Эмильбек Каптагаев: о тополях, об Отунбаевой, о судьбе Бакиева и многом другом

07:18, 9 Сентября 2014

Разговор с Полномочным представителем Правительства в Иссык-Кульской области Эмильбеком Каптагаевым мы начали с его книги «Кровавый путь», написанной в 2009 году под псевдонимом Эдил Кожошизи. События, описанные в книге, полностью отобразили обстоятельства и детали политического убийства Медета Садыркулова, что позже подтвердилось следствием. Но Каптагаев до сих пор не хочет раскрывать секрет: откуда он узнал все подробности и кто был его информатором. Но на другие вопросы он ответил достаточно подробно.

- Эмильбек Саламатович, думаю, что написание этой книги было вашим личным вкладом в дело революции. Было ли это сознательным планом, чтобы информировать массы, повлиять на них?

- Да, это было сделано сознательно. В те дни, в апреле 2009 года Объединенное Народное Движение (ОНД) готовило Народный Курултай для выдвижения Атамбаева единым кандидатом от оппозиции. Все были под впечатлением от жестокого убийства Садыркулова, Слепченко и Сулайманова. Парламент отказался рассматривать это дело, и следствие замкнулось на одной только версии – дорожно-транспортного происшествия с трагичным исходом. Но мы все понимали, что это не так. Общество обсуждало как обычно в кулуарах, курилках и кухнях, все возмущались и указывали на Бакиевых, но никто об этом не хотел говорить публично. Лично я тоже сильно переживал. Ведь я был одним из нескольких человек, говоривших с Медет Чокановичем накануне его гибели.

- Помню, мы в газете «Лица» напечатали ваше заявление об этом. Что вы встречались с ним где-то в музее...

- Это было в его офисе, в здании дома-музея Аалы Токомбаева, - 12 марта утром примерно с 9 до 10.30 я встречался с ним там, говорил о текущей ситуации и о планах на ближайшую перспективу. Исходя из содержания нашей беседы, уже к обеду 13 марта, в день его смерти, мною было сделано заявление о том, что это политическое заказное убийство, что в стране началось время политического террора. Хотя я и не был на месте происшествия и не видел сожженные тела, из рассказов Эльмиры Ибраимовой, Эрнеста Акрамова и Каныбека Иманалиева, которые сразу же после осмотра места трагедии прибыли к нам, в штаб ОНД и рассказали увиденное, было однозначно понятно, что это убийство. Это потом они замолчали. А в тот день они рисовали довольно реалистичную картину и высказывали свои предположения об истинных заказчиках и исполнителях. Сотрудники аппаратов госорганов впали в шок. Начинаешь с кем-то говорить об этом, у них трясутся губы, руки - страх у всех был сильный. Было ясно, что нужно было поддувать эту тему, надо было, чтобы общество начало активно обсуждать сам факт убийства. Поэтому в апреле я высказал свои соображения относительно написания книги Атамбаеву, Отунбаевой и Ниязову. Потом мы с Болотом Шером обсудили основные моменты, сидели и воображали, воссоздавали картину преступления. Договорились, что оба начнем писать, я на кыргызском, а он на русском. Встретились примерно через неделю в его доме, он мне зачитал несколько страниц, которые накидал, я ему показал в своем ноутбуке то, что я накидал, - там было больше. Тогда он сказал, чтобы я завершил свой вариант, а потом можно будет перевести его на русский. Писалось как-то быстро и легко. Все события стояли у меня перед глазами, вся цепочка выстроилась как-то сама по себе. Написал где-то за две недели.

- Книгу печатали конспиративно?

- Да. Печатали тайно, ночью в одной маленькой типографии, два тиража по две тысячи. К утру все подчищали, грузили и увозили. Оставлять там было опасно, поскольку все типографии инспектировались сотрудниками СНБ. Брощюровали вручную, в штабе Национал-демократической партии «Улуу Биримдик», руководила этой работой Айнура Усенбекова. Эта была обычная однокомнатная квартира. Это потом мы поняли, какая реальная угроза нависала над всеми, кто был задействован в этом проекте. Тогда как-то не очень задумывались. Книгу начали распространять 10-13 июня 2009 года.

- В Викиликсе была информация, что вас похитили после выхода этой книги. Расскажите об этом.

- Через десять дней, в ночь с 19 на 20 июня меня похитили... Слава Всевышнему, что к утру бросили на краю пшеничного поля в районе аэропорта «Манас» живым. Правда, помяли хорошо. Это потом я понял, что остался в живых только потому, что описание событий в книге почти на сто процентов совпало с тем, что произошло той ночью. Бакиевы понимали, что случайно такое совпадение невозможно. Это мог описать только реальный очевидец. Им нужен был тот, кто дал информацию. К тому же они не верили, что я мог написать такое. Они думали, что я всего лишь перевел готовый текст с русского на кыргызский. Пока они пасли меня и вычисляли автора и источника информации среди своих, уже наступил апрель 2010 года.

- В апреле на вашу долю выпала чрезвычайно ответственная задача – руководить аппаратом Временного правительства. Почему именно вас выбрали на эту роль, были ли другие кандидатуры?

- То, что именно я оказался на этой позиции - не случайно. Как вы знаете, в феврале 2010 года был образован Организационный комитет по подготовке Народного Курултая, назначенного на 17 марта, во главе с Розой Исаковной. Меня назначили заместителем председателя Оргкомитета. К тому времени я возглавлял Секретариат ОНД, и подготовка заседаний, проектов обращений и других материалов полностью входили в круг моих обязанностей. Народный Курултай от 17 марта 2010 года избрал Центральный Исполнительный Комитет Народного Курултая и поручил ЦИК вести всю организационную работу по продвижению решений. Роза Исаковна назначила себе заместителями Атамбаева, Текебаева, Бекназарова, Чотонова, Исакова и меня, причем было обговорено, что, исходя из конкретной ситуации, каждый из замов обязан возглавить ЦИК в случае невозможности открытой деятельности председателя. Исаков сидел в тюрьме, и велика была вероятность того, что властям удастся нейтрализовать любого из нас. Так вот, в день революции, вечером 7 апреля, когда нам удалось собраться в здании Жогорку Кенеша и провести первый обмен мнениями о ситуации и путях выхода из хаоса, как-то безо всяких обсуждений я занялся своим делом, то есть взял под свое руководство штабную работу. Мы начали готовить первые варианты документов, которые в дальнейшем оформились в декреты Временного Правительства. Была такая ситуация, что никто из членов ОНД не спрашивал - что делать, не ждал, пока его кто-то куда-то назначит, а каждый проявлял инициативу и решал конкретные задачи. Например, Шерниязов со своей командой работал по системе МВД, Дуйшебаев – по линии СНБ, Исаков, сразу же после освобождения из тюрьмы, поехал в Минобороны, а джигит, по имени Даныш, сам взялся работать с личным составом Нацгвардии и Службы государственной охраны. Бекназаров взялся за систему прокуратуры и суды. Многие сейчас пишут, что члены ОНД до двенадцати часов ночи сидели и делили портфели. Такого не было. Только к двенадцати часам ночи нам удалось собраться в штабе Атамбаева, в здании «Форума». К тому времени уже было ясно, что будет образовано Временное Правительство, что возглавлять его будет Роза Исаковна, что будет установлен переходный период и будут распущены практически все центральные органы власти. Все это согласовывалось на ходу. Там каждый из присутствующих кратко обрисовывал ситуацию в той или иной системе и сразу же получал одобрение на должность руководителя. Определились по замам Розы Исаковны, по позиции мэра Бишкека. Я не обозначился, ибо априори было ясно, что буду работать рядом с Отунбаевой, а статус к тому моменту не был важен. Должность Руководителя Аппарата озвучил Текебаев и сказал, что я наиболее подходящая кандидатура. Все согласились.

- Что вы можете рассказать о вашей совместной работе с Розой Отунбаевой?

- Работать с Роза Исаковной было и легко и трудно. Легко по той причине, что она достаточно коммуникабельна и многие вопросы, которые обычно решаются силами аппарата, она решала сама и достаточно оперативно. К примеру, она сама могла созвониться с представителями гражданского сектора, пригласить их и обсудить проблемы. Обычно же организацией такого рода мероприятий занимается аппарат, и это довольно кропотливая работа, нужно очень многое согласовывать как с участниками, так и с Президентом. А трудно было, потому что она очень динамичная, поспевать за ее поручениями, отрабатывать идеи и готовить соответствующие документы – для этого требовалась определенная сноровка и от работников аппарата.

- Жалеете ли вы о чем-нибудь, что не удалось сделать тогда? Испытываете ли удовлетворение от того, что сделано?

- Жалеть о чем-то сейчас нет смысла, все это уже история. А история, как известно, не имеет сослагательного наклонения. А вот чувство внутреннего удовлетворения есть. Ведь тогда нам удалось отстоять победу революции, это было не легко. Было несколько попыток силового свержения, захватывали административные здания, организовывали разного рода провокации. Весь апрель и май 2010 года прошли в сплошных митингах и попытках захвата и здания Жогорку Кенеша, где располагался Аппарат Временного правительства, и здания Телецентра. Захват областной администрации в Джалал-Абаде 12-13 мая 2010 года закончился гибелью двух и ранением более пятидесяти человек. Провокация в Маевке также привела к человеческим жертвам. Затем Ошские события, которые были также спровоцированы извне, силами, заинтересованными в срыве референдума по принятию новой Конституции. Ведь принятие Конституции означало, что страна входит в правовое русло, а именно этого и не хотели допускать. Им казалось, что в условиях хаоса будет легче свергнуть Временное Правительство. Эти столкновения в Оше не остановились же сами по себе, там тоже сотни и тысячи людей прилагали немалые усилия. Тогда нам удалось предотвратить гуманитарную катастрофу, практически с утра 11 июня мы уже начали отправлять самолеты с людьми и продовольствием, вывозить оттуда людей. Даже в те дни нам удалось вывезти более 1500 детей из Ошской и Джалал-Абадской областей и организовать им отдых на Иссык-Куле. Да, сейчас есть что вспоминать. Думаю, что правда о тех событиях и реальных действиях, приведших к стабилизации ситуации, будет еще озвучена.

- Как вы думаете, было ли так необходимо выпускать Бакиева из страны? Мне кажется, что стране был бы полезен показательный судебный процесс над этой семьей, реальное наказание. Я понимаю, что был риск дестабилизации, но дестабилизация ведь и так состоялась, за границей у них были развязаны руки. И сейчас они развязаны. Вот сегодня мы узнаем, что президент Беларуси наградил его орденом. Один благополучно отдыхает в России, со всеми почестями, другой – в Беларуси, с не меньшими почестями. Нет никакого покаяния, очищения. В обществе нет веры в реальную борьбу с коррупцией.

- Вокруг этого вопроса некоторые пытаются развязать политические спекуляции – мол, не надо было его выпускать, надо было послать спецназ и задержать его и так далее. Порою даже высказывают мнение, что надо было разбомбить село Тейит вместе с семейством Бакиевых. Если одни в этом вопросе хотят получить политические дивиденды, обвиняя Временное Правительство, то другие наивно полагают, что тогда действительно возможно было просто так взять и задержать всех Бакиевых. Но ведь до вылета Бакиева из Жалал-Абада была попытка захвата города Ош, куда он прибыл с довольно большим отрядом вооруженных людей. Когда на площади перед зданием областной администрации местные жители дали отпор и не пустили его, возникла опасность кровопролития, жители были не вооружены, а боевики Бакиевых вооружены. Но, слава Аллаху, кровь не пролилась. Ограничившись выстрелами в воздух, колонна машин во главе с Бакиевым ретировалась, и они вынуждены были вернуться в родное село Тейит. Надо открыто сказать и то, что практически весь состав милиции южных областей оставались сторонниками Бакиевых и ничего не делали для его задержания, он беспрепятственно проехался в город Ош и обратно, хотя была команда устанавливать блок-посты, не давать возможности вооруженным людям передвигаться по территории. Если бы Бакиев и его братья остались бы еще хотя бы неделю там, то вполне вероятным было начало гражданского противостояния. Разгоряченные группы, куда входили родные и близкие погибших из Бишкека, так и рвались туда, их удавалось удерживать буквально силой и уговорами. Они ждали, что силами правоохранительных органов удастся задержать и привезти их в Бишкек. К слову, многие из них также обвиняют нас в этом, что мы выпустили их за пределы страны. В условиях, когда не было сил и ресурсов для задержания, решение о выпуске Бакиева и его семьи за пределы страны было исторически правильным решением. Именно поэтому и Роза Исаковна открыто заявляет о том, что решение приняла она под свою личную ответственность. Считаю, что Роза-эже своим решением спасла страну от раскола и гражданской войны.

- Что было бы, если бы какая-то группа попыталась ворваться в Тейит и задержать Бакиевых?

- Без крови такая затея не обошлась бы. Ведь клич «наших бьют» в таких ситуациях действует безотказно, тем более большая часть населения юга была доведена до каления бесконечными демонстрациями видео-кадров избиения толпой Конгантиева. К тому же работала пропаганда, что северяне взяли реванш за Акаева и просто так, ни за что свалили «хорошего» Бакиева, что он не причем, что его подвели сыновья от русской женщины и алчные братья. И такая пропаганда действовала. Кстати, она до сих пор действует. Да, Бакиевы не покаялись, и пока не получили реальное наказание. Но, думаю, все это еще впереди. К тому же, наказания сильнее, чем изгнание из родных мест не придумаешь. Не думаю, что он там наслаждается жизнью и спит спокойно. Кровь более ста безвинных людей никогда и ни при каких обстоятельствах не даст ему покоя. Слезы матерей, слезы жен и детей будут грызть его изнутри постоянно, пока он не получит наказание и не сядет здесь в тюрьму. Только тюремная камера или смерть могут освободить его от мучений. Что касается награды Лукашенко, если это правда, то по большому счету это ничего не значит для него, она не облегчает его душевные муки. А Президент Лукашенко поступает глубоко безответственно, причем как перед своим белорусским народом, так и перед сообществами под названием СНГ, ОДКБ или Таможенный Союз. Бог ему судья!

- Что произошло в прошлом году 7 октября, когда протестующие на Иссык-Куле якобы взяли вас в заложники? Была противоречивая информация по этому поводу.

- Если откровенно сказать, я и сам до сих пор не знаю ответы на многие вопросы. На сегодня точно знаю, что многие парни, которые выступали активными организаторами митингов по вопросу Кумтора, даже не знали о планируемом захвате заложника. Их попросту подставили. Ведь некоторые из них пытались освободить меня, обращались к тем, кто контролировал машину, кто держал пульт от замка. Но их не подпускали к авто и довольно агрессивными криками затыкали. К тому же была откровенная попытка обвинения меня, Розы Исаковны и Бабанова в том, что мы сами организовали митинг, сами проводим шоу под названием «захват заложника», якобы для поднятия популярности и провоцирования беспорядков по всей стране. Такая информация была размещена на сайте газеты «Вечерний Бишкек» с подачи Пресс-службы Правительства, представляете? К тому же к семи вечера и МВД, и ГКНБ распространяли заведомо ложную информацию о том, что «Каптагаев не заложник, что он просто по собственной воле сидит в машине, облитой бензином, и мирно беседует с митингующими парнями». К тому же на сегодня главные организаторы захвата меня в заложники еще не задержаны, хотя они все уже установлены. Думаю, что данная тема должна быть объектом для детального изучения. Я на суде говорю, что тех парней, которые были организаторами митингов или были случайными участниками митинга 7 октября прошлого года, нельзя судить по статье захват заложника, угрозы убийством и т.д. Ведь из 16 человек, которые сейчас сидят на скамйе подсудимых, возможно только два-три человека были посвящены в планы захвата заложника, остальные ведь об этом даже не знали. А вот государственный обвинитель парирует, мол, Каптагаев вынужден так говорить, поскольку ему еще работать с населением. Чушь какая-то. Прокручивая еще и еще раз события того дня в памяти, я прихожу к выводу о том, что захват был заранее спланирован, в этот план были посвящены люди из разных ветвей власти, если даже целью захвата не была ликвидация меня путем поджога автомашины, то явно было преследование с целью дискредитации и снятие с должности с позором. Мне даже сказали, что был готов проект распоряжения об освобождении меня от занимаемой должности. Думаю, что у них где-то не склеилось.

- В соцсетях вас раскритиковали за вырубку деревьев в Чолпон-Ате на аллее Раппопорта.

- Когда меня спросили - правда ли то, что деревья вырубаются специально, чтобы там организовать парковку для авто? - я ответил, что это неправда, если кто-то такое выдумал и говорит - он делает специально, чтобы добавить свою капельку дегтя в то общее дело, которое делается в рамках подготовки к проведению Всемирных игр кочевников. Считаю проведение игр - дело святое, это большой престиж не только для Иссык-Кульского региона, но и для всей страны. Я сказал, что это мог выдумать только негодяй или враг народа. Там места для стоянки предостаточно, предусмотрены два участка общей площадью около 4 га с восточной и западной стороны трибун. А что касается Аллеи, то мы хотим или не хотим, деревья стареют, большая часть из них прямо напротив ипподрома высохли, им уже более 80 лет, это предельный возраст для тополей. Пеньки на фото не доказывают, что деревья были молодые и здоровые. Они показывают, что ближе к корням они еще были живые, но все они были высохшие по макушкам до половины. Вид был ужасный. К тому же, многие летом проезжают там на авто, а дорога очень узкая, всего две полосы, рассчитана на интенсивность движения, которая была в сороковых годах, участок длиною в 3 км иногда проезжаешь за 10-15 минут. По проекту реконструкции дороги там будет четырех полосная трасса со всеми придорожными коммуникациями, так что с началом строительных работ все равно придется убирать старые деревья и потом заново делать озеленение вдоль новой трассы. Такова жизнь, все в этом мире стареет и умирает, даже такие могучие тополя.

- Город Каракол, столица области, находится в очень плачевном состоянии – дороги и прочее. Как вы это прокомментируете?

- Да, к сожалению это так. Каракол стал Богом забытым городам, по его улицам не то, что на автомашине, даже пешком ходить очень даже проблематично. Проблемы по обеспечению питьевой водой, вывозу и переработке мусора, очистных сооружений, освещения улиц – наверное, можно бесконечно перечислять. Все это надо решать. Как обычно, все упирается в финансовые возможности. Но с прошлого года начались хоть какие-то подвижки, мы начали ремонтировать улицы, мэрия занимается освещением улиц, их благоустройством. Благодаря только одной лыжной базе за последние годы наблюдается небывалый рост активности по строительству мини-гостевых домов, только за четыре года построено 137. А сколько торговых точек и кафе работают! Продвижение идеи горнолыжного кластера, безусловно, даст толчок еще большей деловой активности, уже сегодня есть предприниматели, которые планируют построить многоэтажные современные гостиницы. Все это в конечном итоге приведет к увеличению городской казны, и город начнет преобразовываться. А сегодня перед мэрией города поставлены конкретные задачи. Ведь это наше общее дело – сделать город Каракол чистым и уютным.

Беседовала Бермет Букашева. 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям