Война в Украине: Спасение от мобилизации в Кыргызстане

19:26, 1 Ноября 2022

Война в Украине, которую развязала Россия 9 месяцев назад, влияет на весь мир, но, в первую очередь, на страны пост-советского пространства. К примеру, уже сегодня можно сказать, что объявленная президентом РФ, Путиным, частичная мобилизация, уже оказала влияние на изменение социологического портрета Кыргызстана. В конце сентября сюда прибыли более 190 тысяч российских мужчин трудоспособного возраста. Кто все эти люди? Существует ли угроза национальной безопасности от приезда такого количества россиян? Какие плюсы и минусы может получить Кыргызстан от наплыва разнообразного контингента, спасающихся от мобилизации? На эти вопросы попытаемся найти ответы.

Страх быть призванным

21 сентября 2022 года разделило жизнь большинства мужчин россиян на “до и после”. Объявленная в этот день частичная мобилизация поставила их перед выбором – идти на войну с Украиной, убивать самим или быть убитыми, либо спасаться бегством из родной страны, бросив привычную жизнь.

«За последние 9 месяцев в Кыргызстан прибыло более 190 тысяч человек из России. Они приезжают как иностранные граждане и относятся к внешним мигрантам»,- сказал замминистра цифрового развития, Айдарбек Мамбеткадыров, 12 октября, через полмесяца после начала наплыва россиян. Процесс этот происходит и по сей день. Те кому разрешен выезд из России, выезжают и едут во все страны мира, в том числе и в Кыргызстан.

В конце сентября в Бишкеке, Оше, Караколе, Чолпон-Ате и некоторых других городах, появились стайки молодых русских мужчин, сильно отличающихся от местных русских. Этот поток сначала повлиял на цены на авиабилеты (за перелет из российских городов до Бишкека или аэропорта в Тамчи, россияне выкладывали от 40 до 120 тысяч сомов), а потом сразу же повлиял на стоимость аренды жилья в сторону увеличения. Особенно порадовались недорогие отели, пансионаты, дома отдыха. В какой-то момент любое жильё можно было сдать в два раза больше обычной цены.

Мужчины прибыли из самых разных городов России - от Красноярска и Владивостока, до Москвы, Питера, Белгорода.

Страх ФСБ

Любопытно, но за месяц мне так и не удалось найти респондента, который открыто рассказал бы о своей антивоенной или антипутинской позиции. Анонимно, многие рассказывали свои грустные истории о том, как решение Путина о мобилизации “разрушило их жизнь”. Но открыто, с публикацией имени, фамилии и фото, не решился никто. Объяснение простое: “За нами даже тут за каждым словом следит товарищ майор из ФСБ. Когда-нибудь я вернусь на родину, не хочу, чтобы у меня или моих родных были проблемы”.

Говорить с мужчинами, уехавшими от мобилизации, нелегко. Многие пребывают в подавленном психологическом состоянии.

19-летний Андрей уехал со своей девушкой Анной из Питера против воли родителей.

“Мать мне сказала: “Мой сын убегать от армии не будет, твой дед воевал, и ты пойдешь. Если принесут повестку, я подпишу за тебя”. Когда я рассказал об этом своей девушке, она сразу предложила уехать и даже убедила меня. У меня была небольшая сумма: копил на хороший нотник. Мы купили два билета до Тамчи (аэропорт рядом в Чолпон-Атой) по 40 тысяч рублей и приехали сюда. В самолете познакомились с другими ребятами, они помогли с размещением в пансионате. Первое время нравилось всё – природа, еда, путешествия. Но сейчас приближается время, когда закончатся деньги, а работу я потерял, жить на что-то надо. Я не хочу возвращаться, потому что и до этого не верил нашей власти, а после того, как с нами так обошлись, нет ни уважения, ни веры. Пока не знаю, как дальше жить. Надо искать работу, постоянное жилье. С матерью не общаюсь. Она наорала на меня, что я предатель, тряпка, я и не стал ей звонить”, - рассказывает Андрей.

32-летний Эмиль – скрипач. Последний год ему повезло: он наконец подписал контракт со всемирно известным оркестром и начал работать под руководства известного дирижера. Руководитель оркестра подал список музыкантов для получения брони в Минобороны, но получил отказ. Эмиль, пока ему не запретили выезд, спешно вылетел из Москвы в Кыргызстан, где когда-то жила его бабушка.

У него изящные, белоснежные руки, в которых он никогда в жизни не держал оружия. Из его окружения более 80 процентов выехали из России. На мой вопрос, зачем российские власти отправляют неподготовленных, невоевавших людей, отвечает: “Мы должны были стать пушечным мясом. У военного начальства России нет задачи обучить нас военному мастерству. Их задача заткнуть дыры на фронте. Те, кто уехал, поняли, что по мере того, как погибают российские военные, их надо кем-то заменить, для этого и начали эту “частичную” мобилизацию. На самом деле призывают абсолютно всех. Власти лгут нам во всем. Начиная от количества потерь, до сих пор адекватных цифр погибших нет, заканчивая количеством мобилизованных. Поэтому, когда я увидел, что призвали нашего концертного директора, 47-летнего отца троих детей, понял, что и мне скоро придет повестка. За пару часов собрался и уехал. У меня в кармане было всего 37 тысяч рублей. Я оплатил за койку в хостеле на два месяца и сейчас активно ищу работу”, - рассказывает Эмиль. Ему повезло: его родители поддерживают его выбор и хотя бы на словах одобряют его решение.

47-летний Алексей, учитель шахмат, приехал из Екатеринбурга и пока обосновался в Караколе.

“Слежу за новостями и всё больше убеждаюсь, что нас, русских, наши власти держат за какой-то скот. Заявляют одно, а делают совсем другое. Давно не верю Путину, он КГБэшник, а значит врет всегда, и больше знать ничего не нужно. Раз сказал, значит сделает наоборот. Говорил, что не будет войны, а теперь уже 9 месяцев не может её закончить. По факту, выбор сделал за всех нас, не спрашивая нашего мнения. А народ в России оболванен, ситуация реальная, и то, что предоставляют СМИ, сильно отличается”, - говорит Алексей.

Почти все россияне, встречаясь здесь с местными русскими, сталкиваются с осуждением, что не пошли воевать.

“Часто встречаю Z- публику. В основном это старики, осколки бывшей империи, у которых до сих пор сидит Советский Союз в голове. Особой агрессии нет, но есть пренебрежение и осуждение. Многие друзья и соседи поначалу тоже высказывали недовольство моей жене, когда узнавали, что я уехал. Но после того, как к их мужьям и детям приходят повестки, “розовые очки” начинают спадать”, - говорит Алексей.

Все трое респондентов планируют остаться в Кыргызстане как можно дольше, возможно навсегда или выехать в другую страну. Но открыто говорить об отношении своей власти к народу, по-прежнему боятся.

Мобилизация мобилизации рознь!

Нестор Пилявский, антрополог и публицист, объясняет это явление, массовый исход россиян из-за мобилизации, следующим: “В 1941 году всем было понятно, что враг напал, и надо было спасать, оборонять свою страну, свою семью, свой дом. Люди шли воевать вне зависимости, разделяли ли они идеи Сталина, Ленина или нет. Это было второстепенно. Первостепенно было то, что страна подверглась атаке. Сейчас нет ощущения и нет фактов, что на территорию Российской Федерации какой-то враг напал. И поэтому нынешняя мобилизация по ощущениям, по смыслам, по идее - прямо противоположна той мобилизации, которая была в 1941 году».

По мнению Пилявского, массовый отъезд во имя спасения своей жизни и не участия в войне способен сподвигнуть на постепенные изменения в массовом сознании россиян.

“Россияне в большинстве своем пребывали в состоянии полусна, полудремы, безразличия. Была какая-то кучка активистов, которых давно и последовательно выдавливали из страны, их все меньше и меньше оставалось, все больше неравнодушных людей от безысходности начинали молчать или куда-то убегать. У общества с властью был негласный, неформальный договор – вы нас не трогаете, и мы против власти не выступаем. Но, как только эта масса встала перед фактом мобилизации, начались мыслительные процессы”, - говорит Нестор.

На вопрос о том, с чем связана такая покорность россиян, Нестор Пилявский отвечает: “Есть такая великорусская ментальность: когда от тебя ничего не зависит, ты с себя обязательство давно снял, живешь с мыслью: “Я человек маленький, всё знает Государь-батюшка. И вот что он решит, то мы и будем делать!” Эта покорность формировалась исторически, со времен татаро-монгольского ига и тирании Ивана Грозного, а в советский период приобрело новые формы: когда от простого человека ничего не зависело, он был винтиком или какой-то гайкой в большой госмашине. С одной стороны это удобно для госуправления. Но с другой стороны нет самоуправления, нет активного гражданского общества, нет живой дискуссии. Постепенно всё пришло к такому пониманию, когда власть государства намного важнее, чем общество, чем человек. А общество превратилось в серую массу, что-то такое размытое”, - заключает антрополог Пилявский.

Одна из причин, по которой российские власти позволили выехать большому количеству россиян, по некоторым данным до 700 тысяч, это избавление от неблагонадежных граждан, которые не поддерживают политику действующего руководства России.

“Введение тотального контроля на всех пунктах выезда стал бы чрезвычайно-радикальным драматичным шагом. Понятно, что на фоне объявленной мобилизации, взвинчивать нервную обстановку такого рода действиями - нежелательно”, - считает политолог Медет Тюлегенов.

По мнению Тюлегенова, версия, о том, что российские власти позволили выехать тем, кто неблагонадежный с точки зрения существующего режима, правдоподобна.

“В свете поражений российских военных сил в Украине, появляются все больше недовольных и несогласных с мобилизацией. Поэтому, чем меньше потенциально недовольных в стране, тем лучше. Многие сравнивают выезд несогласных с мобилизацией россиян с исходом, который был в 20-х годах прошлого века во время и после гражданской войны, значительной части интеллигенции и тех, кто сочувствовал прежнему режиму. Таким образом большевики избавлялись от слишком уж неблагонадежных, а некоторых даже насильственно высылали, были так называемые “философские пароходы”. Поэтому, спустя сто лет, история повторяется, и версия о возможности выехать большому количеству неблагонадежных, является одной из основных”, - говорит политолог.

Плюсы и минусы для Кыргызстана

Первое, что почувствовали кыргызстанцы после приезда россиян – это повышение стоимости аренды жилья. Некоторые нерадивые арендодатели повысили оплату за аренду вдвое, а особо жадные и вовсе начали выселять квартирантов в надежде сдать свои квартиры за более высокую сумму платежеспособным россиянам. Эти факты в первые недели вызвали шквал недовольств и сразу настроили негативно некоторых кыргызстанцев.

Самар Сыргабаев, социолог, утверждает, что такой неожиданный иммиграционный всплеск приезжающих дает антропогенное давление на все сферы нашей жизни. Это и транспорт, и инфраструктура городов, и здравоохранение, и рынок труда.

“Очевидно одно – большая масса людей, которая неожиданно начала встраиваться в общественную матрицу, создает, как угрозы, так и может приносить пользу в экономическом плане. Даже визуально, с приездом большого количества россиян, у нас отдельные сферы экономики оживились, например, кофейни, которые до этого момента пустовали, теперь все забиты. Заполнены все отели, хостелы, съемные квартиры. У таксистов значительно повысились услуги и соответственно спрос. Одним словом, оживились торговля, гостиничный и ресторанный бизнес. С приездом большого количества россиян, идет расширение внутреннего рынка потребителей”, - считает социолог.

Среди приехавших много людей из креативной индустрии, и это уже разнообразило творческую жизнь Бишкека новыми концертами и спектаклями.

“Потенциал в том, что люди творческих профессий, создают интересные проекты, и создаются новые рабочие места. Даже правительство придумало проект “цифровой кочевник”, чтобы специалисты IT- индустрии могли платить налоги и чувствовали себя комфортно в Кыргызстане”, - гворит политолог Медет Тюлегенов.

Но социологи задумываются и о другой стороне этого явления.

“Во-первых, это явление временное. И ход этого процесса будет зависеть от ситуации в России, насколько продлится этот военный конфликт, а после завершения, какой будет политический режим в России. Несмотря на то, что это временное явление, определенная часть россиян может здесь осесть, перевезти семьи и занять определенное место в нашем обществе. Поэтому влияние на социологическую структуру общества зависит от того, какое количество россиян осядет здесь”, - считает социолог Сыргабаев.

По мнению социолога, власть уже должна начать анализировать возможные  последствия от приезда россиян.

“Мы не имеем достоверных данных о структуре этой массы приезжих, каков их уровень образования, квалификация, специальность. Для начала хорошо было бы получить эту информацию, чтобы понять, какое воздействие они могут оказать и в какой сфере,” - считает Самар Сыргабаев.

Однозначно, большое количество молодых мужчин трудоспособного возраста, которые имеют специальность, в определенной сфере будут создавать давление на наш рынок труда. Будут составлять конкуренцию нашим местным специалистам. И это, однозначно, окажет давление на внутренний рынок.

Угроза нацбезопасности существует?

Но существует опасность, которую обсуждают некоторые кыргызстанцы пока только в соцсетях, - это то, что большое количество приехавших россиян со временем могут превратиться, в так называемую, “пятую колонну”. И даже начать влиять каким-то образом на внутреннюю и внешнюю политику Кыргызстана.

“Не стоит забывать, что приезжающие россияне являются частью российского общества. И хотя большая часть из них обладает критическим мышлением, и, в целом, критически относятся к действующему политическому режиму и в идеологическом плане, тем не менее, быть частью общества и быть абсолютно защищенным от воздействия госпропаганды, не возможно. Поэтому они, как часть российского общества, являются носителями тех идей политической идеологии, которая в России главенствует, а именно империалистические настроения. Ещё с советских времен известен шовинизм к представителям малых народов, который сформировался ещё в советский период и продолжается до сих пор. Хотя с эмиграцией русских в 90-е, эти проявления значительно снизились, и, оставшиеся в Кыргызстане русские более менее интегрировались в наше национальное общество. В данное время приезжающие россияне ведут себя вполне сдержанно; понятное дело: происходит период адаптации. В интернете видим призывы блогеров адаптироваться к жизни в Кыргызстане, учить язык, культуру. В этой связи я пока не вижу каких-то империалистических взглядов”, -заключает социолог Сыргабаев.

Медет Тюлегенов, политолог: “Я не вижу угрозы какой-то территориальной целостности от них. Власти РФ сами создали условия, чтобы уклоняющиеся от мобилизации выехали из страны. Станут ли они “пятой колонной” - вопрос открытый. В стране, подобной Кыргызстану, и без вновь прибывших полно тех, кто поддерживает нашего северного, стратегического партнера. Поэтому нет потребности, чтобы заморачиваться и использовать вновь приехавших”.

Тюлегенов видит, что приезд россиян оживил дискурс о постколониализме. В основном пока в шуточной форме о том, что раньше трудовые мигранты ехали в Россию, а теперь они приезжают к нам.

“Всколыхнулся антиколониальный дискурс: что есть наши русские, а приехавшие совсем другие русские. Зазвучали темы о том, как правильно произносить “Кыргызстан” и “кыргызы”. Начинается дискуссия о том, что наша страна - это не какая-то провинциальная республика, в сфере влияния России, а отдельная, независимая страна. Приезд россиян всколыхнул этот дискурс, продолжает обострять национальное идентичность наших граждан и, в целом, позитивно влияет на пробуждение национального самосознания,” – считает политолог Тюлегенов.

Подготовила Лейла Саралаева

Фото  автора и из интернета

 
© Новые лица, 2014–2023
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям