Социолог Сыргабаев: "В свете войны в Украине идет межпоколенческий разлом"

10:22, 23 Ноября 2022

 Война в Украине длится уже девять месяцев. Война стала водоразделом политических, культурных, идеологических взглядов кыргызстанцев. Молодое поколение спорит со старшим, осуждая агрессию России в Украине, а старшее поколение всё агрессивнее хвалит Путина и всё больше времени проводит "в телевизоре". Существует ли феномен "роспропаганды" и сколько процентов кыргызстанцев поддерживают войну? На эти вопросы отвечает Самар Сыргабаев,  социолог, кандидат социологических наук, декан факультета социологии Бишкекского Государственного Университета. 

 - Самар Бердибекович, существует ли феномен роспропаганды?

- Как известно, сегодня пропаганда стала неотъемлемой частью внутренней и внешней политик государств мира. Но не будем лукавить, в целом так было всегда. Пропаганда является одним из действенных инструментов в создании, поддерживании и продвижении нужной политической повестки, идеологических конструкций. Что касается России, в чем заключается особенность ее государственной пропаганды? Я считаю, что после развала Союза, у нее долгое время не было внятной идеологии, соответственно пропаганды. Я имею ввиду именно пропаганду, направленную на «внешнего» потребителя. Такая идеология начала выкристаллизовываться в последние десять лет. Война после украинской революции 2014 года, присоединение Крыма, война в Сирии, военная операция на украинской территории с 24 февраля этого года, послужили своеобразным катализатором в обретении российской идеологией и пропагандой четких очертаний. Теперь, как мы знаем, несущими элементами современной идеологической конструкции являются позиционирование России как одного из центров «многополярного» мира, борьба против гегемонии и глобализма США, разрушающие национальные суверенитеты. Этот аспект с особенной частотой культивируется с момента начала военного конфликта с Украиной с 24 февраля. Кроме того, российская идеология зиждется на культивировании традиционных ценностей и традиционализма в целом, которые противопоставляются неолиберальным ценностям коллективного Запада. Это находит поддержку не только в глобальном мусульманском мире, но и у консервативных политических сил Запада. Добавлю, Россия в последние годы вкладывает огромные средства в развитие своей сети медиа агентов влияния за рубежом. И это приносит свои плоды.

- Есть ли исследования на тему - люди какого возраста и какой процент кыргызстанцев поддерживают войну в Украине? По моим наблюдениям чаще всего за войну высказываются люди старше 50, они громко заявляют, что являются поклонниками Путина.

- Как Вы правильно подметили, действительно, российскую повестку поддерживают больше всех представители старших возрастных категорий. Об этом свидетельствуют и результаты нашего исследования, проведенного 16-22 мая 2022 года на базе контакт-центра кафедры социологии БГУ им. К.Карасаева. Исследование проводилось смешением двух методов: репрезентативный телефонный опрос и онлайн-анкетирование. Опросом было охвачено более 1000 человек по республике. Опрос выявил преобладание пророссийских социальных установок и настроений в обществе. Так, согласно полученным данным, в первую пятерку наиболее предпочтительных стран, на сотрудничество с которыми, по мнению респондентов, должен ориентироваться Кыргызстан, прежде всего, вошли: с огромным преимуществом - Россия (55,0%), потом ближайшие соседи – страны Центральной Азии 10,9%, следом Западная Европа - 8,0%, Арабские страны – 6,5% и замыкает Турция – 6,4%. В целом такое распределение данных было свойственно всем областям страны. При этом в разрезе различных возрастных категорий можно увидеть существенные различия. Чем старше возраст, тем сильнее пророссийскость. Например, если чуть более трети молодых людей 18-29 лет симпатизирует России, то для более чем две трети (около 67%) граждан в возрастных категориях «30-59 лет» и «60 лет и старше» свойственна пророссийская ориентация.  Теперь посмотрим на это через призму украинской войны. В этом плане 44% опрошенных кыргызстанцев считают «правильными» действия российской стороны (при этом ответили: 28,9% - «не правильные», 26,9% - «затрудняюсь ответить»). В то же время более 47% считают действия украинской стороны «не правильными» (20,0% - «правильные», 32,3% - «затрудняюсь ответить»). Еще больше респондентов – практически 56% относят к «не правильным» действия Запада (стран-членов НАТО), который активно поддерживает Украину в данном военном конфликте. Таким образом, большинство опрошенных кыргызстанцев определяют как «правильные» именно действия России.

Думаю, преобладание пророссийских настроений в общественном сознании кыргызстанцев объясняется не только прямым воздействием российской пропаганды. И в целом, почему российская пропаганда срабатывает эффективно в нашем обществе? Здесь большое значение имеют очевидные предпосылки, которые всем известны – историческая, культурная, языковая и др. Я бы хотел в этом ключе отметить постсоветский период становления нашей государственности. Так, например, по сравнению с другими государствами того же центральноазиатского региона, в национальный нарратив и идеологические основы суверенного Кыргызстана советское (читай - пророссийское) прошлое вписалось органически. За эти годы у нас не произошло кардинального пересмотра, переписывания в негативном свете или отторжения общей истории. Насколько я могу утверждать, у нас в стране за последние 30 не было какой-либо системной политики памяти в этом направлении. Русский язык сохранил не только конституционный статус, но и свою популярность и широкое практическое применение. До сих пор, даже у молодого поколения, владение русским языком воспринимается как своеобразный маркер прогрессивности, модернизированности я бы сказал. Таким образом, советскость плавно перетекла в пророссийскость, которая подпитывается национальным нарративом, официальным политическим дискурсом, масштабными миграционными потоками в Россию, экономической и геополитической зависимостью и другими факторами, что создают благодатную почву для пропаганды. Вместе с тем хотелось бы заметить, что я здесь не рассуждаю о пропаганде и влиянии России в категориях «добра» и «зла».  

- Существует ли опасность для национальной безопасности,  если так много людей поддерживают российскую повестку дня?

- Несмотря на то, что мы состоим с Россией в одной организации по безопасности, вопрос собственно национальной безопасности встал в новом ракурсе. Это в целом относится ко всем странам центральноазиатского региона. После череды украинских событий и воинствующей российской риторики все государства региона забеспокоились. Однако это вопрос, лежащий в геополитической плоскости. Теперь вернемся к преобладающей пророссийскости наших граждан. Безусловно, как я отметил выше, это создает благодатную почву для продвижения российской повестки в стране. При этом пока я наблюдаю лишь информационно-идеологическую и культурную повестку. Собственно говоря, даже какой-либо крупной культурной интервенции России за период суверенитета у нас не было. А все, что мы наблюдаем в этом плане сегодня, по моему мнению, это инерционное движение советскости. Вместе с тем я далек от той мысли, что пророссийскость несет экзистенциональную угрозу нашей безопасности. Потому что она, как социальный феномен, не имеет окончательного и определяющего значения. Она на данный момент является лишь предпочтительной цивилизационной ориентацией населения, обусловленной преимущественно историческими обстоятельствами и подогреваемая информационно-идеологической пропагандой, через российские и пророссийские медиа. Мы наблюдаем, что в свете украинских событий пророссийскость, например, не консолидировала общественное мнение, а напротив, превратилась в еще один водораздел, фрагментирующее его. Даже в рамках одной семьи можно обнаружить межпоколенческий разлом, у «отцов и детей» имеется противоположное толкование происходящего.

 
© Новые лица, 2014–2023
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям