Кто же такие феминистки?

09:37, 16 Ноября

В нашем обществе слово «феминистка» звучит как ругательство. Из подсознания всплывает образ некрасивой и неумной женщины, которая не смогла выстроить семью и теперь ненавидит всех мужчин. А еще они не красятся и (о, ужас!), не бреют ноги.

Да, в целом мы понимаем, что это глупый и бестолковый стереотип. Но кто такие феминистки на самом деле? Недавний спор в социальных сетях по поводу интервью с главой «Мол Булак Финанс» Бабуром Тольбаевым, высказавшим довольно спорные патриархальные идеи, заклеймив феминисток одним махом, показал, что особого взаимопонимания в обществе нет. Да и представление о вопросе, скажем так, расплывчатое. Именно поэтому мы и решили позволить себе небольшой ликбез.

Недалекое прошлое

Еще 200 лет назад бесправие женщин было вполне себе юридической практикой, и не в арабских странах, а во всем мире. Сейчас это трудно представить, но женщины и в Европе, и в Америке не имели права голосовать на выборах, не могли получить образование, выбрать себе мужа самостоятельно, заработать на жизнь или поехать в путешествие. За женщину все решал сначала отец или брат, потом муж, потом сын. И горе старой деве, не устроившей свой брак, потому что забота о ней ложилась на плечи дальних и ближних родственников, которые, понятное дело, особые усилия по этой части вкладывали редко. 90 процентов женщин выходили замуж за того, на кого родители укажут. И все. Без вариантов.

Но невечно веревочке виться. Началось все в Америке, во времена Войны за независимость. Первой женщиной-борцом за равноправие принято считать Абигейл Смит Адамс (1744-1818), которая стала известна благодаря фразе: «Мы не станем подчиняться законам, в принятии которых мы не участвовали, и власти, которая не представляет наших интересов». И это было потрясающей сенсацией!

 

Не верите? В 1804 году известный вам однозначно император Наполеон издал указ о том, что женщина не имеет гражданских прав. Никаких. Ни на имущество, ни на социальную активность. Отвечает за нее муж или отец, а если таковых не имеется – ближайший родственник мужского пола. Дело, сами понимаете, было не в Индии, а во Франции. С историческими документами не поспоришь.

«Французская конституция 1791 года отказала женщинам в избирательном праве, и в этом же году первой феминисткой Олимпией де Гуж Национальному собранию Франции была передана «Декларация прав женщины и гражданки», в которой было представлено требование признания полного социального и политического равноправия женщин, по образцу Декларации прав человека и гражданина 1789 года. Однако Конвент посчитал невыполнимыми эти требования женщин. В 1793 году деятельность общества революционных республиканок была запрещена, а вскоре была отправлена на гильотину и автор Декларации Олимпия де Гуж. В 1795 году женщинам Франции запретили появляться в общественных местах и на политических собраниях, а в 1804 году император Наполеон издал тот самый указ. Этим закончилась первая волна феминизма в Европе», - рассказывает известный популяризатор истории Сергей Пузырев.

Нельзя сказать, что это делало женщин счастливее. Мы, начитавшись романтической литературы XIX века, представляем себе женщин в рюшечках и кружевах – некие нежные создания, на плечи которых не падали тяготы мира. Но действительность была куда более жесткой и прозаичной.

В 35 лет женщина, как правило, была старухой, особенно если речь не шла о дворянском сословии. Частые роды, похороны детей (из десятка выживали 2-3), тяжелая работа на износ делали свое дело быстро. Средняя продолжительность жизни – 42 года. Это сейчас женщины живут дольше мужчин. Тогда, несмотря на тот факт, что мужчины массово гибли во время военных конфликтов, продолжительность их жизни в среднем на 10-20 лет превышала женскую. Среди дворян свои проблемы – близкородственные браки, издевательства над собой ради канонов «красоты», скрытая купля-продажа женщин ради идей о титулах и деньгах тоже вполне быстро уничтожали женский пол. Насилие в семье, побои и все прочее, что связано с этим словом, было настолько обычным делом, что пожаловаться на него считалось чем-то вроде самообвинения. Они и не жаловались. Умирали пачками, а на смену подрастали новые. Так что радости родиться женщиной в XVIII или XIX веке было немного. Тем, что сегодня все во многом иначе, мы обязаны феминисткам. И забывать об этом – неприлично. Как минимум.

Капля точит камень

Но идеи феминизма на этом не погасли. «Под давлением общественности в Англии и в некоторых американских штатах женщин допустили к голосованию на местных выборах. И если «первая волна» феминизма сосредотачивалась на вопросах избирательного права, то «вторая волна» касалась вопросов равенства – ликвидации дискриминации во всех областях, в том числе и имущественных. Вопрос о праве владения собственностью для женщин занимал важное место в их жизни. И в 1860 году Законодательное собрание штата Нью-Йорк приняло в качестве закона «Акт о собственности замужних женщин», гарантирующий им право оставлять за собой заработанное ими, а также имущественные права вдовы, соответствующие правам мужа в случае смерти жены», - это все тот же Пузырев. Так и начались женские права. А победила первая волна феминизма только после Второй мировой войны. Правда, в Советском Союзе – раньше. Можно сказать, сразу после Октябрьской революции 1917 года. Это на заметку ругающим советскую власть. Вполне возможно, вместо сумочки от Шанель, кофе в руке и сигареты в зубах у дам-антисоветчиц сегодня был бы десяток детей и фингал под глазом от хозяина-мужа. Но у медали всегда есть две стороны.

Новое время

Наследницы феминизма в XXI веке стали очень агрессивными и мужчин, положа руку на сердце, действительно недолюбливают. Если раньше мир женщины ограничивался семьей, теперь наступило время, которое выгнало женщин из дома в мир конкуренции. С мужчинами в первую очередь. А этот факт не мог не наложить своего отпечатка на взаимоотношение феминизма и современного общества.

«Женщина по-прежнему остается в странах бывшего Союза человеком «второго сорта». Нам меньше платят, нас практически нет во властных структурах, мы продолжаем трудиться в обслуживающих сферах, осуществлять функцию заботы, получая за этот труд копейки. На дворе XXI век, а у нас хотят возродить традиции Домостроя, когда проблема домашнего насилия и так стоит очень остро. Каждые сорок минут погибает женщина, погибает от рук своего близкого мужчины, а власть выводит побои из-под уголовного наказания. Население стран переходит черту бедности, и первыми у этой черты стоят женщины, одинокие матери с детьми. Женщина постоянно находится в зоне риска: или умереть от голода, или от насилия. Феминисток считают страшными мужененавистницами. Да, мы страшные, потому что нам страшно за женщин, потому что мы считаем, что женщины достойны лучшей участи. Но мы не мужененавистницы. Нам ненавистно актуальное отношение к женщине как к сексуальному объекту, нам ненавистна мизогиния и, кстати, внутренняя мизогиния в том числе. А вообще-то, феминизм – это не о ненависти, это движение, исполненное любви и заботы в отношении… женщин, а не мужчин. Поэтому вокруг него так много очерняющих мифов. Как говорил Ежи Лец: «Эгоист – это тот, кто любит себя… а не меня». Когда мужчины видят, что кто-то заботится о женщинах, а не о них, они начинают говорить о страшных, волосатых, уродливых феминистках, начинают свои собственные страхи покинутости оформлять в мифы, отчаянно цепляясь за собственные мифы о муже-защитнике, муже-добытчике, муже-главе. Кто-то вырастает из возраста сказок, а кто-то продолжает насаждать сказку всеми своими физическими и властными силами. Вот против этих сил феминистки и выступают», - это голос современного феминизма. Сказала эти слова Ольгерта Харитонова, куратор российской Школы феминизма. Наши активистки повторяют ее речь слово в слово.

Женщины вынуждены вовлекаться во внутренние и международные проблемы, бороться за экологию и прочее. Равных с мужчинами условий у них по-прежнему нет. Но женщины больше не тешат себя иллюзиями в отношении мужчин - берут лопату и строят свое будущее сами. Становятся более самостоятельными, ведущими. Поэтому проявления агрессии в рамках, сами по себе неестественные, являются естественным порождением сегодняшнего кризиса общества. Если так будет продолжаться, то, боюсь, все женщины «западной цивилизации» обречены стать феминистками. А «восточной» - вернуться под руку бьющую. В чадру. В тотальную зависимость от мужа. Или есть третий путь?

Светлана Бегунова 

Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям