Кыргызча

Светлана Суслова: «Я всю свою жизнь только и делаю, что рассказываю историю своей любви»

08:27, 25 Ноября 2015

…Золото листьев осенних, волос любимых,
Лоб обрамляющих, как заветный венец.
Золото. Спит Моисей. Миром правит мнимый
Бог – Золотой Телец.
Что попросить у него? Золотого клада
Чувств, неразменней первой матрицы слов?
Сердце, такое, какого смертным не надо, –
Зрячую боль, сотворившую всех богов?
Юности вечной, всегда освященной любовью?
Пламя. И страсть. Вдохновенье. Полет сквозь века…
Я б заплатила, наверное, жизнью и кровью
За чудодейственный жезл. Но не свята рука.

Светлана Суслова

Поэт, переводчик, академик Светлана Суслова – человек очень известный в Кыргызстане и за его пределами. Пожалуй, трудно отыскать вторую такую богатую творческую биографию среди современниц. Тем не менее, она – женщина. И поэтому наш сегодняшний разговор – о жизни, о женщине, о любви.

Уместно ли будет назвать человека экспертом в области души? Стихи Светланы Георгиевны переведены на английский, испанский, кыргызский, китайский, немецкий, французский языки, а значит, ее переживания и взгляды на жизнь сквозь призму собственных впечатлений и выводов не только понятны, но и востребованы людьми с самым разным цветом кожи и разрезом глаз. Поэтому – наверное, рискну сказать о Светалне Сусловой – эксперт.

- Как вы думаете, изменилась ли роль женщины в современном мире?

 

- Смотря с какими веками сравнивать. В общем-то, если даже учесть все достижения эмансипации, все уступки Закона в отношении женщины и ее свободы на протяжении минувшего и нынешнего веков, все равно святые обязанности женщин, возложенные на них самой природой, никто отменить не вправе: роды, ответственность за жизнь, здоровье и воспитание детей, поддержание огня в так называемом семейном очаге… Впрочем, встречаются женщины, вольно или в силу сложившихся обстоятельств не утруждающие себя выполнением природной биологической задачи.

- В социуме сейчас наметилась «война идей». Одни «воюют» за возрождение нравственных ценностей, основанных на религиозных постулатах, другие – за «права и свободы». К чему приведет эта борьба по Вашему мнению?

 

- Как и любая борьба – к тупику. Эволюция – это неспешное поступательное движение вперед, а не борьба противоположностей. Кстати, права и свободы основываются не столько на религиозных постулатах, сколько на сложившихся веками нравственных ценностях, здесь нет никакой дуальности. Поэтому эта борьба надуманна и преследует совсем иные цели в противовес провозглашаемым. Скорее всего, подоплекой служит все та же неутихающая борьба за власть, нужная лишь определенной горстке людей.

- Так где настоящее место женщины: «кухня-дети-церковь», или трибуна, мольберт, станок, кабина космического корабля?

 

- И там, и там, и там… Необходимо помнить, что женщина – прежде всего мать, и она является первым примером для своих детей. У глупой недальновидной курицы в ее семье вряд ли блеснет каким-либо талантом кто-то из ее детей.

- Это точно. Но уж очень… по-феминистски резко. Феминизм – психологическое отклонение или прогресс, как Вы считаете?

 

- Феминизм в широком смысле – это стремление к равноправию женщин с мужчинами во всех сферах общества, что лично мне претит. Но вообще-то именно эта девиация позволила человеческому обществу пересмотреть ряд несправедливых законов, принижающих женщину и ущемляющих ее в правах, так что, несомненно, послужила прогрессу этого общества.

- Есть ли «золотая середина» между радикальными, однозначными решениями женского бытия? Существуют ли в этой сфере полутона?

 

- Самое интересное, что человек всегда во всем стремится к «золотой середине», но, несмотря на все его старания, его все же выносит к так называемому «золотому сечению»: либо выше, либо ниже отметки «золотой середины». Выше-ниже зависит от собственно «заточенности» индивидуального человека на зло или добро.

- Эх, если бы могли различать добро и зло так легко, как хотелось бы… Ориентиры есть, все вроде просто, да не просто. Можно ли жить в современном мире по традиционным бытовым канонам?

 

- А по каким мы живем? По-моему, в основном мы придерживаемся бытовых канонов наших матерей, которые, в свою очередь, – их матерей, и так далее… Вообще, нормы и правила человеческого быта являются наиболее статичными во времени и с огромным трудом поддаются изменению, несмотря на поразительно быстро осуществляемое техническое усовершенствование быта.

- Может быть, именно бытовой прогресс позволил женщине стать творцом. Как творчество влияет на личную жизнь человека, как они переплетены?

 

- Я бы назвала это не «переплетением», а «слиянием». Собственно, мое творчество – это и есть вся моя личная жизнь. Можно приведу пару строчек из своих же стихов? «…Стихи вот так лишь в сердце просятся, вся остальная жизнь – агония…».

- Как совмещаются в Вашей жизни семья, традиция, незыблемые ценности, и это вот творческое горение? Насколько это вообще совместимо?

- И семья, и работа, и все остальное, что собственно и составляет мою жизнь – это неиссякаемый источник моего творчества. Как я могу относиться к питающему меня источнику? С любовью, с уважением, с теплом, с нежностью, со стремлением оградить от чуждого вмешательства, сохранить, приумножить…

- Есть ли в Вашей жизни такая история любви, о которой можно рассказать читателю?

- Я всю свою жизнь только и делаю, что рассказываю историю своей любви: в четырнадцати своих сборниках и нескольких десятках переводных, которые тоже не могли бы состояться, если бы я им не отдала тепла своей любви.

- А удалось ли лично Вам выстроить со своими детьми те отношения, которые хотелось, воспитать их так, как виделось правильным, и если удалось, то как?

 

- Думаю, что да. Главное, что они выросли умными, понимающими, жаждущими знаний людьми, неспособными на подлость. Как? Просто люблю и помогаю, когда это действительно необходимо. Вот и весь секрет.

- Тяжело ли было русской женщине войти в семью настолько известной личности, (я о семье Токомбаевых), когда с супругом вас разделяло разное этническое происхождение?

 

- Нет. Может, меня немного и напрягало незнание мною многих кыргызских обычаев, традиций, языка… Но эта очень интеллигентная семья дала мне возможность достаточно быстро научиться многому.

- Как Вы оцениваете состояние национального вопроса в Кыргызстане? Есть ли он вообще, как таковой?

 

- Я очень надеюсь, что по-настоящему этот вопрос, иногда возникающий в умах популистов-политиков, не затронет сердца и умы основной массы населения, воспитанной многими годами добрососедства, терпимости, интернационализма.

- Должен ли поэт нести идеологическое знамя (то или иное)? Обязан ли он петь свою страну? Должен ли бороться словом с политическими недостатками и почему?

 

- Поэзия – это голос сердца. Если сердце поэта хочет высказаться по поводу недостатков политического курса – ради Бога. Я тоже своему сердцу не указ: оно любит размышлять о многом другом – о родине, природе, любви…

- Насколько поэт – дитя своего времени, насколько – вечности?

 

- Тютчев, по-моему, писал: «Который час? – его спросили вдруг. И он ответил любопытным: – Вечность!». Литература – это прежде всего зеркало эпохи, во время которой она свершается. Бывает, что зеркала служат очень долго, можно сказать – вечно, а бывает, бьются на следующий день, увы!

- Женщина-поэт и мужчина-поэт – это разные творческие механизмы или поэт – существо в какой-то степени лишенное пола?

 

- Бесполый поэт – бр-р-р, какая гадость! Сама Поэзия – женского пола, и даже отдаваясь мужчине, она остается прежде всего женщиной.

- К чему идет человеческая цивилизация, как Вы считаете?

- К угасанию, затем к возрождению, затем – снова к угасанию, к возрождению, а в особых случаях полного распада – вообще к новому зарождению… Это не я так считаю, это непреложный закон природы. Если не будет смерти, не будет и жизни, они взаимосвязаны самым тесным образом. Понаблюдайте за природой – она вам ответит на этот вопрос нагляднее и полнее.

Вопросы задавала Светлана Бегунова 

Фото Александра Федорова

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям