Село живо, потому что там живут женщины

09:26, 14 Ноября

Жизнь в наших селах все еще держится на плаву, а где-то, может быть, и процветает исключительно благодаря безграничному терпению и выносливости сельских женщин и девочек. Трудовая миграция практически вымыла из многих сел мужчин трудоспособного возраста, оставив женщинам не только домашние хлопоты. Женщинам сложнее решиться на внешнюю миграцию, потому что им нужно решить массу житейских вопросов, начиная с того, с кем оставить детей, где им учиться, на какие деньги питаться. Хотя, по данным Национального статистического комитета КР, женщины активнее мужчин участвуют в миграционных процессах. В 2016 году из 7,1 тыс. эмигрантов женщины составили 4,3 тыс. человек, или 61 процент. В этом же году между областями осуществили переезд 21,3 тыс. человек, из них 14,2 тыс. человек или 67 процентов – это женщины. Как показывает статистика, женщины в силу различных обстоятельств больше предпочитают межобластную миграцию. За рубеж женщины чаще едут в составе родственных групп или целыми семьями. При этом из почти 4 млн постоянного населения в сельской местности ровно половину составляют женщины.

Для большинства женщин миграция - это возможность накопить стартовый капитал, чтобы через год-два вернуться домой, в отличие от мужчин. Мужчины редко возвращаются домой в первые годы, даже если накопили нужную сумму или остались без работы. Обычно женщины по возвращении домой пытаются открыть собственное дело, это может быть небольшой продуктовый магазин или кондитерский цех на дому. В регионах в последнее время набирают популярность теплицы. Женщины активно включаются в этот процесс. Но отсутствие рынков сбыта, невозможность найма и высокая аренда сельхозяйственной техники способствуют распространению тяжелого ручного труда в сельской местности.

“Сама бы я не поехала в Россию. В Питере работают мои братья и сестра, поэтому, когда я закончила школу, мы вместе с мамой поехали к ним. У отца давно своя семья. Первое время я помогала сестре, пока мне не сделали документы и разрешение на работу. Сначала работала в магазине, потом устроилась на более престижную среди мигрантов работу в суши-бар. Вышла замуж тут, за такого же мигранта, как я сама. Зимой думаем вернуться домой в Кара-Сууйский район”, - рассказывает Наргиза, мигрантка, работающая в Питере.

Наргиза с мужем планируют открыть небольшое кафе или заняться перевозкой грузов у себя в Кара-Суу, купив популярный здесь корейский мини-грузовик Labo.

“Семейный труд” или трудовая эксплуатация?

Женщины, которые по семейным обстоятельствам не смогли выехать на заработки за границу или же не имеют финансовой возможности для создания собственнего фермерского хозяйства, в основном заняты придомовыми садовыми участками или нанимаются на сбор различных фруктов и овощей.

В таких сборах активное участие принимают и дети. В окрестностях Джалал-Абада девочки-подростки вместе с матерями собирают каперсы, в изобилии растущие на местных холмах. Их скупают турецкие торговцы. В ореховых лесах Арстанбапа и Кара-Алмы собирают орех, который поспевает в октябре, из-за чего даже местные школы временно приостанавливают свою работу. Орехи собирают и учителя. Все об этом знают и закрывают глаза, потому что для этих семей это чуть ли не единственная возможность поднакопить денег до следующего сезона.

“В Кадамджайском районе для сбора особого сорта черешни нанимают девочек от 12 до 16 лет. Старших просто не берут, потому что нужны нежные руки девочек, чтобы собрать на высоких деревьях вишню специальными палочками, чтобы не поврдеить и не помять ягоду, так как ее экспортируют в Россию. Такой способ сбора черешни называется “сигаретка”. Для этого нанимаются исключительно девочки. Это девичий труд. Ребят даже не рассматривают, потому что они грубые и нетерпеливые, и могут испортить товарный вид черешни”, - рассказала исполнительный директор Ассоциации агробизнесменов “Жер Азыгы” Азиза Юлдашева.

Каждый год сотни грузовых машин с коробками фруктов направляются с юга страны в города Восточной Сибири. Перевозкой занимаются исключительно мужчины, женщины с детьми заняты сбором фруктов и ягод.

“Детский труд в регионах сплошь и рядом. Что мы можем предложить? Мы вошли в ЕАЭС, нам говорили, что открывается огромный перспективный рынок. Эйфория прошла, выяснилось, что у нас нет качества, количества и объемов, в которых нуждается этот самый перспективный рынок. Существующие мелкие фермерские хозяйства не могут удовлетворить потребности рынка. Необходимо создавать кооперативы, но, к сожалению, у нас нет стимулов для объединения и укрупнения. Нужна государственная политика в этом направлении, чтобы фермеры обеъдинились. И только потом появятся техника, специалисты, и просто не будет надобности в использовании нелегального детского труда”, - утверждает Юлдашева.

Эту инициативу исполнительный директор Ассоциации агробизнесменов “Жер Азыгы” продвигает с 2012 года, озвучив ее на заседании Совета по развитию бизнеса и инвестициям при правительстве. По ее словам, в стратегии развития агропромышленного сектора до 2020 года опять (!) не учтен этот момент, а это значит, в регионах будут продолжать использовать нелегальный детский труд и низкооплачиваемый женский труд.

Сегодня большинство так называемых фермерских хозяйств носят семейный характер. Как правило, это когда одна семья берет в аренду хлопковое или табачное поле, яблоневый сад или ореховую рощу. В такие хозяйства со стороны практически никого не нанимают, все делают собственными силами. Мужчины заняты административными делами, а женщины с детьми вручную высаживают семена, фактически находясь постоянно в полусогнутом положении.

Международная организация труда (МОТ) считает такой труд неоплачиваемым семейным трудом и квалифицирует его как нарушение трудовых прав человека. В Кыргызстане же использование семейного или детского труда считается частью традиций. В селах родители полагают, что таким образом они воспитывают у детей уважение к труду. Однозначного мнения на этот счет нет, потому что, если сегодня жестко применять стандарты МОТ, можно почти половину страны оштрафовать или заключить под стражу.

Бедность толкает людей на использование нелегального детского труда и неоплачиваемого женского труда в семейных хозяйствах.

На юге страны большую роль играют снохи и дочери, где девочка по достижении десятилетнего возраста фактически перестает быть ребенком и на нее начинают перекладывать взрослые поручения. Незаметно она втягивается в круговорот семейных обязанностей, что некоторые эксперты также называют неоплачиваемым семейным трудом.

В Ошской области хлопчатник собирают только женщины и девочки. Мальчиков редко увидишь, существует мнение, что девочки более аккуратны при сборе хлопка. Поэтому на хлопковых полях можно увидеть только сгорбленные женские спины с закрытыми лицами. Так они пытаются защитить свои лица от солнца и обветривания. Врачи подсчитали, что 90 процентов своего времени сборщицы проводят в полусогнутом положении.

Раньше за собранный хлопок ежедневно платили наличными, сегодня все немного по-иному. В некоторых селах оплату выдают в самом конце, когда сдадут весь урожай, в других населенных пунктах женщины работают с утра до вечера за растительное масло. Бригадиры каждый день записывают в тетрадь количество собранного хлопка, потом суммируют его и в конце сезона на все заработанное выдают женщинам хлопковое масло из того же хлопчатника, который они собирали. За сезон женщина может обеспечить свою семью 400-500 литрами хлопкого масла.

“Я собираю хлопок уже несколько лет, как вышла замуж сюда. В моем родном селе хлопок не выращивают, там только табак. Обычно на поле я прихожу в восемь утра, но бывает и в семь, чтобы успеть до полуденной жары побольше собрать хлопка. Потом иду домой, надо готовить ужин, накормить детей. Мне нетрудно собирать. Уже привыкла”, - рассказывает Мавлюда из Кара-Сууйского района.

Чтобы побольше заработать, женщины стараются аккуратно и чисто собирать хлопок, такой больше ценится. Несмотря на тяжелые условия и низкую оплату, женщины не готовы отказываться от работы, потому что желающих подзаработать достаточно, учитывая, что в селах практически нет работы. Работа на хлопковом поле не освобождает женщину от домашних дел, она еще должна приготовить ужин, а наутро опять на поле...

Алмаз Исманов

Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям