В чьих интересах работает журналистика в Кыргызстане?

11:25, 30 Июля 2015

Потребители отечественных СМИ все чаще возмущаются, что журналистика в Кыргызстане продажна и свободы слова в стране нет. Да и характерных черт любой власти в Кыргызстане не избежала и «четвертая». Политик, глядя на собственный гордый профиль, взирающий с экрана телевизора, взгрустнет: опять его слова переврали. Или недопоняли. Сплошные профаны и бездари работают в этой журналистике. Сам корреспондент, пробегая глазами по своему материалу и ревностно фиксируя количество просмотров, задумается о том, хватит ли денег до зарплаты и еще раз вздохнет, осознавая бесполезность собственной работы. Иной раз поймает себя на мысли: «Журналистика в Кыргызстане ничто: ничего не решает, ничего не может, ни к чему не стремится».

Никого в стране уже не удивляет сотрудник ДПС требующий взятку. Бравый молодец, смачно оставляющий продукты жизнедеятельности на улице, также не станет для граждан чем-то из ряда вон выходящим – обычная ситуация. Аварийное состояние здания детского садика, которое в любой день может обрушиться на головы маленьких посетителей, тоже уже не шокирует – что удивляться-то, мы живем в бедном Кыргызстане. У нас есть снисхождение ко всему: к власти, к общественному транспорту, к уличному хамству. Но не к СМИ.

СМИ по нашему разумению должны быть высочайшего качества: беспристрастными, объективными, достоверными. Чтобы, следуя принципу демократии, каждый читатель или телезритель мог на основе качественной разнородной информации сформировать политические предпочтения, принять участие в общественном обсуждении, ориентироваться в сложном политико-социальном поле.

А теперь представьте, сколько одна редакция, даже самая захудалая, тратит на освещение событий. Надо и сотрудникам заплатить, и потратиться на аренду офиса, интернет, компьютеры, мобильную связь, камеры, фотоаппараты, транспорт и бог знает что еще.

Даже вода в кулере стоит денег. Сколько тратит рядовой потребитель информации, включая телевизор или открывая страничку информационного агентства? Ничего. Заплатив за газету даже 30 сомов, вы не перекроете все издержки на ее изготовление.

В европейском обществе пришли к пониманию того, что за качественную информацию надо платить. Социум, состоящий из индивидуумов и голосующий на выборах за идеи, а не за личности, несомненно, в таком контенте нуждается.

До распада СССР средства массовой информации полностью обеспечивались государством. Власть оплачивала собственную пропаганду, а мы привыкли узнавать из газет не о том, что что-то произошло, а почему произошедшее для нас хорошо или плохо.

После того как СССР перестал существовать, ситуация практически не изменилась. В бизнесе нет альтруистов. По крайней мере я ни разу не слышала о предпринимателе, который бы работал ради общего блага, а не собственной прибыли. Так каковы статьи доходов у кыргызстанских СМИ? Во-первых, это реклама. Однако, проработав некоторое время рекламным агентом, я могу смело утверждать, что наш бизнес очень не любит светиться и не понимает, зачем лично ему нужно тратить огромные деньги непонятно куда. Помимо потенциальных покупателей на свою голову можно навлечь надзорные органы: налоговики ведь тоже телевизор смотрят.

Есть и другой источник дохода – заинтересованность неких политических сил в «правильном» освещении их деятельности. Спонсором могут выступить и различные международные организации. Этический кодекс журналиста, конечно, предписывает на проплаченных материалах делать пометку «на правах рекламы». Но если редактор этого не сделает, то по степени душевных сомнений этот проступок не превысит переживаний от перейденной в неположенном месте дороги.

 

Вы можете представить, чтобы в Кыргызстане прогремело что-то наподобие Уотергейтского скандала? Напомню, эта политическая драма началась в Вашингтоне 17 июня 1972 года, когда полиция арестовала пять человек, сотрудников предвыборного штаба Ричарда Никсона, которые под видом сантехников пытались установить в номере политического конкурента Никсона кандидата в президенты США от демократической партии Джорджа Макговерна прослушивающее оборудование.

Поначалу происшествие в гостинице никак не повлияло на политическую карьеру Ричарда Никсона. В ноябре 1972 года он стал 37 президентом. Репортеры «Вашингтон пост» Боб Вудворд и Карл Бернстайн начали свою серию расследований. Путем ночных разговоров с тайными информаторами, встречаясь с ними в укромных местах вроде подземных парковок автомашин, они добыли информацию. Затем была опубликована серия разоблачающих статей, которые доказывали причастность действующего президента к преступлению.

9 августа 1974 года Ричард Никсон был вынужден покинуть президентский пост. Это была феерическая победа четвертой власти над исполнительной. А теперь давайте поразмыслим, чтобы произошло, если бы Вудворд и Бернстайн жили на 40 лет позже и 10 тысячами километров восточнее, то есть в Бишкеке.

В лучшем случае они бы «отделались» нападением, как экс-обозреватель газеты «Репортер-Бишкек» Сыргак Абдылдаев. Журналист писал нелицеприятные для президента Курманбека Бакиева статьи. В марте 2009 года неизвестные нанесли Абдылдаеву множественные ножевые ранения, переломали конечности.

При худшем раскладе Вудворда и Бернстайна ожидала бы судьба Геннадия Павлюка. Редакции Кыргызстана не могут гарантировать безопасность своим же сотрудникам. Особо циничные хозяева СМИ после выражения недовольства сотрудником со стороны влиятельных структур просто избавляются от журналиста.

Другая сторона канонического журналистского расследования – финансы. Готовить разоблачительный материал – дорогое удовольствие. Журналист также работает с утра до вечера, тратит деньги редакции на слежку, подкуп информаторов, копается в документах. Причем, никто не может гарантировать, что этот колоссальный труд приведет к результату. Ведь когда Вудворд и Бернстайн начинали свое расследование, они не были уверенны, что Никсон действительно был причастен к преступлению. Журналистам «Вашингтон поста» сказочно повезло. Так вот, на какие шиши журналисту это делать?

Не стоит ожидать от кыргызстанской прессы сенсаций. Львиная доля журналистов занимается облагораживанием пресс-релизов. Разберем ситуацию подробнее.

Телевидение – самый популярный среди кыргызстанцев способ получения информации. Помимо местных телеканалов, по республике вещают и высокорейтинговые зарубежные. Последние пользуются спросом у населения из-за более качественного контента и красивой картинки. И именно они невольно стали причиной убогости местных каналов.

Вещание местного телеканала средней руки обходится в 100 тысяч долларов в месяц. Ретранслировать зарубежный канал можно за 15-25 тысяч долларов в месяц. Оттягивая на себя большую часть рекламных бюджетов, они оставляют без финансирования отечественные СМИ. Тем более, что рекламодатели платят телеканалам около 6 миллионов долларов в год за рекламу. Для сравнения, казахский рекламный бюджет оценивают в 4 миллиарда долларов.

Государственные каналы, разумеется, дотируются из государственного же бюджета. Однако ни один редактор не станет уж сильно кусать руку дающего, а значит, и разговоры о независимости телеканалов ничего не стоят.

Впрочем, даже государственные дотации не позволяют производить контент, который был бы конкурентоспособен содержанию иностранных каналов. Поэтому даже ОТРК приходится сотрудничать с иностранными компаниями. К примеру, радио «Азаттык» выплачивает по 300 тысяч долларов в год за размещение своих программ в прайм-тайм.

До недавнего времени и фонд «Сорос» спонсировал там некоторые проекты.

Он-лайн издания в Кыргызстане на первый взгляд кажутся самыми беспристрастными. Однако проведите небольшие расчеты – умножьте все рекламные площади любого информационного агентства на стоимость, указанную в прайс-листах. А теперь подумайте, сколько редакция СМИ тратит на производство новостей. Ага, встает вопрос: «Откуда деньги, Зин?» Оттуда же, откуда у всех. Спонсорская помощь, гранты, дары от политических партий.

Газеты в Кыргызстане живут по двум трендам. Качественная русскоязычная пресса вымирает. Из-за внешней миграции людей, требующих качественной подачи материала, хотя бы мнимой достоверности, непредвзятости, становится все меньше. Выхолощенные статьи уже не пользуются спросом.

Зато набирают популярность некоторые специфические кыргызоязычные газеты. Дело тут даже не в языке, а в особенности подачи. Больше слухов, грязных подробностей, откровенной лжи. Пипл, как говорится, схавает.

Спросите у любого начинающего журналиста – участвует ли он в некой информационной войне? Он, конечно, ответит, что нет. Что пишет материалы всегда сам, что редактор иногда только подсказывает, в каком ракурсе проблема засияла бы новыми красками. Ах да, темы иногда тоже предлагает редактор, убеждая новичка, что это будет интересно зрителям или читателям. Добрый наставник может даже нужных экспертов подсказать.

Таким образом, журналист общается с нужными для редакции людьми, освещает интересные для редакции темы, то есть вращается в искусственно сформированном информационном поле. Но он свято верит в свою беспристрастность и принимает кивок одобрения редактора как оценку своих способностей.

Еще больше умиления вызывает ситуация, когда различные фонды предлагают журналистам прокатиться в пресс-тур, к примеру, по Украине. Для пущей демонстрации беспристрастности приглашаются люди из разнонаправленных СМИ. Дескать, пусть пишущая братия своими глазами увидит, что там на самом деле происходит и расскажет об этом своей аудитории.

Казалось бы, куда объективнее. Корреспонденты разговаривают с обеими сторонами конфликта, бывают в разных городах. Но есть в этом всем два ключевых момента. В поездке ни сам журналист, ни его редакция ни за что не платит. Все расходы берет на себя добрый фонд. А часто ли вы идете против людей, которые вас несколько дней вкусно кормили? То-то же.

Кроме того, приглашения высылаются адресно. То есть журналистам, чье отношение к пресловутому конфликту на Украине давно известно. Объясню на пальцах: Барак Обама на встрече с американскими детдомовцами одной рукой обнял ребенка, а другой почесал пятую точку. Если журналист сторонник американского президента, то его больше привлечет первый факт. Если политика Обамы ему не нравится, то акцент в статье пойдет на чесание ягодиц. Также и с пресс-турами. Поэтому когда журналист, побывавший на Украине, рассказывает о жестокости сепаратистов, он говорит правду. Но стоит ли ему верить – другой вопрос.

А потребовать от журналиста объективности никакой реальной возможности нет. Из воздуха бумага для газет и печатные станки, камеры для телевизионщиков и прочее не появится. Бесплатно высококлассные специалисты работать не придут. Поэтому имеем то, что имеем. Надежда только на развивающийся рынок коммерческой рекламы. Настоящий. Если он появится – появятся и честные СМИ. Возможно.

Анара Юсупова 

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям