Кыргызча

Великий Дэн. Человек, открывший Китай для Кыргызстана

14:42, 30 Октября 2015

Наша газета писала о том, что в Бишкеке состоялась презентация книги «Менин атам Дэн Сяопин «Маданий ыңкылап» жылдарында» («Мой отец Дэн Сяопин в годы Культурной революции»), переведенной на кыргызский язык благодаря инициативе экс-президента Розы Отунбаевой. Книгу написала младшая дочь великого реформатора Дэн Жун, известная под творческим псевдонимом Мао-мао.

Наследие настоящего державника

 

Роза Исаковна в своем выступлении рассказала о ключевой роли Дэн Сяопина в становлении крупнейшей державы мира. Ныне это вторая по объемам экономика мира, важнейший фактор в глобальной политике и сосед, с которым Кыргызстан имеет гигантскую общую границу. Отношения с КНР вышли на уровень стратегического партнерства в рамках ШОС, мы развиваем множество проектов и на базе идей Экономического пояса Великого Шелкового пути. Основу всему этому заложил именно Дэн и его команда.

Патриарх восточной политики был очень дальновидным и прагматичным. Несмотря на то, что он скончался еще в 1997-м, он уже тогда стал автором программы развития Китая до 2049 года!  Поэтому сегодняшний Китай - реальное воплощение его идей в жизнь.

Тем не менее, информации, в первую очередь книг на кыргызском, о Китае у нас фактически нет. Отсюда – новизна и актуальность выхода в свет мемуаров о Дэн Сяопине. Уникальное издание тиражом в 2000 экземпляров будет направлено в республиканские и областные библиотеки, а также в десятки университетов республики.

Обсуждение мировых бестселлеров, как это подтвердила данная презентация, может стать полезной и интересной площадкой для обмена мнениями, диалога между учеными, дипломатами, представителями интеллигенции. 

Посол КНР Ци Даюй выразил признательность за интерес к истории его страны и политическом деятеле. Также глава дипмиссии с благодарностью отметил, что одна из главных магистралей  в Бишкеке носит имя Дэн Сяопина, что помогает еще больше укреплять дружественные отношения между Китаем и Кыргызстаном.

Дорога в прошлое и будущее одновременно

Остановка «Шлагбаум» в западной части столицы Кыргызстана. Именно здесь финиширует проспект Чуй и стартует имени Дэн Сяопина. Стелется дорога до Кызыл-Аскера, на окраину столицы, через базары, мимо магазинов, кафе, сервисных салонов и других объектов. Пожалуй, это одна из самых оживленных трасс в Бишкеке длиной 3,5 км.

В начале проспекта установлена каменная стела с рельефом головы китайского реформатора. Ниже на трех языках – кыргызском, русском и китайском – написано: «Проспект назван в честь великого сына китайского народа Дэн Сяопина».

Шоссе по-настоящему стратегическое, здесь начинается  автотрасса Бишкек-Ош, соединяющая север и юг Кыргызстана. Это и нынешний отрезок легендарного Великого Шелкового пути, и своеобразные ворота в город с той стороны, где заходит солнце. Точка отсчета. 

Для Китая, да и многих стран, связанных с Поднебесной, такой точкой отсчета стало 22 августа 1904 года. В этот день на свет появился человек, навсегда изменивший ход мировой истории.

Инъекция марксизма

Дэн Сяопин (настоящее имя Сяньшэн) родился в небольшой деревушке провинции Сычуань. Папа был землевладельцем, трезво смотрел в будущее и потому записал Дэна в одну из лучших школ облцентра. Прилежный ученик глядел еще дальше и по окончании курсов подался с друзьями во Францию.

 

Кстати, в 20-е годы либеральная Европа приняла многих выходцев из Азии, ставших впоследствии знаковыми фигурами своего времени. В их числе китайский революционер Чжоу Эньлай, вьетнамский друг СССР Хо Ши Мин, а также камбоджийский диктатор Пол Пот.

Впрочем, вернемся в Париж. Дэну в ту пору не хватало денег, пришлось глотать пыль в рудниках, крутить гайки на автозаводе «Рено», протирать столы в бистро и даже тушить пожары в качестве брандмейстера.

Вскоре Дэн под влиянием Октябрьской революции в России и книг Николая Бухарина заражается идеями марксизма и всеобщего равенства, вступает в Компартию и даже становится одним из вожаков европейского отделения Союза молодежи Китая. Дэн стал отличным организатором, начали проявляться лидерские качества, стремление обойти конкурентов по всем статьям.

Все бы ничего, но в январе 1926 года французские власти, обеспокоенные активностью Дэна, решают депортировать его от греха подальше, на родину. Повод – подозрение в покушении на одного из предводителей другой китайской группировки. Однако хитрый Дэн через Берлин бежит  в Москву. Ищи ветра в поле! В столице СССР китаец стал грызть гранит науки в университете. Но то ли гранит оказался больно крепким, то ли ностальгия взяла верх, одним словом, Дэн вернулся в отчий дом. Воротился, чтобы начать тяжелую и рисковую жизнь, полную опасностей, коварства и героизма. Вся его биография теперь будет сопряжена с борьбой за обновленный Китай.

Как закалялась китайская сталь  

Дэн, взявший себе в 1927 году псевдоним Сяопин, становится подпольщиком. Через год возглавляет восстание против гоминьдановского правительства в Гуанси. И хотя бунт вскоре захлебывается, Дэн Сяопин приобретает бесценный опыт политработника и военного дипломата. Гражданская война закалила его, как сталь.

Дэн, знатный ратник и стратег, участвовал в так называемом Великом походе Красной Армии, провел несколько успешных операций в ходе антияпонской освободительной миссии, успешно бился с Гоминьданом.

 

В 1949 году, после провозглашения Китайской Народной Республики, Дэн Сяопина направляют для поднятия юго-западных районов страны, где он становится первым секретарем парткома. Начинается этап политической карьеры честолюбивого китайца.

Великий кормчий Мао Цзэдун в середине ХХ века стал полноправным властителем древнего Срединного царства, а поддерживавший его Дэн в 1957 году – генсеком ЦК КПК. Однако потом наш герой и его команда, видя радикализм Мао, стали отходить от генеральной линии. И было от чего. Ведь в стране началась сумасбродная политика «Большого скачка». Перенаселенный, аграрный, отсталый Китай Мао хотел одним махом сделать супердержавой. Стоило, дескать, только поднапрячься. И напряглись, да еще как!

По воробьям - из пушек!

 

В каждом дворе, к примеру, при Мао Цзэдуне появились печи для... плавки дефицитного чугуна. Крестьяне жили на одну чашку риса в день, а темпы работы для них сделали просто стахановскими. В ходу был утопический лозунг: «Три года упорного труда – 10000 лет счастья!». Ушлые воробьи склевывают урожай? «Мелкобуржуазных вредителей» скопом истребили по всей стране! Потом, правда, очухавшись, закупали пернатых партиями в СССР.

В общем, перегибов была масса. В итоге – голодомор. Тысячи людей, спасаясь от «светлого будущего», куда их хотели загнать железной рукой, рванули за кордон. По приблизительным оценкам, в Среднюю Азию, в Кыргызстан в том числе, бежали около 1 миллиона китайскоподданных! Приняли всех, а куда тут денешься?.. 

Мао понимал, что растущий авторитет более гибкого Дэн Сяопина в партийных кругах, и особенно у населения, может пошатнуть его власть. Поэтому когда в 1966 году началась так называемая «Культурная революция», Дэн попадает в опалу, его ссылают простым работягой на тракторный завод. Ему еще повезло – верный единомышленник Дэна Лю Шаоци предстал перед судом, потом угодил в тюрьму, где и канул. Да и многие другие сгинули…

Кстати, об этом страшном десятилетии в биографии своего отца, да и в летописи  всего Китая, и написала Дэн Жун в книге «Мой отец Дэн Сяопин в годы культурной революции», презентованной в бишкекском отеле «Хаятт»…

Кто играет с огнем, тот рискует сгореть

«Окультурить» страну в одночасье не получилось. Согласно ультралевой инициативе Мао, всю интеллигенцию малограмотные «красные охранники», те самые хунвейбины, согнали в коммуны, где профессора в очках месили навоз. Дурдом, одним словом!

Меж тем начались и опасные трения с Кремлем. Мао Цзэдун, возомнивший себя небожителем, стал играть с огнем. Провокации на китайско-советской границе случались все чаще. То прорыв у озера Жаланаш-Кель в Казахстане, то боестолкновения у острова Даманский в Приморском крае, другие инциденты.

Не случайно именно в те годы КГБ СССР решил создать в Кыргызстане самостоятельное управление внешней разведки. Основное направление – Китай. Контрразведывательное же подразделение существовало и раньше.

Гонимый Дэн Сяопин то возвращался к штурвалу власти, то вновь подвергался травле. Даже под домашним арестом сидел. И длилась вся эта катавасия вплоть до самой кончины Мао осенью 1976 года.

Хитрец, мудрец и молодец

К концу 70-х – началу 80-х годов Дэн Сяопин технично нейтрализовал всех оппонентов, сторонников уравниловки и «казарменного коммунизма», развенчал итоги пагубной «Культурной революции», дал импульс на разрушение закостенелой классовой системы, реабилитировал ранее безвинно оклеветанных и скомпрометированных деятелей и в итоге полностью взял под контроль Компартию Китая.

Популярность Дэна росла и росла. Китай, ранее варившийся в собственном соку социальных и политических противоречий, стал, наконец, открываться миру. С Союзом, правда, не ахти как, так хоть с Западом. В 1979 году Дэн Сяопин даже слетал в Вашингтон, где встретился с заклятым другом – Джимми Картером. Улучшились отношения и с рядом других стран. 

Но в первую очередь Дэн Сяопин, как и положено всякому патриоту, думал о процветании своего государства. Он умело использовал полезные инициативы провинциальных боссов, ноу-хау соседних держав из стана «азиатских тигров», идеи предшественников и передовых современников.

Дэн объявил основой всех реформ принцип «четырех модернизаций». Экономика была поделена на 4 сектора – оборонную сферу, сельское хозяйство, науку и промышленное производство. Приоритет – социалистическая рыночная экономика с так называемой китайской спецификой. Минимум идеологии, максимум практической отдачи!

Тем самым Дэн Сяопин заложил основы эффективного развития Китая, создавал СЭЗы, что в итоге позволило завоевать КНР репутацию страны с самой быстрорастущей экономикой в мире.

Порой  лучше иметь близкого соседа, чем дальнего родственника!  

 

Безусловно, проблемы оставались. Чего стоит одна только драма на площади Тяньаньмэнь в Пекине, повлекшая многочисленные жертвы среди демонстрантов! Силовое решение конфликта лежит на Дэн Сяопине и его команде. Вся планета была потрясена случившимся. И, может, чувствуя вину, Дэн Сяопин в 1989 году решает подать в отставку со всех своих постов, включая кресло председателя Центрального военного совета.

«Главный кузнец китайского экономического чуда» показал пример того, как надо достойно уходить на покой. Впрочем, «товарищ Дэн» до самой смерти в феврале 1997 года в возрасте 92 лет оставался духовным лидером нации и ключевой фигурой в китайской политике, самой узнаваемой за пределами своей отчизны.

Именно он ратовал за внедрение принципов мирного сосуществования и торговли с ближайшими соседями. В том числе и с нашей республикой, имеющей с Китаем более 1170 км общей границы.

Правильно ведь говорят: порой лучше иметь близкого соседа, чем дальнего родственника! И раз уж нам историей велено жить бок о бок с КНР, то надо дружить. Поэтому 26 мая 1997 года на заседании рабочей комиссии по топонимике мэрии Бишкека память Дэн Сяопина была увековечена переименованием проспекта XXII Партсъезда в честь этого неоднозначного, противоречивого, но, безусловно, великого человека.

 

Азиз Карашев 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям