Гульназ ЖУЗБАЕВА: «Мы не просим, чтобы нам сделали какие-то особые условия. Просто создайте удобные условия для всех»

10:08, 21 Ноября 2018

Героиня этого интервью и ее команда предлагают обществу по-другому отнестись к людям, лишенным зрения. Они ломают миф о том, что незрячий человек обязательно беспомощен и требует особого внимания. Их взгляд на жизнь состоит как раз в том, что разницы между зрячими и незрячими быть не должно.

- Гульназ, чем занимается ваша организация?

- Общественное объединение «Кыргызская федерация незрячих», которой я руковожу, занимается реабилитационными тренингами для взрослых незрячих людей. Каждый тренинг длится 6 месяцев. Участники приезжают к нам из разных уголков Кыргызстана. У нас они получают навыки самостоятельной жизни. Все члены нашей организации незрячие, в том числе 6 инструкторов.

- Какие это навыки?

- Мы даем 5 основных направлений: чтение и письмо шрифтом Брайля, навыки владения компьютером и смартфоном, ориентирование на местности с помощью белой длинной трости, обслуживание себя в повседневном быту (приготовление еды, уборка, закупка еды в магазине) и изучение русского и английского языков. Все эти предметы слушатели изучают ежедневно с 9 утра до 6 вечера. Желающие могут записаться на наши тренинги по телефонам: (0-707) 37-73-73, (0-773) 65-66-17, (0-777) 85-16-10.

- А разве взрослые незрячие многого из перечисленного Вами не умеют?

- Да, не умеют. Некоторые незрячие, например, вообще не ходили в школу. Они постоянно были дома под присмотром родителей. То есть образования они не имеют вообще. Некоторые же по каким-то причинам потеряли зрение уже в детском или взрослом возрасте. Раньше они читали при помощи зрения. Потом у них не стало такой возможности. И обучение чтению шрифтом Брайля с помощью пальцев – это все равно что заново получать образование письму и чтению. То же самое применимо к перемещению с помощью трости. Будучи зрячими, они этого, естественно, не умели. Современные компьютеры и смартфоны оснащены функциями для незрячих. С помощью этих программ наши слушатели учатся писать и читать. Изучение иностранных языков осуществляется также с помощью шрифта Брайля.

К нам приходят люди разных возрастов из разных регионов с разным уровнем знаний. Когда мы видим, как они меняются в лучшую сторону, то понимаем, что двигаемся в правильном направлении. Мы ведь тоже причастны к их трансформации.

- Сколько людей прошли через ваши курсы?

- В 2012 году, когда я начала обучать других незрячих своим знаниям и навыкам, в группе было 1-2 человека. Нынешние же курсы наша организация проводит начиная с прошлого года. Всего за это время обучение прошли 35-40 человек. Восемь человек занимаются на тренингах сейчас.

- Насколько сложно Вам лично находить общий язык с участниками тренингов?

- Очень сложно. Мне сложнее всего искать подход к каждому из них. Кого-то нужно похвалить, кого-то держать построже, с кем-то нужно серьезно разговаривать. Но с каждым годом мне становится легче. Появляется опыт. И все равно, каждый раз приходят новые люди, и к ним нужно искать новые подходы.

- Ваши выпускники Вам помогают?

- Да. Вначале я была одна. Сейчас же у меня есть команда, которая состоит из тех, кто прошел тренинги. После каждого выпуска один или два человека пополняют нашу команду. Некоторые просто приходят, помогают нам.

- Кто помогает Вам в проведении этих тренингов?

- Организационную часть мы ведем сами. Место для проведения тренингов нам предоставляет Американский университет в Кыргызстане бесплатно. Для нас это большая поддержка. Финансы мы ищем сами. Пишем письма, выискиваем гранты. Кое-какая помощь приходит в виде пожертвований, в том числе из-за рубежа, например, из Японии или США. В прошлом году на наше письмо отозвался экс-президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев и оказал нам материальную поддержку.

- А правительство, Министерство соцзащиты, местные власти помогают?

- Когда мы что-то говорим властям, нас воспринимают как-то несерьезно. Наверное, из-за того, что мы незрячие. Я надеюсь, что в будущем они будут нам помогать. Министерство соцзащиты, по-моему, даже не знает о существовании нашей организации и курсов.

- Почему Вам захотелось делиться своими знаниями с другими незрячими людьми?

- Я родилась незрячей. Мои родители обнаружили, что я плохо вижу, только в три года. Они возили меня по разным врачам, чтобы вернуть мне зрение. Но восстановить зрение не получилось. В то время единственная школа для слепых и слабовидящих детей была только во Фрунзе. И мои родители не смогли меня туда отдать. Поэтому я все-таки училась в обычной школе. Меня окружали зрячие люди. Естественно, у меня было много ограничений. Я, например, не видела, что было написано на доске. Но с помощью родителей и одноклассниц все же закончила школу. Перед поступлением в университет тоже было много сомнений: как я буду жить, передвигаться и учиться в чужом городе? Сначала я не решилась. Осталась дома. Но потом все же рискнула. И поступила. В университете была масса барьеров и ограничений. Да и я сама себя ограничивала. Но все же смогла.

Попутно выучила английский язык. Стала ходить на разные языковые курсы, где были носители языка – англичане, американцы. Просила дать возможность участвовать в занятиях, чтобы практиковать свой английский язык. Многие закрывали передо мной двери, потому что они никогда не работали с незрячими людьми. Я стала подавать заявки на обучение за рубежом. И смогла попасть в Японию и США. Там я познакомилась с успешными незрячими людьми, среди них были и профессора.

И это укрепило меня в желании добиться, чтобы в Кыргызстане нас воспринимали так же, как и всех остальных. Чтобы мы тоже могли учиться и жить полноценной жизнью. Полученный там опыт я хотела передать нашим людям. Уже тут, дома, когда стала жить среди незрячих людей, я узнала, что многие из них не знали того, что знала и умела я. А я-то думала, что все должны иметь навыки ухода за собой, мытья посуды, приготовления еды, уборки. Спасибо моим родителям, что они меня не ограничивали, а учили всему этому. Тогда я уже загорелась желанием передавать свои знания другим незрячим. Только не представляла, как это сделать.

- Какие ограничения нужно убрать, чтобы приблизилась Ваша мечта о том, чтобы незрячие жили полноценной жизнью?

- В нашем обществе сейчас существует много стереотипов. В том числе и в отношении незрячих. У нас считают, раз человек не видит, значит, он инвалид, ничего не может и ничего не умеет, обязательно нуждается в помощи, сидит только дома. Эти стереотипы есть и у незрячих. В первую очередь нужно не ставить себе барьеры. Если мы сами, незрячие люди, будем показывать окружающим, как мы полноценно живем, тогда и будет движение вперед. Мы должны решить свои проблемы сами. Или как минимум, знать, как их решить.

- Чего Вы в итоге хотите добиться своей деятельностью?

- Чтобы наше общество воспринимало незрячих людей равноправными членами этого самого общества. Тогда не будет деления на зрячих и незрячих.

Многие так думают: «Я слепой, значит, мне должны помогать. Государство ничего не делает. Светофоры не ставят». Но даже если поставить специализированные светофоры, а навыков перехода дороги у человека нет, то это не поможет…

- Хотя такие светофоры в городе все же устанавливают…

- (смеется) Мы не доверяем этим говорящим светофорам. Во-первых, они стоят не на каждом перекрестке. Тем самым нас ограничивают. Получается, мы должны ходить только по этим перекресткам. Но у нас могут быть дела в разных точках города. Поэтому мы переходим дорогу, ориентируясь на шум машин. Получается, что эти светофоры бесполезны.

Лучше бы деньги, которые тратят на светофоры, потратили на внешнее озвучивание номеров маршрутов автобусов и троллейбусов. Получается, когда ты приходишь на остановку, ты снова становишься зависимым и вынужден просить чьей-то помощи. А сейчас многие молодые люди, например, используют наушники. Пока ты их спросишь, пока они тебя услышат… А мы-то не видим, что они в наушниках. Транспорт уже уезжает. Так что наружное озвучивание номеров общественного транспорта дало бы нам очень много. Нам говорят, что это очень трудно и требует больших финансовых затрат. Может быть, когда-нибудь это сделают.

- Слушая вас, я прихожу к выводу, что Вы не стремитесь получать какую-то особую помощь от государства и общества…

- Мы не просим, чтобы нам сделали какие-то особые условия. Не надо адаптировать под нас окружающую среду. Наоборот, мы должны адаптироваться под нее. Нас мало. Просто создайте удобные условия для всех.

Нам бы сделали ровные тротуары без препятствий – без пней, деревьев, выбоин, столбов, открытых люков. Ведь от этого стало бы лучше не только нам, но и всем. Просто сделайте нормальные тротуары для всех.

Кстати, за последние три-четыре года в Бишкеке стало намного лучше. Например, все перекрестки переделывают под международные стандарты. Или новые «зебры»… Наши трости «чувствуют» полосы «зебр». Водители стали более отзывчивыми: когда видят нас, останавливают машины перед «зебрами», а не на них.

Мы учим слушателей наших тренингов жить самостоятельно и быть мобильными. Это не значит, что нам не нужна помощь. Хотя всем зрячим людям мы всегда говорим: «Если вы видите на улице незрячего человека и хотите ему помочь, то сначала спросите, нужна ли ему помощь. И если он ответит вам положительно, то обязательно помогите».

Александр Кулинский

 
© Новые лица, 2014–2019
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям