Польский след в истории Оша: кем был “полумусульманин” Громбчевский

11:13, 14 Февраля

Мы продолжаем серию публикаций, посвященных истории Оша. 144 года назад после вхождения южных регионов в состав Российской империи был сформирован Ошский уезд, будущая Ошская область. Предполагал ли польский мальчуган Бронислав, родившийся на самой северо-западной окраине Российской империи, что судьба занесет его в самое сердце Азии, и под его руководством будет построена первая колесная дорога на Памир, по которой сегодня возят грузы и перевозят людей в Китай и Горный Бадахшан?

Будущий генерал-лейтенант российской армии, блестящий военный востоковед польского происхождения, один из первых уездных начальников Оша Бронислав Громбчевский родился 15 января 1855 года в городе Ковно, сейчас это замечательный литовский город Каунас. В Литве была большая польская община. Вскоре семья Громбчевских в полном составе переедет жить в Варшаву, здесь юный Бронислав пойдет учиться в русскую классическую гимназию. Когда ему исполнится 18 лет, его определят вольноопределяющим в Кексгольмский гренадерский полк, а оттуда будет направлен в пехотное училище. После его окончания в звании прапорщика Бронислав вернется в свой полк.

На фото: Туркестан конца XIX века.

В далекий Туркестан

В конце XIX века Польша была фактически политическим протекторатом Российской империи, что оказывало свое влияние на устойчивость антироссийских настроений в польском обществе. Поэтому молодым полякам, грезившим о воинской службе, было нелегко. Они стояли перед сложным моральным выбором, как избежать упреков со стороны соотечественников из-за службы в российской армии и при этом осуществить свою давнюю мечту. Многие старались попасть в отдаленные гарнизоны, чтобы не мозолить глаза своим в европейской части империи. Так поступил и Бронислав. В 1876 году он был переведен служить во вновь сформированный 14-й Туркестанский линейный батальон. В первый же год службы он принял участие в алайском походе генерала Скобелева и походах у афгано-российской границы.

В 1888 году его переводят в Службу по военно-народному управлению нового Туркестанского края. Ему приходится много ездить по региону, чтобы поближе познакомиться с местным населением и вникнуть в детали, которые были непонятны вначале. Бронислав много раз бывал в Исфаре, Маргилане и Оше.

Его усердие и прилежность не остались незамеченными, и спустя некоторое время он был назначен секретарем Российского императорского пограничного комиссара по разграничению Ферганской области с Кашгарией. С 1882 по 1884 год группа военных специалистов во главе с Громбчевским проделала колоссальную работу, можно сказать, что нынешняя межгосударственная граница между Кыргызстаном и Китаем во многом была изучена и прочерчена ими. Ему стали доверять серьезные дела, назначив старшим чиновником особых поручений при военном губернаторе Ферганской области.

На фото: Форпост в княжестве Хунзу, Пакистан.

Как российский офицер утер нос британцам

Бронислав Громбчевский был одним из активных участников большой геополитичесой борьбы между Британией и Россией за влияние на Памире и Гиндикуше. Британцы опасались, что россияне смогут найти короткий путь через горные чертоги в Индию, а россияне хотели утереть нос им и побольше исследовать эту территорию. А все пути на Памир и дальше начинались в Оше. Именно Ош был узловым городом, который связывал в единый узел все остальные районы и города на этой обширной территории. Не зря потом отсюда начнут строить дорогу на Памир.

В 1888 году Бронислав в составе специального отряда исследовал большую часть Памира, Гиндикуша, Тянь-Шаня и Алайских гор. Всего им было пройдено более 2 800 верст, снято 150 фотографий (это вам не селфи делать в горах! - Прим. Ред.), собрана разнообразная коллекция камней, минералов! Более того, ему удалось добраться до княжества Хунзу (сегодня это самая северная провинция Пакистана Гилгит-Балтистан, граничит с Афганистаном, Китаем и непризнанной провинцией Азад Кашмир Индии. - Прим. Ред.), где он с почестями был принят местным ханом Сафдар-Али, который был готов принять российское подданство. За этим княжеством открывался прямой путь к Кашмиру, который был под контролем британцев. По возвращении домой Громбчевский был удостоен малой золотой медали Русского географического общества. Все это крайне болезненно было воспринято в Лондоне. Британцы были возмущены наглой выходкой Громбчевского и потребовали от российской короны объяснений, что делают российские офицеры на подконтрольной им территории. Вот как Бронислава описывал британский “Таймс” после этого дипломатического инцидента: “Человек гигантского роста и геркулесовского телосложения, который прошел весь Памир с небольшим казачьим конвоем и внезапно появился у самого порога британской Индии”. В 1891 году британцы полностью вернут опальное княжество под свою юрисдикцию, защитив свои интересы на Индостанском полуострове, а Громбчевского надолго запомнят в горах Гиндикуша.

Дорога на Памир

В 1893 году Громбчевского назначают уездным начальником Оша, а через год начнется строительство стратегически важной колесной дороги на Памир в условиях секретности. Дорогу строили саперные части, которыми руководил сам Громбчевский. Позднее она получила название Старый Памирский тракт. В советское время по этой дороге доставляли продукты питания, боеприпасы для советских пограничников на Памире. В Оше для этих целей даже дислоцировался целый автобатальон номер 3333. Для пассажирских перевозок было создано специальное предприятие - Памирское автотранспортное управление, которое обслуживало этот тракт. Между собой горожане называли его просто ПАТУ. На этом предприятии работало немало выходцев с Памира. Во время гражданской войны в Таджикистане по этой дороге доставляли продукты питания жителям осаждённых горных кишлаков. Сейчас на месте прославленной автобазы очередная «элитка». На современных автомобильных картах Памирский тракт Бронислава Громбчевского входит в состав трассы М41.

Согласно договору от 1895 года, так называемый Ваханский коридор, где сейчас проживают этнические кыргызы (памирские кыргызы - прим. Ред.), стал природной границей между двумя империями после многолетней борьбы за влияние на Памире и Гиндикуше.

Шерше ля фам

Блестящий офицер с модными усами сводил с ума немало женщин. На одной из них он был официально женат. Но была у него одна малоизвестная страсть, о которой Громбчевский предпочитал сильно не распространяться, но хранил верность этому мимолетному роману. Разъезжая по пестрому Туркестану, он влюбился в красивую кыргызскую девушку. В 1879 (или 1880 году, точная дата неизвестна) у них родилась дочь, которую крестили и назвали Марией. Имя матери неизвестно, возможно, про эту историю любви можно больше узнать, получив доступ к архивным материалам в Польше. В 1886 году женщина умерла, Бронислав отдал дочку в приют для девочек в Санкт-Петербурге. Он поддерживал с ней связь. О своей внебрачной дочери Громбчевский упоминал в путевых дневниках, тем самым подтверждая родственную связь с ней. В приюте девочку записали как княжну (!) Марию-Шарафат (возможно, искаженное от Шарапат. - Прим. Ред.) Касымовскую, дав ей двойное имя, может быть, Громбчевский хотел, чтобы она не забывала о своих других корнях.

В революционное лихолетье и гражданскую войну она эмигрирует в Польшу, на историческую родину своего отца. Мария-Шарафат выйдет замуж за поляка Дунина-Слепца. Бронислав Громбчевский вернется в Польшу в 1920 году через Японию и Британию, потому что гражданская война застала его на восточном фронте, где в 1906 году он получил генеральское звание. Неизвестно, общались ли дочь с отцом в этот период. Но после смерти отца 27 февраля 1926 года Мария-Шарафат переберется жить в Италию. Она скончалась 29 мая 1950 года в Риме.

Польский  “полумусульманин”

По воспоминаниям его современников, благодаря этим романтическим отношениям у Громбчевского был неподдельный, искренний интерес к культуре народов, населявших Ферганскую долину. Он даже выучил кыргызский язык и охотно на нем разговаривал. Британский военный атташе в Петербурге после встречи с Громбчевским в 1894 году охарактеризировал его как “полумусульманина” из-за некоторых привычек и взглядов, сформировавшихся после богатой на события и встречи памирской страницы в жизни генерал-лейтенанта.

Бронислав Громбчевский оставил после себя богатое наследие в виде научных работ и исследований. Незадолго до своей смерти он опубликовал несколько книг о своих путешествиях по Туркестану. До революции в России были опубликованы его путевые записи о командировках в Кашгар и Южную Кашгарию, а дневники памирских походов 1888-1890 годов были опубликованы только в 2015 году. В них наверняка еще немало тайн.

Алмаз Исманов

 

© Новые лица, 2014–2020
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям