Айжан Чыныбаева: «Миссия у всех одна – сделать этот мир лучше!»

14:32, 11 Декабря 2015

До знакомства с Айжан Чыныбаевой, нынешним президентом Бишкекского Ротари клуба, деятельность его мне казалась малопонятной и малополезной. Ну, собираются вместе богатые и успешные люди, пьют шампанское, а заодно собирают какие-то деньги на благотворительность. Им, богатым, все это легко… Но как сильно я заблуждалась!

Действительность оказалась намного сложнее и в то же время намного восхитительнее.

О своем видении благотворительности рассказывает Айжан Чыныбаева, успешная бизнес-леди, владелица ресторана Prego, партнер Club Hotel и тренер по позитивному мышлению.

- Айжан, объясните нашим читателям, что такое Ротари клуб?

- Ротари клуб – это международная благотворительная организация, в которой более 2 миллионов членов по всему миру. Бишкекский Ротари клуб существует уже 18 лет, и за это время реализовано более 50 благотворительных проектов, связанных с детьми-инвалидами, стариками и молодежью из уязвимых групп. Один из последних проектов - строительство социального общежития для выпускников детских домов в Бишкеке. Это первое подобное учреждение в Кыргызстане, которое построено не на государственные деньги. А также строительство мастерской в Военной Антоновке, где молодежь из уязвимых групп может обучиться профессиям швей, пекарей, плотников и другим. Эти проекты были реализованы совместно с Норвежским Ротари клубом на сумму более 1 миллиона долларов.

- Как работает ваш клуб, на какие деньги вы реализуете эти проекты?

- В наш клуб может вступить каждый гражданин, у которого есть желание менять жизнь людей к лучшему, помогать другим, быть полезным обществу. Многих смущает, что у нас существует обязательный членский взнос – 1700 сомов в месяц. Поэтому, если кто-то не может стать членом клуба из-за проблемы оплатить членство, тот может стать волонтером клуба, что тоже дает множество преимуществ. Плюс в том, что с клубной картой Ротари резидент может поехать в любой Ротари клуб любой страны мира, и его примут как своего. Второй плюс – резидент может находить контакты для своего бизнеса по всему миру, среди членов Ротари из других стран. Деньги, которые мы собираем за членство, идут на оплату нашего администрирования и оплату международного членства. А на благотворительность мы привлекаем деньги местных меценатов и бизнес структур, плюс нам часто помогают посольства разных стран. Например, в этом плане активны посольства США, Японии, Германии, Турции и Норвегии.

- Чем вас привлекает благотворительность?

- С детства у меня было эта потребность – помогать людям. Я помню, когда была маленькой, видела нищих старушек или инвалидов, мне всегда хотелось им помочь. И я помогала, как могла. А когда поехала в Америку по учебе, была поражена, насколько там развита благотворительность. Она имеет множество уровней и специфик. И не всегда это просто вручение бабушке денег на хлеб. Можно настолько изысканно помогать!

Например, поехать и пообщаться с ней, выслушать ее воспоминания, полистать ее альбом. Вроде это не стоит денег, но иногда это важнее, чем просто купить продукты. В США я с удовольствием включилась в это благотворительное движение. Первым проектом была помощь женщинам, подвергшимся семейному насилию. Я ездила в места содержания этих женщин, которые прятались от своих мужей. Я была удивлена, что даже в такой прогрессивной стране, как Америка, есть такая проблема, когда мужчины преследуют своих жен, вплоть до убийства. Поэтому им и выдают охранный ордер, и мужчина не имеет права приближаться ближе 5 или 10 километров. После общения с этими женщинами я поняла, как много они получают в таких центрах, а потом сами становятся активистками. И когда вернулась в Кыргызстан, у меня была идея – внедрить что-то такое и у нас.

Когда я только поступила в университет, мы с однокурсниками тоже пытались заниматься благотворительностью, собирали одежду для детских домов. Делали это непрофессионально – ездили по базарам, торговцам показывали фотографии деток и просили помочь, чем могут. Позже, когда я начала работать в «Хаяте», узнала про Ротари клуб, там всегда собирались иностранные топ-менеждеры, и я думала, что доступ для кыргызстанцев в этот клуб закрыт. Через некоторое время мой муж начал общаться с Джорджио Фиаконе, основателем Бишкекского Ротари клуба, а потом его пригласили стать членом клуба. Первое время я посещала все заседания клуба как жена резидента клуба. Через полтора года, увидев мою активность, пригласили и меня стать членом. С тех пор я уже 9 лет член клуба, а в этом году меня избрали президентом.

- Можете объяснить, зачем богатому человеку заниматься благотворительностью?

- Мне кажется, что благотворительностью должны заниматься все люди: и богатые, и средние, и бедные, если у них есть возможность. Если ты родился человеком, ты должен приносить пользу. Миссия у всех одна – сделать этот мир лучше. У богатых людей просто больше возможностей, потому что вопрос еды и ночлега закрыт, и они могут сеять больше семян помощи, которые произрастут в пользу для общества. Кто-то считает, что благотворительность карму улучшает. Существует много практик на этот счет, тренингов, а суть одна: «Что посеешь, то и пожнешь». Почему очень много миллиардеров разоряются? Потому что, кода они достигают пика материального благополучия, в какой-то момент они не видят смысла жизни, если не занимаются благотворительностью. У них уже есть все самое дорогое. И если нет смысла, то богатство не делает человека счастливее. Очень правдива поговорка: «За деньги счастья не купишь». Это и есть отражение моей жизненной философии.

- Как вы думаете, отличается ли психология богатого от психологии бедного человека?

- Конечно. Считается, что когда человек сытый, он добрый, а когда он голодный, то злой. Но этот стереотип очень часто не подтверждается. Часто бедные люди могут быть морально богатыми и наоборот, очень богатые люди бывают духовно нищими.

- Хотела затронуть и такой аспект, много бедных людей, которые не хотят работать, а ждут, когда им что-то принесут.

- Я сталкивалась с этой стороной жизни, это психология иждивенчества. Были случаи, когда мы собираем деньги на операцию тяжелому ребенку. Его мама везде уже обращалась, в «Вечерке», на телеканалах идет информация о ее ребенке, много людей откликаются. Я срочно нахожу деньги, встречаюсь с ней, она показывает фото ребенка, медицинские документы, историю болезни. Я передаю ей эти деньги. А потом встречаюсь с врачами и прошу взять ее малыша на операцию, а они мне отвечают: «Мы же этой женщине сказали, что ее ребенок сейчас еще маленький, он не перенесет операцию, надо ждать 6 лет». И тут я понимаю, что женщина просто спекулирует своим горем и болезнью ребенка. Иждивенчество, к сожалению, быстро входит в привычку некоторых людей. Но такие случаи – один из ста.

И это не значит, что не надо помогать. Меня поразила еще одна история: молодая женщина, рожает уже четвертого ребенка-инвалида, каждый из них со страшными патологиями. Она делает им по 5-6 операций, фактически мучает этих детей. А одного вообще хочет отдать в зарубежную страну на эксперименты, это для нее возможность заработка. Ни у нее, ни у мужа нет работы, но они продолжают рожать, не задумываясь, что будет с их детьми. Они уже привыкли, что добрые люди помогут. На такие вещи я не могу смотреть с точки зрения гуманизма. Поэтому мне многие говорят, что я стала строгой. Но именно такие случаи и снимают с тебя розовые очки и показывают суровую реальность. Поэтому именно через Ротари клуб эффективно оказывать помощь. Мы консультируемся со специалистами, узнаем все обстоятельства, перепроверяем, уточняем диагноз. Но иногда мы понимаем, что даже большие деньги не во всех случаях помогают. Бывают случаи, когда знаешь, что, даже собрав 100 тысяч долларов и потратив их на лечение, ребенка все равно не удастся спасти. И эта деятельность научила меня принимать жесткие решения в таких случаях. Если специалисты говорят, что случай безнадежный, я лучше на эти деньги куплю оборудование для больницы и спасу 100 детей, у которых есть шанс на выздоровление. Я, конечно, понимаю боль матери, когда твой ребенок при смерти, ты готова свою жизнь отдать. Но нужно уметь принимать, если не можешь изменить ситуацию, надо двигаться дальше, попытаться помочь другому, тому, кому эта помощь реально принесет пользу.

- Это ведь огромная ответственность, решать, кто получит помощь, а кто нет.

- Я очень много поездила по детским домам и домам малютки. Когда видишь эти истории в реальности, когда в срочной помощи нуждаются конкретные малыши трех или пяти  месяцев от роду, а от них еще и мамы отказались, а ты не можешь всем им помочь, то очень сильно страдаешь морально. Рыдаешь ночью в подушку, мучаешь окружающих вопросами: «Почему так не справедлив мир!». Это действительно очень тяжело.

 

- Как вы освобождаетесь от этого груза? Вам ведь надо и своей жизнью жить, заботиться о своей семье, близких?

- После каждого похода в детдом я не только рыдала, но и физически болела. А потом мои друзья психологи и врачи сказали, что так нельзя делать. «Ты кто такая, чтобы брать тяготы этого мира на свои плечи? Тебе Бог даже не дал такой ответственности! Они такими родились, это их судьба, и ты можешь только облегчить их страдания!»,- объяснили мне. Я искала правильное отношение к этой ситуации, через личностный рост, занималась духовными поисками, пришла к пониманию, что мир так устроен, есть такие люди, и я не могу всем помочь. Если уже ребенок родился без рук и без ног, то окружающие бессильны. Но мы, ежедневно что-то делая, можем поменять его судьбу в лучшую сторону. Или хотя бы облегчить его существование, чтобы он хотя бы в памперсах лежал. Или оплатить услугу нянечки, которая будет ему делать массаж.

- А что с вами произошло, сердце стало черствее или мудрее?

- Сердце стало мудрее. И я стала избирательна к историям, потому что пришло понимание, что где-то мной манипулируют. Есть мамочки, которые приходят и требуют помощь, а по ней видно, что она это делает профессионально и ходит по многим организациям. И я стала видеть, где реально нуждаются в помощи, а где это просто способ заработка.

- И вы можете отказать в помощи?

- Я не только смотрю историю болезни и фото ребенка, но и задаю множество профессиональных вопросов, узнаю все обстоятельства, имена врачей, адреса поликлиник, где ставили диагноз. И когда человек понимает, что я в теме, то и реакция разная. Если это профессиональный попрошайка, то разговор быстро сворачивается. А те, кому действительно нужна помощь, они меня приглашают к себе домой, ведут себя открыто, и мы продолжаем работать.

- Вы верите в правдивость поговорки: «От сумы и от тюрьмы не зарекайся»?

- Да, это обычное правило жизни. У меня тоже есть друзья, которые могут зазвездиться, поэтому я всегда стараюсь их вернуть к реальности такими словами: «Сегодня ты на коне, а завтра в другом месте. И пока ты на коне, ты должен как можно большему количеству людей помочь. И завтра, когда ты будешь в другом месте, тебе всегда протянут руку. Или будет наоборот».

Беседу вела Лейла Саралаева 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям