Бермет Букашева: «Мы могли быть среди тех, кто был убит этим узбеком в Нью-Йорке…»

21:47, 4 Ноября

В день Хэллоуина человек со знакомо звучащей для нас фамилией Саипов убил 8 человек в Нью-Йорке. Еще 11 ранены. Он хотел убить больше, как можно больше. Даже детей. Признался в этом сам, после того как его взяли. Он думает, что угождает тем Богу. Маразм века технической революции, одновременно вернувшегося в средневековье. Видео ИГИЛ с призывами к «священной войне» он смотрел на смартфоне, скачивая с Интернета.

Вдохновлялся речами самого Абу Бакра Аль Багдади, лидера террористической организации Исламское государство. Лидер говорил о том, как мусульмане в Америке должны реагировать на убийства своих братьев по вере в Ираке. Мозги бородатого Саипова были промыты так, что даже в палате госпиталя, куда его поместили после пули полицейского, он потребовал повесить черно-белый флаг ИГИЛа. Ужасно больной человек.

Мне неприятно, что этот мужчина с бородой, которая скрывает его 29-летнюю молодость, - из такого родного и близкого нам Узбекистана. Сайфулло Саипов приехал в Америку в 2010 году, через год после меня, и жил в то время в том же штате, где жила я, - в Огайо. Он мог быть моим соседом по подъезду. Потому что у меня были соседи узбеки. И не одна семья. Все они приехали в Америку, выиграв вид на жительство в лотерею «Грин-кард». С одной семьей мы дружили, у них было двое маленьких детей, их папа был молодым юристом, и даже сетовал, что выиграл эту лотерею. В Ташкенте у него было все: работа, квартира, а здесь приходилось начинать все с нуля. Детские сады в Америке дорогие, а оставлять детей дома одних запрещено, поэтому жене приходится сидеть с ними, а его заработка едва хватало на оплату квартиры.

У них совсем не было мебели. Однажды кто-то из американцев выбросил хороший большой матрас, и я помогла им затащить его в квартиру, а когда уезжала в Нью-Йорк, оставила им посуду, игрушки, детские вещи и очень хороший диван, который мне подарили друзья. Потом мы созванивались, и они рассказали мне, что их оштрафовали в суде на 700 долларов за то, что пару раз им пришлось оставить детей одних: кто-то из соседей «настучал» полиции.

……….

Америка огромна: 50 стран (штатов) в одной. Поэтому люди привыкли, что в их стране постоянно случаются какие-то трагедии или стихийные бедствия: то тут, то там. Но для большинства это всегда где-то далеко. Они свыклись и не истерят. Поначалу такая индифферентность даже коробит. Потом успокаиваешься и свыкаешься так же, как и они.

Но эта трагедия лично мне показалась какой-то уж больно близкой. Мы с моим сыном четыре года жили в Нью-Йорке. Очень часто гуляли на Манхеттене, обожали Бруклинский мост: мы могли быть среди тех, кто был убит и ранен этим молодым узбеком в Нью-Йорке, который мог быть нашим соседом в Огайо.

В Нью-Йорке я жила и работала на легендарной улице Брайтон-Бич в Бруклине – Little Russia. Еще ее называют Американской Одессой. Здесь далеко не все понимают по-английски, но все говорят по-русски, чаще с одесским акцентом.

А теперь угадайте, какой язык на Брайтон-Бич второй. Догадались? Нет? Узбекский. Сейчас и кыргызскую речь можно услышать, просто проходя по улице, и когда ты, счастливая, оборачиваешь к ним свое лицо, они даже не обнимут тебя как родную. Не нуждаются, других своих много. Но узбеки вне конкуренции. Узбеков море. Они тоже меж собой не очень-то обнимаются: делятся на самаркандских и ташкентских.

Организация, в которой я работала, - Russian Community Life Center - была благотворительной миссией для русскоязычных эмигрантов. Она располагалась прямо на Первой улице Брайтон-Бич, - в самом сердце русского мира в Америке, в ряду магазинов с русскими названиями и надписями АПТЕКА, которые вкупе с бабушками, продающими вязаные носки на улице, поначалу так шокируют приезжих: «Серьезно, мы в Америке?»

Основным были курсы английского, но это был такой коммьюнити центр, который помогал всем и во всем. Кыргызская диаспора бесплатно получала возможность использовать помещение для своих мероприятий, для встреч с визитерами из правительства или деятелей культуры, тут был показан фильм «Бишкек, я люблю тебя» и организована встреча диаспоры с создателями фильма «Салам, Нью-Йорк». 

Центр организовывал консультации иммигрантов с юристами и соцработниками и иногда служил как пункт первой помощи: люди могли зайти туда даже для того, чтобы сходить в туалет или выпить горячего чаю. Еще были курсы кройки и шитья и классы по пользованию компьютером, но в последние годы это устарело и отпало за ненужностью. Я преподавала первый уровень английского, моя подруга и директор центра Лесли МакМиллан - последний. Между нами были пара других уровней с другими учителями- женщинами из России, но среди студентов всегда были узбеки, и у Лесли было много как русских, так и кыргызских и узбекских друзей. Часто она как палочка-выручалочка просто по их просьбе ездила на судебные процессы: за кого-то замолвить слово в пользу их иммиграционного статуса, кому-то помочь в качестве переводчика, кому-то - просто поболеть, чтобы им скосили штрафы за парковки или другие правонарушения.

Ее пожилой муж Дэл, ветеран Второй мировой войны, каждый день выносил огромные мешки мусора за русскими иммигрантами и встречал всех с неизменной улыбкой и шутками. Кстати, он воевал с японцами в Окинаве, но его самым близким другом всей жизни стал именно японец. Ольгу из Санкт-Петербурга он по ее просьбе повел под венец вместо отца и стал как дедушка ее четырем дочкам. Даже безумно дорогая аренда помещения на Брайтон-Бич оплачивалась частично из его пенсии, при этом они отказывали себе во всем.

На фото: Дэл и Лесли МакМилланы с сыном Бермет Букашевой Батыром

Ни в Лесли, ни в Дэле МакМилланах нет ни капли еврейской крови, но они приняли решение служить евреям, приехавшим в Америку из России, а заодно прониклись любовью к русским, украинцам, татарам, но особенно - к кыргызам и узбекам, делая для них все то хорошее, что могли.

Я пишу эти строки со слезами, которые не могу остановить. Эти люди не заслужили, чтобы в их стране, в их городе их давил приезжий узбек со словами «Аллах акбар». «Не заслужили» - это не то слово, я не могу подобрать подходящего… Они служили мусульманам столько же, сколько евреям, будучи сами христианами…

На фото: Представители кыргызской диаспоры на презентации фильма "Салам, Нью-Йорк!"

…...

Когда я привезла Лесли в Кыргызстан, даже наслаждаясь красотой Иссык-Куля, она все твердила: «Хочу в Ош». – «Да подожди, ты еще Бишкек не посмотрела». – «Нет, мне надо в Ош. Если ты не можешь, я поеду сама». – «Почему непременно Ош?» - «Там была трагедия. Мне надо там помолиться». Конечно, я бросила все и повезла ее в Ош.

В тот день, когда мы выезжали, пришло сообщение, что в результате теракта в Бенгази 11 сентября 2012 года погиб двоюродный брат Лесли, посол в Ливии Крис Стивенс, лучезарный и талантливый, блестящий дипломат, за смерть которого американские республиканцы еще много лет будут обвинять Обаму и тогдашнюю главу Госдепа Хиллари Клинтон. Трагедия в Бенгази была одной из главных тем в предвыборных баталиях против Хиллари, а Трамп даже грозился посадить ее за преступную халатность в деле обеспечения безопасности посольства. Дело в том, что просьба посла о подкреплении накануне теракта была ею проигнорирована. Но близкие родственники Криса не обвиняли никого. Они решили нести в себе любовь своего сына и брата к ливийскому народу и создали фонд, который бы помогал в образовании молодым людям Ливии и Ближневосточного региона. Никакой ненависти, никакой горечи, ни грамма чувства мести, только любовь к людям и служение идеалам погибшего. Они никогда не говорят о ливийцах, которые его убили. Они восторженно говорят о тысячах мусульман Ливии, которые выразили им слова сочувствия и благодарности за Криса. Поступок группы людей не переносится на нацию.

……...

Однажды я сказала Лесли: «Слушай, я думаю, что лотерея «Грин-кард» на самом деле далеко не лотерея, все там решает отнюдь не случайный отбор. Вот мне все узбеки говорят, что у них в Узбекистане, кто заполняют эту лотерею, все получают, все подряд. За многих просто друзья или родственники заполняли в качестве подарка или сюрприза, они и не планировали сюда ехать. При этом в Кыргызстане совсем другая картина. У нас реально мало кто получает из тех, кто подал. По-моему, вашему ЦРУ или госдепу чем-то понравились узбеки. Может, поняли, что они работящие и спокойные, разбавят мексиканскую рабочую силу в Америке? Либо они реально прислушиваются к правозащитникам и сочувствуют узбекам из-за диктатуры Каримова».

Лесли добрая и судит по себе: она склонялась ко второй версии, я - к первой.  

Любопытно, что вскоре в подтверждение моих слов появилась статья, по-моему, на сайте «Фергана», которая как раз говорила о том, что узбеки в огромном количестве получают «Грин-карты» в Америке, выигрывая их в лотерею. Я не помню точные цифры, но они были шокирующими в сравнительном анализе, что-то типа: в одном году Узбекистан выиграл 30 000, при этом Казахстан - 600, а Кыргызстан - 300. Я пишу примерно, если кто-то найдет статью и даст точные цифры, я буду признательна. Разница была непропорционально огромная. Возможно, свою роль действительно сыграли Андижанские события... 

Сегодня, когда выяснилось, что террорист Саипов выиграл вид на жительство в Америке, Дональд Трамп пригрозил прикрыть «эту лавочку» под названием «лотерея «Грин-кард». Лесли - республиканка, более того, она много лет работала в штабе Республиканской партии штата Вашингтон, но она терпеть не может ставленника своей партии Трампа и не поддерживает все его антииммигрантские инициативы.

«Это глупое намерение. Я хорошо знаю десятки узбеков, все они прекрасные люди, и я рада, что они стали частью нашей страны. Лотерею нельзя закрывать из-за одного идиота», - говорит она. Опять - ни грамма горечи, национальной или религиозной ненависти, ни грамма чувства мести, только любовь к людям. Поступок одного человека или группы людей не переносится на нацию...

Вы скажете, так и должно быть. Но все ли мы такие, не склонны ли мы поддаваться «национальным» эмоциям? Конечно, склонны. Далеко не один Трамп такой. Однажды я сидела в клинике в Бруклине, дожидаясь очереди к врачу. Офис-менеджер попросила меня заполнить анкету для одного мужчины, который не знал английского. Оказалось, что он из Узбекистана, и спросил меня, откуда я. Узнав, что из Кыргызстана, несмотря на то, что я ему помогала, он довольно агрессивно сказал: «А, это вы там наших убиваете?» И даже не сказал «спасибо» за проделанную мной работу. Я не стала ему говорить, что мой зять - узбек и внуки, соответственно, узбеки. Я сказала, что много кыргызов тоже погибло в Ошской резне...  

Безусловно, из-за пары и даже группы идиотов нельзя судить о нации. Но нации будут страдать из-за своих идиотов. Поэтому нации должны с этим что-то делать. Чтобы не было таких заголовков в СМИ, как на Радио Свобода: «Почему узбеки так часто связаны с террористическими атаками?»

Не стоит обольщаться. В следующий раз это может быть и кыргыз. Уже были братья Царнаевы из Токмака, которые взорвали Бостонский марафон. Не кыргызы, но кыргызстанцы.

Мир сужается. Мир звереет. Мир становится сложнее. Тем нужнее в каждой стране мудрое и эффективное правительство, чтобы мигранты не бродили по миру, становясь от ущербности зомбированными идиотами.

Бермет Букашева, США.  

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям