Когда ждать "рутинизации харизмы" Жапарова?

10:58, 3 Февраля

Мы живем в интересное время, когда происходит постоянное обновление и изменение государства, нации, общества. Социологи-исследователи фиксируют эти изменения и могут сделать некоторые прогнозы. Предлагаем вниманию читателей взгляд Самара Сыргабаева, кандидата социологических наук, исследователя, на некоторые аспекты прошедших выборов.

На фото: Самар Сыргабаев, социолог-исследователь

Низкая явка

На мой взгляд, низкая явка электората была обусловлена несколькими причинами. Во-первых, дефицит доверия к власти. Наши социологические замеры, проводившиеся за последние десять лет, всегда фиксировали растущий дефицит доверия у населения к власти. Люди стали доверять больше имамам, чем государственным институтам. Ресурс доверия истощался с каждым годом, а в период пандемии с небывалой массовой смертностью он был окончательно исчерпан. 

Во-вторых, постреволюционное состояние турбулентности, неопределенности, усиленное постковидной депрессией и экономическим застоем, закономерно повлияло на аполитичность социальных настроений в обществе и породило абсентеизм. 

В-третьих, доминирование «глубинного народа» и ощущение предопределенности исхода, когда победитель уже известен. В этом плане можно утверждать, что сработала социологическая закономерность «спирали молчания», когда люди из-за боязни социальной «изоляции» подчиняются большинству, и спираль постепенно закручивается, влияя на все большие слои населения. 

В-четвертых, упразднение печально известной формы 2, которое лишило внушительную часть внутренних мигрантов возможности проголосовать. 

В-пятых, практически отсутствие подкупа голосов, за исключением единичных фактов, что всегда было действенным методом финансовой мобилизации электората.

Каков электорат С. Жапарова ? Почему выбор пал на С. Жапаров?

Хороший вопрос. Я бы обозначил его «индикаторным», высвечивающим нынешнее турбулентное состояние общества, общественного сознания, которое заставляет думать не только социологов. Давайте посмотрим на нашу недавнюю историю с точки зрения демографии. Согласно данным Национального статкомитета, в течение последнего столетия более 65% населения постоянно проживало в сельской местности, около 33-35% - в городских поселениях. В период суверенитета, несмотря на кажущуюся сильную урбанизацию и концентрацию людского массива в крупных городах, в частности в Бишкеке и Оше, вышеуказанная пропорция сохранилась. Иначе говоря, подавляющее большинство наших граждан, как и сто лет назад, продолжает проживать в селах, сохраняя и культивируя традиционные ценности. Эту часть населения я бы обозначил как «глубинный народ». 

Да, это новое, дискуссионное понятие, наряду с «глубинным государством», тем не менее, его метафоричность мне импонирует. Эта часть населения и есть электорат С. Жапарова. Да, возможно, он не так образован и модернизирован, как городские жители, не обладает критическим мышлением и не так глубоко затронут современными процессами либерализации и глобализации, но он в конечном итоге определяет выбор генеральной линии нашего государства. 

Здесь я хотел бы разделить нашу политическую «элиту» на две части: на поверхностную и «глубинную. Первая давно оторвалась от своих корней, жила и живет в параллельном измерении. Этот политический класс полностью себя дискредитировал. Дефицит доверия, о котором я говорил ранее, был свойственен прежде всего «глубинному народу» по отношению к этому политическому слою. А что же тогда служило основой общественного договора все эти годы? Я бы сказал так – оптимизм. Единственный ресурс, на котором держалась жизнедеятельность народа. Причем, как показали исследования, чаще всего это был оптимизм, ориентированный на перспективу, на то, что не сегодня, не завтра, а в ближайшем будущем станет лучше. 

Кроме того, в своих исследованиях мы часто фиксировали запрос у народа на сильного лидера, на то, что только сильный лидер может обеспечить мир и стабильность в стране. Теперь, на мой взгляд, настало время «глубинной элиты», укорененной в «глубинный народ», живущей с ним в одном измерении, в одной реальности. В этом плане С. Жапаров и есть олицетворение будущей «глубинной элиты». Таким образом, «глубинный народ» обрел своего лидера! 

Однако прогнозировать будущее нового лидера сложно. Ясно одно – ресурса народного доверия, многократно усиливающегося синергией массового воодушевления и надежды на лучшее будущее, хватит на 1-2 года максимум при нашем плачевном экономическом состоянии. Далее произойдет "рутинизация харизмы", как говорил М. Вебер, и необходимо будет задействовать другие ресурсы. Я считаю, что этими главными ресурсами должны стать меритократия и экспертократия. Все остальное мы уже видели.

Самар Сыргабаев, кандидат социологических наук, исследователь

 
© Новые лица, 2014–2021
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям