Почему женщин не выдвигают в президенты?

09:44, 1 Ноября

Парадоксально, но в стране, где столько женщин - профессионалов своего дела, да еще с активной жизненной позиицей, их совсем не выдвигают на высокие посты. В президенты, спикеры или премьер-министры женщины в Кыргызстане практически не попадают.

В стране победившего равноправия политика все еще как закрытый мужской клуб, где женщин дальше гардероба не пускают. Если кого и берут на корабль, то на определенные места, в крайнем случае могут бросить в социальный сектор. Как бы ни было обидно, даже в парламентских фракциях женщины часто – часть политической декорации. Сидят тихо, как мышки, или же играют роль “политических самоубийц”, готовых в любой момент броситься на защиту лидера партийной фракции, как на амбразуру.

В исследовании международных организаций, посвященном восприятию гендера в обществе, говорится, что несмотря на меры, принимаемые для обеспечения гендерного паритета в политической сфере, и близко не достигнут целевой показатель, рекомендованный Экономическим и Социальным советом ООН и Пекинской платформой действий – не менее 30 процентов женщин в законодательном органе страны. Более того, начиная с 2007 года наблюдается ежегодное снижение числа женщин в Жогорку Кенеше.

Большая политика в Кыргызстане – все еще чисто мужской мир. Есть только определенные политические “резервации”, куда допущены женщины. Среди мужчин-политиков существует стойкое стереотипное мнение, что лучше женщин никто не разбирается в социальных вопросах. Может быть, это и так в силу женского характера. Но это же не значит, что мужчины не могут успешно заниматься социальными вопросами. У нас же был неплохой министр социального развития Базарбаев, который отлично справлялся со своими министерскими обязанностями.

“Женщины более принципиальны, они не всегда поддерживают коррупционную политику. Потом, у женщин нет таких денег, как у мужчин. А что касается социального блока... Это уязвимое место, там ловить нечего. Вот и делегируют туда женщин. Социальный блок – это дети, женщины, пожилые люди. Мужчинам они просто не интересны, и возни много в этом секторе. Там же живые люди, с ними надо общаться, писать много, изучать. Ответственность большая в социальном блоке. Вот почему туда делегируют только женщин”, - говорит гражданский активист из Оша Гулгакы Мамасалиева.

После отставки Чыныбая Турсунбекова из трех выдвинутых кандидатов в спикеры нет ни одной женщины. Неужели среди депутатского корпуса нет ни одной достойной дамы на должность спикера Жогорку Кенеша?

Из девяти парламентских комитетов женщины возглавляют только два: комитет по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и регламенту Жогорку Кенеша КР возглавляет Асель Кодуранова из СДПК, и комитет по социальным вопросам, образованию, науке, культуре и здравоохранению - Гулкан Молдобакова, тоже из СДПК.

Может быть, именно поэтому женщины ушли в гражданский сектор или в другие сферы? Посмотрите, сколько юристов, социологов, экономистов, управленцев, исследователей в гражданском сообществе. Разве они не достойны того, чтобы стать министрами или возглавить государство?

“На мой взгляд, основная проблема - в природе мужского шовинизма и стереотипов. Хотя, как показывает практика, именно женщины держат свое слово, выполняют взятые обязательства. Вот, к примеру, Роза Исаковна ушла достойно”, - говорит депутат Каракольского городского кенеша Лола Кулинова.

На все президентские выборы с 2005 года всегда шла только одна женщина: Токтайым Уметалиева, остальные дальше заявлений не действовали. В первый раз Уметалиева заявила о своих президентских амбициях в 2005 году, тогда она заручилась поддержкой 0,6% избирателей. Почти с таким же результатом она вышла из президентской гонки в 2009 году. На последних выборах она не вошла даже в пятерку кандидатов, получивших более или менее значимые проценты.

Одна важная деталь – Уметалиева всгда была кандидатом-самовыдвиженцем, ни одна партия не рискнула выдвинуть женщину.

Семья начинается с двоих. Как любая азиатка, в своей семье я номер два, даже символично, что я, единственная женщина, иду в избирательном бюллетене именно под этим номером. И моя главная цель участия в этих выборах борьба за крепкую семью, сильную страну и незыблемость устоев”, - заявляла в интервью “Регнум” во время выборов Уметалиева.

Подсознательно даже такая опытная в политике женщина, как Уметалиева, понимает, что ей не стоит рассчитывать на победу в выборах, соглашаясь на второстепенную роль.

А может быть, причина в том, что партийные боссы не поддерживают политические амбиции женщин? На всех выборных уровнях партии ни разу даже не рассматривали женщин как серьезных кандидатов на руководящие должности. Женщин нет среди мэров и губернаторов областей.

 

“Не выдвигают, так как мужчины сами хотят на это место. Мужчины уверены, что это не женское дело. К тому же, у женщин нет денег. Есть и другая сторона медали: ведь и женщины не голосуют за женщин, так как подвержены стереотипам. Исключением была Роза Отунбаева, когда нужен был кризис-менеджер или “козел отпущения” в будущем, как это мы все и увидели”, - говорит эксперт Центра исследования демократических процессов Лариса Илибезова.

В современной истории Кыргызстана было несколько попыток создания женских политических партий, но, к сожалению, они не получили широкой поддержки. На парламентских выборах в бакиевский период была попытка создания широкой ассоциации женщин, защищающей политические права.

Наверное, это наш кыргызский парадокс, когда постоянно оппонирующее политикам гражданское сообщество представлено сплошь женщинами. Там практически не видно мужчин, это условная женская территория. Тут они добиваются отличных результатов, защищая права обиженных, подвергшихся насилию и прессингу. Они делают великолепные исследования по экономической и политической ситуации в стране, выстраивают успешные вертикали управления в финансовой сфере. Но весь их потенциал используется только в пределах одной общественной организации.

Это из той же оперы, что и "почему женщин-депутатов в парламенте страны и местных кенешах должно быть 30%, а фактически 22-23%. Потому что женщины, как и в быту, нужны политикам для обслуживания. Мужчины не уступают женщинам, даже если имеются законы (30% квоты), им удобно так, вот и все. Онтогенез – так было в давние времена: мелкая, невидимая, недоплачиваемая либо малооплачиваемая работа "должна" быть за кем? Возможно, им, партиям, невдомек, что гендерные роли могут и должны поддаваться изменениям для всеобщего качества жизни, что, уступив сегодня личные амбиции не только в отношении женщин, но и в отношении политических конкурентов сегодня, завтра могут получить выгоду и пользу дети, женщины, мужчины, старики. Рекомендую вам снова посмотреть мультфильм "Кошка, которая гуляет сама по себе", чтобы понять "настроение" в политических партиях. С тех пор мало что изменилось. 3000 лет так”, - утверждает гражданский активист Банур Абдиева.

Даже активность пресловутого ОБОНа можно было бы направить в позитивное русло, если бы политики захотели. Ведь мужчины-политики, которые активно критикуют “кричащих женщин”, сами используют их, когда им надо достичь своей цели. Они же и породили ОБОН как кыргызское политическое протестное ноу-хау, а теперь с пренебрежением говорят о нем, придумав этому явлению уничижительное название...

Алмаз Исманов

Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям