Притяжение Бураны

10:24, 27 Сентября 2016

Башня Бурана – визитная карточка Чуйской области, недавно шумно отметившей свой 90-летний юбилей. Главная, можно сказать, туристическая достопримечательность. Она неизменно притягивает знатоков, интересующихся древностями и понимающих толк в путешествиях по развалинам сгинувших цивилизаций.

Башня Бурана находится в 12 км к юго-западу от Токмака. У бишкекчан маршрут до археолого-архитектурного музея не в чести. Я сама впервые попала туда пару лет назад, случайно оказавшись в группе туристов из России. Побродив по унылым окрестностям, оставив небольшую сумму денег в сувенирном магазинчике-юрте, мы полезли на смотровую площадку через жутковатую лестницу внутри башни. Ступени, не снабженные перилами, заставили нас практически уткнуться носом в древнюю кирпичную кладку. И вот только тут до меня дошло, что, несмотря на следы реставрации, строению не меньше тысячи лет, и эти стены помнят лихих кочевников, только что принявших ислам, взлетающих на смотровую площадку за минуту. Пробрало, что называется.

«Минарет Буранинского городища является одним из древнейших сооружений на территории Средней Азии. Ее постройка датируется X-XI веками. Первоначальная высота башни была не менее 40 метров, однако ее верхняя часть была разрушена землетрясением. На сегодняшний день высота составляет почти 22 метра», - говорят историки.

С минаретом связано несколько легенд, одна другой романтичнее и трагичнее. Самая трогательная из них гласит, что в комнате на верхушке башни в заточении жила дочь богатейшего хана. Властителю предсказали, что его дитя умрет от укуса каракурта, не отпраздновав 16-летия. Тогда он выстроил башню «выше неба» и поселил девочку под куполом наверху. Слуги приносили ей еду и воду в корзине, забираясь по лестнице, приставленной с внешней стороны башни. Их обыскивали с головы до ног, чтобы убедиться, что ни в одежде, ни в пище, ни в посуде не спрятался паук. Когда ребенку исполнилось 16, хан на радостях сам поднялся к дочери. Обыскать его охрана не решилась. Так черный паук попал в комнату под небом. Принцесса умерла от укуса, как и было предсказано, а горе хана вызвало землетрясение, которое и обрушило часть башни.

Вторая моя поездка в музей состоялась на днях и была уже целенаправленным продуманным путешествием. И в ту часть истории, где повествуется об укусе каракурта, мне верится очень легко. Припарковав автомобиль за воротами комплекса, мы обнаружили жуткое паукообразное на крыше машины в первые пять минут своей прогулки. Никуда не торопясь, паук соскользнул в одну из щелей на корпусе авто и пропал из виду. Забегая вперед, скажу, что обратная дорога на фоне этого мелкого происшествия была несколько напряженной. Осмотр же музейного комплекса навеял очень много дум, которыми я поделюсь. Начну с легкомысленных измышлений. Честно говоря, если в легенде есть хоть капля правды, то бедной девушке приходилось нелегко. Смотровая площадка, которая сейчас доступна туристам, очень невелика. Жить в помещении такого размера было бы крайне неудобно.

А если серьезно, отношение к историческому памятнику такой мощи и древности у нас вопиюще бесхозяйственное. Комплекс в таком состоянии, что стыдно до слез не только перед многочисленными туристами, но и перед учеными, положившими целую жизнь на изучение и восстановление комплекса.

Каково значение этого музея под открытым небом? Слово «бурана» - это искаженное слово «монора», то есть минарет. Подобные сооружения возводились около соборных мечетей. Оно состоит из фундамента, подиума, цоколя и ствола минарета. Его древность подтверждена многочисленными исследованиями, но мечеть, которая должна была быть рядом с башней, не сохранилась.

Буранинское городище является остатками столицы Караханидского каганата, города Баласагуна. Удивительно, что так много построек начала прошлого тысячелетия сохранилось довольно хорошо. «Баласагун, в отличие от других городов Средней Азии, не пострадал от нашествия войск Чингисхана, и монголы даже переименовали его в Гобалык, то есть «Хороший город». Город продолжал существовать и в XIII-XIV веках, но уже не имел того значения, как прежде. Жизнь в городе постепенно затухает, жители его покидают, постройки разрушаются, и к ХV веку он окончательно прекратил свое существование. Имя его было забыто, и только минарет да остатки крепостных сооружений являлись немыми свидетелями некогда существовавшей здесь столицы государства караханидов», - пишет знаменитый исследователь Петр Калистратов.

В начале семидесятых годов прошлого века союзное Министерство культуры по проекту моего двоюродного дяди Бориса Помаскина провело серьезную реставрацию башни. Тогда же на территории городища проводились масштабные раскопки, сделавшие настоящую научную сенсацию. Обнаружили некрополи (в форме буквы греческого алфавита «омега», кстати, что хорошо видно со смотровой площадки башни), следы жилых построек, предметы быта и культовые приспособления. На этом месте организовали музей, собрали древние камни с петроглифами со всей Чуйской долины и орудия труда (жернова, зернотерки, ритуальные приспособления). А потом Союз распался, и исторический памятник международного значения оказался никому не нужен. Уникальные экспонаты благополучно разрушаются.

С точки зрения туристической привлекательности комплекс просто удивителен. Однако самые сильные впечатления туристы (особенно из Европы) увозят после посещения туалета. Такой вонючей развалюхой, не оборудованной даже примитивным рукомойником, можно впечатлить кого угодно. Охающих и закатывающих глаза француженок мы наблюдали своими глазами.

Смотровая площадка башни тоже разрушается, к тому же, исписана «новыми наскальными рисунками» - следами бездарных забав варваров века нынешнего. Сама территория пребывает в апокалиптическом запустении, хотя персонал, обслуживающий комплекс, бьется из последних сил, чтобы сохранить чистоту и порядок. О персонале вообще разговор особый – такого дружелюбия и искреннего гостеприимства встречать еще не приходилось. За нищенскую зарплату люди работают на совесть. А вход в музей – 20 сомов. Даже если бы туристы шли сплошным потоком, поддержать в надлежащем состоянии такой огромный комплекс было бы нереально. Но комплекс Бурана расположен вдали от оживленных трасс, ехать туда нужно специально, «по пути» не заглянешь. Кстати, и поднятие платы за вход проблемы не решит, только разозлит местных жителей, регулярно осуществляющих небольшие паломничества на территорию буранинского городища. В народе считается, что некрополи и башня защищают от врагов, дают поддержку в начинаниях и успокаивают душевную боль. Вот если бы еще за состояние уникального заповедного места хоть чуточку болела душа у чиновников!

Буране нужны бюджетные вливания, причем немедленно. Благоустройство территории должно стать первейшей заботой администрации области. Пока таких планов у губернатора (а точнее, сейчас эта должность называется «полномочный представитель правительства») области Бактыбека Кудайбергенова нет. Его можно понять, социальные проблемы стоят острее, и решать их надо в экстренном порядке.

Но и на визитную карточку области силы, средства и внимание где-то нужно найти. Туалет хотя бы построить приличный и купить нормальную газонокосилку вместо постоянно ломающейся. Да и благоустроить территорию не мешало бы. Уж не говоря о заботе о сохранности исторических экспонатов музея. Последнее, кстати, есть в планах на ближайший год. В начале лета был объявлен тендер на реставрацию архитектурного комплекса «Башня Бурана» на 4,9 млн сомов. Информация об этом даже появилась на сайте государственных закупок в июне. До 14 июля принимались заявки, скоро решится, кто займется работами на территории комплекса и какие этапы реставрации станут первоочередными. Главное теперь – сделать все, что возможно. Иначе история уникального, овеянного легендами комплекса, который простоял 1000 лет, завершится в нашем поколении. А это, согласитесь, совсем позор.

Светлана Бегунова 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям