Откуда берется национализм?

17:52, 18 Октября 2014

Откуда берется так называемый «национализм»? Что должно приключиться со взрослым, грамотным, когда-то закончившим как минимум школу, игравшим в прятки с мальчишками разных национальностей и рас человеком, чтобы он начал в подворотне пинать сапогами русую или черноволосую девочку, кинулся в толпе на соседа с камнем, обрезом, заточенной арматурой? Ведь не все же эти люди имеют глубокие психические расстройства. И не все они — иностранные наемники, отрабатывающие «заказ». Что за механизм включается в головах, какой нечеловеческий обман стоит за подобными ситуациями?

Теория

Что это за зверь, национализм? Словари говорят, что это — «идеология и политика, базовым принципом которых является тезис о высшей ценности нации». «Нация — первична, государство — вторично», — принцип национализма. Но не всякого.

Национализм тоже бывает разный. Есть гражданский — когда принадлежность человека к нации отождествляется с его гражданством. Государственный национализм – это когда люди свои собственные интересы в той или иной степени ставят на второе место, а государственную мощь, развитие, безопасность — на первое место. 

Суть «культурного национализма» понятна. Общность, нация формируются из общих культуры, языка, религии.

И самый опасный вариант — национализм этнический. Именно на его почве рождаются самые страшные исторические сюжеты. Но как они появляются? Неужели это — в крови, и достаточно социальной напряженности и малейшей провокации или даже просто людей с соответствующими лозунгами?

Практика

Первым звонком, первым оборотом мясорубки, для всех нас живущих в СССР, стал конец февраля 1988 года. Незаживающая рана — армянские погромы в азербайджанском Сумгаите. По официальным данным погибло 26 человек. Неофициальные источники говорят о сотне погибших, среди которых большую часть составляют женщины и дети. Истина, как водится, где-то между этими цифрами.

Версий случившегося больше, чем в состоянии вместить среднестатистическая диссертация. Но обратимся к установленным фактам.

Общественный активист из Азербайджана тех времен, Зардушт Али-Заде, которому не было никакого смысла обличать провокаторов среди своих же соплеменников, после встречи с рабочими местного алюминиевого завода рассказывал о том, что все очевидцы наблюдали «каких-то странных, не местных азербайджанцев в непривычной, не местной одежде, говоривших с непонятным акцентом», которые подогревали настроения толпы. По свидетельствам историков, эти странные господа появились в регионе задолго до событий. Перестройка открыла двери в СССР очень многим не совсем дружелюбным гражданам. И развязала руки своей «пятой колонне». Кто-то также доставил в Сумгаит булыжники и заточенную арматуру. Ничего не напоминает?

Что там говорить, армяно-азербайджанские отношения всегда были сложными. Перед Сумгаитом последний всплеск насилия был в начале века, в смутном 20-м году. Далее мира и взаимопонимания не наступило, скорее, все это напоминало напряженный нейтралитет с мелкими всплесками взаимной агрессии. Но бытовые ссоры и уголовщина все же не провоцировали массовых погромов. К концу советской эпохи Сумгаит стал местным центром социальной напряженности — промышленные обороты и население росли. А жилья выраженно не хватало. На этой почве в 1987 году в регионе появились «нездешние граждане», которые начали упорно «работать с населением». Спецслужбы, ошарашенные перестройкой, эту ситуацию упустили.

Аналитик Евгений Пастухов из Алматы писал: «Главный урок, который должен был быть извлечен из Сумгаита, заключается в том, что подобные трагедии ни в коем случае не должны были повторяться. В последние годы СССР на фоне общественно-политической либерализации Москва не смогла не то что бы решить, а хотя бы обозначить актуальные проблемы до того, как их стали брать на вооружение заинтересованные лица. Советский Союз с его мощной армией и всесильными спецслужбами погубила болезнь, которой не смогли вовремя поставить диагноз. Потом был Карабах. И еще в 1990-м грохнуло в Ферганской долине. Карабахский и кыргызско-узбекский конфликты произошли в период ослабления центральной власти. И там, и там имела места социальная напряженность. В частности, в Ферганской долине на тот момент обострился вопрос с сельхозугодьями. Хаотическая смена собственников, новые претенденты на уже обработанные поля — все это стало почвой, на которой «патриоты» вырастили кровопролитие. Вот что журналист из Украины Сергей Слесарев говорил о событиях на юге Кыргызстана: «Все началось еще в 1988 году, когда «перестройка» открыла путь различному сброду в СССР. С легкой руки политиков создавались многочисленные молодежные «патриотические» движения с весьма туманными и агрессивными целями и внешними предводителями. По Ошу ползли слухи о создании в горах лагерей, где тренируют боевиков. Местные и республиканские власти закрывали на все это глаза. Трагедия разразилась в 1990-м году, в июне». Число погибших, по разным данным, колеблется от двух до сорока тысяч человек. Этот конфликт считается самым кровавым и жестоким на территории бывшего Союза.

Бывший Союз захлестнули «этнические» конфликты.

В 2010-м сценарий повторился в Ферганской долине еще раз. Агентство Фергана пишет: «Свой взгляд на трагические события на Юге Кыргызстана предлагает антрополог, научный сотрудник Французского Национального исследовательского центра Борис Петрик. По мнению ученого, вся логика развития Кыргызстана, начиная с правления Акаева, привела к тому, что у страны больше нет ни армии, ни полиции, и политико-мафиозные группировки делят сферы влияния, приноравливаясь к политическим изменениям. Международные организации и демократические НПО не способствовали становлению общего социального договора в стране, а усиливали и закрепляли противоречия между разными группами населения».

Вот цитата из статьи Романа Вейцеля, на тот момент корреспондента IslamSNG.com в КР: «Возможно (повторяюсь, возможно!), этот конфликт был развязан внешними геополитическими игроками для недопущения усиления присутствия в регионе России, которая уже несколько лет подряд вела подготовительную работу по созданию в Ошской области своей военной базы. После происшедшего конфликта эта идея сошла на нет. Ее пытались реализовать в виде создания тренировочного центра, но безуспешно».

Намеренно привожу цитаты мало заинтересованных и эмоционально не вовлеченных в ситуации экспертов и журналистов. По понятным причинам. Сегодняшнюю «информационную войну» по поводу националистических и сценариев на Украине и указаний на причины и кукловодов этого действа нет никакого смысла цитировать, подробности еще никто не забыл.

Итого

Факты показывают: ни одно «межэтническое» кровопролитие не началось без кропотливой и продолжительной работы заинтересованных технологов. Все побоища — результат ослабления государственной безопасности. В ином случае деятельность «засланных казачков» просто не стала бы возможной. Одного социального напряжения и уголовщины недостаточно для тех катастроф, которые мы наблюдаем, и, боюсь, еще будем наблюдать. Конфликт надо технологически подогреть, сконцентрировать, профинансировать, «боевые группы» — вооружить, провокаторов — подготовить. Кто-то должен дирижировать этим оркестром, иначе дальше массовой драки и пары выбитых стекол дело просто не пойдет. Люди не испытывают врожденной ненависти друг к другу и не хотят убивать. К трагическому финалу, результат которого — всегда! — деградация и сепарация, приводит только точная, продолжительная диверсионная операция. Вопросов, на самом деле, всего два. Как нам, бывшим братьям, жившим в одной стране, выдворить из своего дома тех, кто пришел сюда, чтобы уничтожить нашу жизнь, играя на наших же болезненных проблемах? И возможно ли это как-то еще, кроме как вместе, укрепив нашу ОБЩУЮ государственность и государственную безопасность? 

Светлана Бегунова

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям