависит от того, как они преподносятся, каким пиаром сопровождаются. Поэтому от того, что мы решим по указанным вопросам, зависит и уровень сотрудничества с западными партнерами.

- Должны ли мы защищать свои традиционные семейные ценности или мы должны быть открыты всему, что нам навязывают?

- Я считаю, что любые инициативы должны быть хорошо исследованы и обоснованы. Данную тематику наш институт не исследовал, но когда мы общаемся с международными партнерами, всегда этот вопрос поднимается. Есть одна интересная инициатива – Всеобщая система преференций плюс (GSP+). Евросоюз дает преференции ряду стран, их всего около 12-13, беспошлинно поставлять свою продукцию в страны Евросоюза, тем самым ЕС помогает этим странам развиваться. Но просят просто соблюдать подписанные ранее международные конвенции. И эти тематики, такие как иностранные агенты или антигейский закон, могут негативно повлиять на решение ЕС дать Кыргызстану статус «ВСП+» или не дать. То есть, в экономическом плане могут быть негативные последствия.

- То, что Кыргызстан оказался в довольно щекотливой ситуации, с одной стороны интересы России, с другой интересы Запада, плюс проблема с Турцией. Это ловушка многовекторной политики?

- Согласно китайской поговорке, любой кризис это новые возможности, и такая страна как наша, которая имеет партнерские отношения и с Россией, и с Турцией, могла бы играть роль посредника, чтобы наладить сложные отношения. Мы не исключение, наш сосед Казахстан тоже практикует многовекторную политику. Надо помнить, Кыргызстан небольшая страна, мы не можем позволить себе с кем-то общаться, а с кем-то не общаться. Мы должны находить общий язык со всеми.

О весне

- Не парламентская, а так называемая уличная оппозиция, пытается раскачать ситуацию, якобы все в стране плохо, цены растут, плата за свет дорожает, страна прогнулась под Россию. В связи с этим всех вызывает на митинги весной. Есть ли опасность, что на основе этих моментов будет какой всплеск народного недовольства?

- Такие слухи каждый год муссируются. На самом деле по многим позициям цены в нашей стране не повысились, а наоборот понизились. НИСИ  ведет мониторинг продовольственной безопасности, так вот, на пищевые продукты цены либо заморозились, либо просели. На бензин цена постепенно падает. Что касается электроэнергии, НИСИ сделал большое исследование, получилось, что мы потребляем электроэнергию намного ниже себестоимости, и все кризисные явления в энергетики происходят потому, что из-за субсидируемых цен, мы не инвестируем обратно в энергетику. И цена в 70 тыйын только в прошлом году незначительно повысилась. А у соседних стран происходит повышение минимум два раза в год, что связано с инфляцией. То есть, по ценам нет такой ситуации, что цены резко выросли и появилось недовольство населения. А с другой стороны, оппозиция тоже больше конструктивная. Я практически не слышу, чтобы кто-то призывал к деструктивным действиям. Потому что все понимают, что любое политическое потрясение откинет страну назад в экономическом развитии. Поэтому, тем и хороша парламентская система, что у каждого есть возможность в стенах парламента высказывать недовольство, и оппозиция смогла попасть в парламент и поднимает там эти темы. Если послушать радио Жогорку Кенеш, там каждый день острые проблемы обсуждают.

- Столетие Уркуна может стать всплеском каких-то негативных явлений?

- Столетие трагичных событий, в год истории, обязательно будут рассматриваться и обсуждаться. Но, возвращаясь к теме информационного форматирования, в стране наблюдается довольно здоровая ситуация. И если идет нагнетание, то, как правило, извне, не изнутри, а снаружи. Этого и стоит опасаться.

- Насколько восприимчиво общество идеям извне?

- Чем более гротескные слухи, тем больше в них верится. В связи с этим необходимо проводить большую работу в информационном плане.

- В Казахстане ежегодно власти выделяют 215 млн. долларов для СМИ в качестве госзаказа, чтобы писали позитивные новости о ситуации в Казахстане и критиковали соседние страны. Должно ли наше государство делать госзаказ и форматировать позитивную картинку?

- У нас это обоюдоострый меч. Если государство начнет активно вмешиваться в работу СМИ, тогда могут сказать, что СМИ у нас не настолько свободны. Думаю, государство должно прилагать усилия, чтобы формировать позитивный имидж страны в мире, если мы хотим, чтобы к нам приезжали туристы, если мы хотим, чтобы с нами делали бизнес и в нашу экономику вкладывали инвестиции.

- 2016 год начинается. На что стоит обратить внимание кыргызстанцам, как следует его прожить со стратегической точки зрения?

- Сейчас государством и правительством создаются хорошие условия для развития бизнеса, частого сектора. Упрощаются налоговые процедуры, уменьшается количество проверок. Сейчас в ситуации с мировой нестабильностью делается большой упор на создание рабочих мест в Кыргызстане, поэтому для бизнеса создаются большие возможности. И президент, и премьер-министр работают над созданием в Кыргызстане рая для бизнеса. Поэтому, я хотел бы призвать кыргызстанцев активно пользоваться этими возможностями, открывать свой бизнес и вместе развивать экономику.

Лейла Саралаева 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям