Кыргызстанцы в плену российской пропаганды

11:50, 25 Ноября 2022

Это уже очевидно – у нас разная идеология и ценности внутри одной нации, внутри одной страны, внутри одной семьи. Сегодня в каждой семье звучат жаркие споры на политические и исторические темы, начиная от того - был ли социализм и СССР благом для Кыргызстана, заканчивая войной в Украине. Кого-то ужасает, что их милая мама, такая заботливая и теплая, поддерживает Россию и как заправский пропагандист называет Зеленского “клоуном и наркоманом”. А другие возмущены, что их сын или дочь не стесняясь говорит, что их любимая “Россия-матушка” – страна-агрессор, а кумир – Путин - диктатор. Эти споры выматывают, подрывают семейные связи, ограничивают общение.

Причина, по которой наше старшее поколение кыргызстанцев так безоговорочно поддерживает и оправдывает военную агрессию России, российские гостелеканалы и пропаганда, которая льется из телеэкранов. Как работает роспропаганда, почему именно старшее поколение подвержены её влиянию, и есть ли угроза национальной безопасности в связи с этим? Об этом наш разговор с экспертами.

В чем феномен роспропаганды?

Эльмира Токтогулова, медиаэксперт:

- Есть несколько аспектов, которые, с моей точки зрения, можно отнести к понятию «феномена» российской пропаганды сегодня. Первый - это устойчивость ее идеологии, насаждаемой через ТВ, при наличии в 21 веке доступа к широчайшему выбору альтернативных источников, в первую очередь, конечно, интернет-источников - где уже есть и теле-, и радио-, и блоги и соцсети. То есть, человек может выбрать, он физически и технологически обеспечен условиями и возможностью. Но не выбирает - почему? Это второй аспект. Второй - сознательный выбор аудиторией того источника информации, который вещает то, что хочется слышать - о величии государства, безупречного президента, армии-победительнице, об исключительности одних и ущербности других, и т.д. Это момент, когда можно закрыть картинкой из телевизора дыру в стене, безысходность в жизни - появляется эйфория от причастности к чему-то «великому, успеху на мировой арене, каким-то особенным особенностям твоего народа» (великая миссия и пр.). Третий - это как на наших глазах установки, насаждаемые через пропаганду, повлияли на решение людей в реальной жизни - сначала оправдание войны и гордость за скорую победу российской армии, потом поддержка убийств, а сейчас и готовность самим идти и убивать другой народ. Еще один аспект - это циничное извращение собственных же идеологических ценностей. Объявив Украину нацистским псевдо-государством, российская пропаганда умудряется использовать символику, прямо перекликающуюся с нацисткой символикой Третьего Рейха. Многие идеологемы российской пропаганды прямо перекликаются с нацисткой риторикой. Певцы поют оды ЧВК (частная военная компания) Вагнера, тысячи людей скандируют в поддержку. Вагнер - любимый композитор Гитлера, и основатели ЧВК осознанно так назвались. Слова «мир, война» вдруг стали запрещены в России - и нигде больше. Как и любая другая пропаганда, российская создает мифы, другую реальность, в которой не видны собственные проблемы, ошибки, коррупция, бессилие и неумение развиваться и конкурировать на мировом рынке. Любой авторитарный режим рано или поздно приходит к тотальной пропаганде и исключению альтернативных мнений и источников. Тотальные запреты на слова, фразы, мнение - авторитаризм стремится к монополии на правду, она будет такая, какая удобна режиму. И обеспечивает это условное «Министерство правды» - неважно как называются эти госорганы в авторитарных странах, функция остается такой же.

Эмиль Джураев, политолог:

- Роспропаганда появилась сравнительно недавно, с появлением Путина и его феномена. И русскоязычные кыргызстанцы, в том числе и трудовые мигранты, а их несколько сотен тысяч живущих и работающих в России, вещают своим родственникам, своим семьям то, что вливают в их уши российские телеканалы. И ещё один момен - не меняющаяся программа обучения в школах. Наши дети буквально учатся тому, чему учатся российские школьники. А там говорят о величии России и т.д. Это глубоко сидящая проблема, проявилась ярче после начала войны в Украине.

Самар Сыргыбаев, социолог:

- После развала Союза у России долгое время не было внятной идеологии, соответственно пропаганды. Я имею ввиду именно пропаганду, направленную на «внешнего» потребителя. Такая идеология начала выкристаллизовываться в последние десять лет. Война после украинской революции 2014 года, присоединение Крыма, война в Сирии, военная операция на украинской территории с 24 февраля текущего года послужили своеобразным катализатором в обретении российской идеологией и пропагандой четких очертаний. Теперь, как мы знаем, несущими элементами современной идеологической конструкции являются позиционирование России как одного из центров «многополярного» мира, борьба против гегемонии и глобализма США, разрушающие национальные суверенитеты. Этот аспект с особенной частотой культивируется с момента начала военного конфликта с Украиной. Кроме того российская идеология зиждется на культивировании традиционных ценностей и традиционализма в целом, которые противопоставляются неолиберальным ценностям коллективного Запада. Это находит поддержку не только в глобальном мусульманском мире, но и у консервативных политических сил Запада. Добавлю, Россия в последние годы вкладывает огромные средства в развитие своей сети медиа агентов влияния за рубежом. И это приносит свои плоды.

Эмиль Уметалиев, общественный деятель:

- Я сам не смотрю роспропаганду лет 12-14. Берегу свое здоровье, поскольку знаю, чем это грозит здоровью, не только из-за лжи и манипуляций, но и из-за воздействия на психику, эмоции, эмоциональный интеллект, думаю в будущем это будет научно доказано. И никому не рекомендую смотреть. Я родился в стране, которая называлась СССР. 50 лет я слушал единственный источник информации, тогда она называлась политической пропагандой. Сегодня она становится более ядовитой. Вопрос почему её слушают? Исторически, тех, кто имел иное мировоззрение, их истребляли с 1860 года, со времен принудительного присоединения кыргызов к Российской империи. Вторая волна репрессий, которая называется витьевато “Уркун”, была в 1916 году. В 1917 году под эгидой революци и “красного террора” истреблялись уже на классовой основе. И в последующем была большая волна на всем русскоговорящем пространстве, по некоторым источникам до 100 млн людей было убито, отправлено в тюрьмы, до года смерти Сталина. После этого, всех, кто мог сомневаться и имел иную точку зрения уже не так активно расстреливали, но репрессировали, то есть лишали места работы, источников дохода, лишали жилья или возможности улучшения жилья и всех остальных социальных благ. Поэтому остались на этом пространстве люди, которые научились подчиняться, но не думать самостоятельно. Потому что есть наука – критическое мышление. И те люди, которые родились на русскоговорящем пространстве обделены этим благом критического мышления или разумного сомнения. Они приучены с рождения подчиняться силе, слову, исходящему от сильного, и беспрекословно выполнять и не позволять себе никакое иное мышление или сомнение. И мы ещё из этого не выбрались. Многие страны, которые откололись от СССР уже освободились от пропаганды, исходящей из одного центра имперского влияния. В основном русскоговорящего. Мы относимся к единицам, которые по лекалу Советского Союза до сих подчиняются этому потоку пропаганды.

2. Почему люди старше 50 лет, так безоговорочно верят тому, что говорят по российским гостелеканалам, поддерживают войну в Украине и являются поклонниками Путина?

Эльмира Токтогулова, медиаэксперт:
- Не только старше 50-ти, есть и гораздо моложе. Влияет то, как формируется человек, какое мировоззрение в семье, атмосфера в школе, в вузе, какие книги он читает, и читает ли вообще, какое у него окружение. Советские люди - это многомиллионная паства, десятилетиями взращиваемая через все виды воздействия на мозг - детсад, школа, пионерия, комсомол, партия, ТВ, газеты, радио, кино, литература, собрания, где любая «белая ворона» подвергалась такой обструкции, что жить не хотелось. Они не допускают мысли, что ТВ может врать. Это люди, привыкшие не думать - все решается там, наверху, они знают, как надо. Это же ключевая фраза сегодня в России - «Путин знает, как надо». Сегодня Путин на выбор - бог, царь, или царь, посланный Богом, других вариантов нет. И всё это результат почти двадцатилетней пропаганды, воздействие на людей, не думающих, не проверяющих, не сомневающихся во власти.

Эмиль Джураев, политолог:

- Самое очевидное объяснение – они выросли и повзрослели во времена Советского Союза, где СССР был тождественен России. И до сих пор, будь то голосование за какие-то спортивные команды или просмотр новогодних концертов, для кыргызстанцев такого возраста, для такой категории граждан – россияне - это наши. И второе, это их отставание от инструментов информации, вещателей и принятие за правду всего, что они услышали по телевизору. У них только единственный канал получения информации и нет понимания, что необходимо сопоставлять информационные ресурсы и источники. И плюс к этому, глубоко сидящие культурные корни, которыми они владеют.

Самар Сыргыбаев, социолог:

- Чем старше возраст, тем сильнее пророссийскость. Согласно нашему социологическому опросу, если чуть более трети молодых людей 18-29 лет симпатизирует России, то для более чем две трети (около 67%) граждан в возрастных категориях «30-59 лет» и «60 лет и старше» свойственна пророссийская ориентация.  Теперь посмотрим на это через призму украинской войны. В этом плане 44% опрошенных кыргызстанцев считают «правильными» действия российской стороны (при этом ответили: 28,9% - «не правильные», 26,9% - «затрудняюсь ответить»). В то же время более 47% считают действия украинской стороны «не правильными» (20,0% - «правильные», 32,3% - «затрудняюсь ответить»). Еще больше респондентов – практически 56% относят к «не правильным» действия Запада (стран-членов НАТО), который активно поддерживает Украину в данном военном конфликте. Таким образом, большинство опрошенных кыргызстанцев определяют, как «правильные», именно действия России.

Думаю, преобладание пророссийских настроений в общественном сознании кыргызстанцев объясняется не только прямым воздействием российской пропаганды. Здесь большое значение имеют очевидные предпосылки – историческая, культурная, языковая и др. В постсоветский период становления нашей государственности в национальный нарратив и идеологические основы суверенного Кыргызстана советское (читай - пророссийское) прошлое вписалось органически. За эти годы у нас не произошло кардинального пересмотра, переписывания в негативном свете или отторжения общей истории. У нас в стране за последние 30 лет не было какой-либо системной политики памяти в этом направлении. Русский язык сохранил не только конституционный статус, но и свою популярность и широкое практическое применение. До сих пор, даже у молодого поколения, владение русским языком воспринимается как своеобразный маркер прогрессивности, модернизированности, я бы сказал. Таким образом, советскость плавно перетекла в пророссийскость, которая подпитывается национальным нарративом, официальным политическим дискурсом, масштабными миграционными потоками в Россию, экономической и геополитической зависимостью и другими факторами, что создает благодатную почву для пропаганды.

3. Какова опасность для национальной безопасности, если так много людей поддерживают российскую повестку дня?

Эльмира Токтогулова, медиаэксперт:
- Людям с мировоззрением, сформированным советской пропагандой, кто не имеет доступа к качественному образованию, с недостаточно сформированным критическим мышлением - опасно подвергаться любой пропаганде - речь не только о российской. Одни из высших ценностей государства - его суверенитет, собственная территория, возможность сохранять свою идентичность в глобальном мире. Любой призыв к присоединению к другому государству, к сепарации территорий, поклонение чужим вождям и идеологиям - это угроза национальной безопасности. Если Кыргызстан отдает свою странновую ТВ-аудиторию, за счет кыргызских налогоплательщиков, для идеологических нарративов другой страны - то это прямая угроза информационной, национальной безопасности. Второй момент - это позиция Кыргызстана по отношению к войне Украины и России. Нам необходимо лучше слышать риторику политиков и пропагандистов других стран, когда насаждается идея «возврата исконно русских земель», и далее перечень земель, который с каждым разом все длиннее. Неважно, что за этим стоит - попытка самоутвердиться, увести дискуссию от других слабых точек, реально сформировать форпосты по периметру своих территорий - мы обязаны должным образом реагировать. Надо помнить, что до 24 февраля Путин называл Украину искусственным порождением и начал вторжение. У Кыргызстана должна быть одна повестка - про-кыргызстанская. Сотни миллионов сомов из бюджета Кыргызстана не должны оплачиваться за трансляцию ТВ каналов России - они должны идти на создание своего конкурентоспособного ТВ-контента, на развитие языка, культуры, сохранение идентичности. Наши военные не должны ехать в Казахстан помогать властям решать внутренний конфликт с народом, наши военные должны быть полностью экипированы и защищать наши границы от вторжения, защищать мирных граждан от обстрелов и бомбежек. Это наша повестка, и мы должны заниматься ею.

Эмиль Джураев, политолог:

- Для суверенного государства это крайне опасно. Это тот момент, для которого и придуман термин информационная безопасность.  Информационная опасность, это когда внешние игроки, внешние государства, особенно у которых крайне опасные, стратегические цели и интересы, вещают и формируют информационное поле, понимание людей, информацию, которую получают в другой стране. В нашей стране сплошным сквозняком проходит внешняя информационная подпитка, и наша власть в законадательном плане, в плане регулирования информационного поля, у нас практически ничего не делает, а делается противоположное тому, что нужно. Закрываются те каналы, которые вещали хоть какую-то альтернативу этой пропагандистской информации.

В Кыргызстане до сих пор самыми популярными ялвются российские телеканалы, особенно для людей старше 50. У нас идет поддержка вещания российских телеканалов за счет бюджета, которые на сегодня на 100% работают на продвижение крайне одиозного, противоречивого содержания, которое выгодно Кремлю. И этот поток мы даем своим гражданам получать непрерывно. Это в первую очередь нужно прекратить. И второе, нужно поощрять свободу информации. Максимально поддерживать отечественные свободные, независимые СМИ.

Самар Сыргыбаев, социолог:

- Несмотря на то, что мы состоим с Россией в одной организации по безопасности, вопрос собственно национальной безопасности встал в новом ракурсе. Это в целом относится ко всем странам центрально азиатского региона. После череды украинских событий и воинствующей российской риторики все государства региона забеспокоились. Однако, это вопрос, лежащий в геополитической плоскости. Преобладающая пророссийскость наших граждан, безусловно, создает благодатную почву для продвижения российской повестки в стране. Пока лишь информационно-идеологическую и культурную повестку. Вместе с тем я далек от той мысли, что пророссийскость несет экзистенциональную угрозу нашей безопасности. Потому что она, как социальный феномен, не имеет окончательного и определяющего значения. Она является лишь предпочтительной цивилизационной ориентацией населения, обусловленной преимущественно историческими обстоятельствами и подогреваемой информационно-идеологической пропагандой через российские и пророссийские медиа. Мы наблюдаем, что, в свете украинских событий, пророссийскость, например, не консолидировала общественное мнение, а напротив, превратилась в еще один водораздел, фрагментирующее его. Даже в рамках одной семьи можно обнаружить межпоколенческий разлом, у «отцов и детей» имеется противоположное толкование происходящего.

Эмиль Уметалиев, общественный деятель:

- Люди, которые верят и поддерживают всё о чем, вещают с российских телеканалов, это продукты советского времени, и много десятилетей проводилась целенаправленная большая полтика по форматированию нового человека с определенным набором качеств, среди которых было умение применять насилие, продиктованное верховной властью, и умение подчиняться. Сегодня, это все продолжается. Вопрос очевиден, если это информационная, гибридная война, значит мы свою войну за независимость и независимое мышление, национальное осознание своих собственных странновых интересов Кыргызской Республики проигрываем. Мы находимся в колониальном подчинении в той или иной мере. Да, есть атрибуты государственности. И я верю, что Кыргызская Республика, как член ООН, имеет свой суверенитет. Но в каких вопросах и на сколько процентов мы самостоятельны в принятии решений, и насколько мы можем позволять людям участвовать в построении своей собственной экономики и собственного государства? Это вопрос.

Сегодня большинство из нас понимают, что в 21 веке войны ведутся не только автоматами и танками, но более эффективно ведется гибридная война. Она ведется не залповым огнем, а информацией и пропагандой. А любая информация сегодня должна  подвергаться осмыслению, сомнению, и проходить фактчекинг, навык, которым должен обладать каждый человек, даже ребенок. К сожалению, этот навык у нас ещё не привит. Даже уважаемые люди не знают что-такое фактчекинг или разумное доверие. У нас очень наивные, доверчивые люди, которые сформированы были, как подчиняющиеся. Одним словом, гибридная война во всем мире идет и на нашей территории, она абсолютно контрастная. И проигрыш в информационной, гибридной войне - это не только угроза, это данность, что мы свой суверенитет не полностью выстраиваем.

Подготовила Лейла Саралаева

Иллюстративные фото Вячеслава Оселедко

 
© Новые лица, 2014–2023
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям