Кыргызча

Год 1994. Минус правительство и парламент, плюс герб и паспорт

09:14, 3 Марта 2016

События, имевшие место в 1994 году, оказали огромное влияние на становление молодой Кыргызской Республики. Пожалуй, это был самый противоречивый год в череде «лихих девяностых».

Как Акаев парламент разгонял

В 1994 году «легендарный парламент Кыргызстана» перестал существовать. Созыв депутатов, избранных действительно в согласии с народной волей, сильных политиков и представителей самых разных общественных ниш, по сути, уничтожил глава государства. То есть, спровоцировал парламентский кризис, очернение народных избранников в прессе, а потом и неявку депутатов на заседания, ликвидацию этого состава парламента. Причиной стала боязнь Аскара Акаева, тогда уже затеявшего ряд коррупционных схем, быть разоблаченным. На этом фоне совершенно иначе выглядят отставка подконтрольного Акаеву правительства, и прошедший всенародный референдум о доверии президенту, который дал результаты в пользу Акаева. Значимость этих событий едва ли можно переоценить, практически это был поворот от демократического к семейному правлению, шаг назад, срыв, стоивший стране десятка лет блуждания в феодальном мраке. Многие эксперты расценивают этот момент, как роковую ошибку первого президента Аскара Акаева. Мы дадим слово действующим лицам этих событий.

Председатель этого легендарного парламента Медеткан Шеримкулов делится через СМИ вот такими воспоминаниями: «Все говорят, что легендарный парламент распустил Акаев. А его никто не распускал. Не было указа президента о прекращении полномочий депутатов. Не было решения Жогорку Кенеша о самороспуске. Единственное – депутатов сначала дискредитировали в прессе, а потом не допустили на осеннюю сессию. И кворум не состоялся. Физически не допустили. Президиум Жогорку Кенеша до последнего выполнял свою работу. А парламентариев не пропускали даже с их депутатским мандатом. Были и такие, кто говорил, что перепрыгнул через ограждения и попал на собрание. Все мы знали, что у президента Акаева и исполнительной власти не хватит духу распустить Жогорку Кенеш. Но вот спровоцировать кризис – хватило.

 

Почему это случилось? Во-первых, Акаев и другие боялись того, что на сессии будет рассмотрен вопрос о Кумторе. А по сути о том, что Акаев если о ком в «золотом вопросе» и позаботился, так только о себе и своей семье. Во-вторых, был вопрос о нарушениях закона при получении кредитов министрами, депутатами и работниками исполнительной власти и при их участии в приватизации.

 

Приведу несколько примеров. Раньше, во времена Советского Союза, были построены дома специально для первых руководителей, секретарей райкомов, председателей райисполкомов и других госслужащих. И вот новоиспеченные мэры приватизировали все эти дома. Были и факты, когда некоторые руководители приватизировали служебные автомобили всего за 125 сомов. Имелись большие нарушения и в кредитном вопросе. Кредит, приходивший из-за рубежа, оказывался на руках у стоящих у власти и их родственников. Основа нашего внешнего долга лежит в тех кредитах.

 

В прямом смысле, испугавшись возможных последствий результатов проверки, исполнительная власть пошла на прямую атаку и дискредитацию парламента, пуская в ход различные надуманные и необоснованные обвинения, вплоть до того, что парламент выступает против реформ, проводимых президентом, и хочет узурпировать власть.


Правительство республики, чтобы оказать давление на парламент, пошло на совершенно глупый и необдуманный шаг и вместо того, чтобы в условиях парламентского кризиса всю ответственность за судьбу народа и государства взять на себя, оно объявило о своей отставке. Таким образом, с сентября 1994 года по апрель1995 года, пока не приступил к выполнению своих полномочий новый парламент, республикой управляло временное правительство. Естественно, отсутствие законного правительства отрицательно сказывалось на экономическом, хозяйственном развитии республики. Коррупция начала расти невиданными темпами и объемами. Самыми коррумпированными элементами стали прежде всего люди, находящиеся у власти
».

Шергазы Мамбетов, депутат легендарного парламента, выражается в интервью кыргызскоязычным журналистам еще жестче: «Акаев пытался противодействовать решению золотого вопроса. В составе комиссии, которая расследовала этот случай, было девять депутатов: Турдакун Усубалиев, Кубанычбек Идинов, Рамазан Дырылдаев, Бейше Молдогазиев, Анатолий Ежов, Жамал Ташибекова, Бекмамат Осмонов и другие. «Золотая комиссия» проработала 9 месяцев, изучила все. Была подготовлена справка. Вина Акаева была неоспорима.

Я обратился к спикеру парламента Медеткану Шеримкулову: «Мы закончили работу. Как вы собираетесь заслушивать отчет, в присутствии президента и премьер-министра?» Он сбегал к президенту и сказал: «Будем заслушивать втроем». Тогда был четверг. В пятницу Шеримкулов сказал: «Президент просит раздать каждому подготовленные материалы». Я согласился, раздал всем. А в понедельник президент объявил референдум, в котором задавался вопросом: «Доверяет ли мне народ?».

По-моему, он испугался. Тогда я зашел к Шеримкулову и сказал: «Значит, вы не собираетесь заслушивать отчет. Вынесу вопрос на сессию». А сесси-то уже и не состоялось. Акаев поступил хитро, пожертвовал Турсунбеком Чынгышевым (премьер-министром на тот момент), приказал правительству уйти в отставку и вышел сухим из воды. Я проанализировал ситуацию, фактически правительством управлял президент. Значит, президент должен был взять на себя ответственность тогда. Были все основания для его отставки».

Глава Академии наук КР Абдыганы Эркебаев высказывается в прессе менее эмоционально: «Не все из 350 депутатов того Жогорку Кенеша избирались на альтернативной основе. В частности, 74 депутата прошли без альтернативы и почти все они являлись представителями партийно-советской и хозяйственной номенклатуры. К тому же более 90% депутатов были членами КПСС. Тем не менее, среди них оказались и те, кто уже придерживался новых демократических взглядов. В это ядро вошли также представители научной, технической и творческой интеллигенции, в числе которых был и я сам. Вообще, стоит отметить, что Жогорку Кенеш того созыва достаточно полно и красноречиво отражал всю палитру социального и национального состава населения республики, разноголосицу политических взглядов и ориентаций депутатов.

Вместе с тем, объективности ради, следует сказать, что не все в его работе отвечало требованиям парламента. Во-первых, слишком большим и громоздким оказался его состав – 350 депутатов для такой небольшой страны, как Кыргызстан. Во-вторых, депутаты подбирались все-таки не по принципу компетентности, а по старой советской привычке, согласно социальной разнарядке (руководители, рабочие, доярки, чабаны и т.д.). Поэтому, в подготовке проектов решений и законов, в их обсуждении и принятии активное участие принимали, в основном, лишь 20-30, максимум 50 депутатов, т.е. те, кто имел соответствующий опыт и знания. А остальные просто создавали фон, голосовали по команде или инерции, а не по убеждению. В-третьих, Жогорку Кенеш того созыва работал не на постоянной основе, а время от времени, собираясь на сессии, по мере необходимости. Иными словами, он не был профессиональным органом, призванным заниматься повседневной законодательной деятельностью. Наконец, Жогорку Кенеш постепенно втягивался в политическое противостояние с президентом Акаевым и правительством, апогеем которого стал знаменитый «золотой» скандал. Эти обстоятельства, в конечном счете, предопределили судьбу, а точнее, досрочный уход этого Жогорку Кенеша».

Так в стране в один год не стало и парламента, и правительства. Зато появились свой флаг, свой герб и общегражданский паспорт.

И герб величественный, и паспорт синий-синий…

14 января 1994 года были утверждены флаг и герб нашей страны. О том, как создавался наш флаг, мы уже рассказывали. А вот про герб – еще нет.

Герб – один из официальных символов суверенного государства, его эмблема. В нем отражается общественно-политическая идея страны. Государственный герб помещается на зданиях высших органов государственного управления, государственных учреждений, посольствах Кыргызской Республики, в залах судебных заседаний, он изображается на печатях и бланках государственной документации, на ценных бумагах, монетах, пограничных столбах. Одним словом, перед молодым государством встал серьезный вопрос – разработать свой главный символ.

На конкурс эскизов тогда поступило 2 234 работы. А отобрали в итоге 3, из которых и делался выбор. Соавторами герба считаются Асейин Абдраев, работавший в то время директором детской художественной школы в городе Нарыне, а также служивший тогда начальником областного управления внутренних дел Садырбек Дубанаев.

«В тот момент молодой художник Абдраев не ожидал, что предложенный им вариант государственного герба станет эмблемой страны на протяжении 20 лет. За годы независимости республики герб ни разу не поменялся», - это говорят в Государственной регистрационной службе.

О гербе авторы рассказывают так: «На темно-синем фоне изображены восходящее над снежными вершинами Ала-Too золотистое лучистое солнце, символизирующее наше молодое государство, и голубой Иссык-Куль, как бы вобравший в себя нравственную чистоту, гордость и патриотизм обитателей кыргызской земли. Поддерживает горы, солнце и озеро своими могучими крыльями Белый кречет великого Манаса – воплощение национальной гордости, независимости, свободного духа кыргызов. С двух сторон композицию обрамляют золотистые колосья пшеницы и белые коробочки хлопка». Однако не все так просто, есть и интрига.

Много позже, в 2012 году, некоторые депутаты Жогорку Кенеша республики представили новый проект герба, так как стиль нынешнего варианта, по их мнению, слишком советский, а сокол больше похож на голубя или ворону. Тогда возиться с переделкой главной эмблемы страны никто не захотел, а подсчитав, в какую сумму это выйдет для бюджета, вообще замяли идею. Но скандал на это не закончился.

Через пару лет, когда праздновалось 20-летие принятия герба государства, заслуженный деятель культуры и искусства Асейин Абдраев вышел к прессе с неожиданным заявлением: «Наш герб круглый – это как иллюминатор, в который смотрят. Я хотел, чтобы на наш герб как в иллюминатор смотрели и видели, какая красивая наша страна. Далее непосредственно шрифт и по бокам рожь и хлопок. В центре показано, что наша страна солнечная и горная. Также в центре акшумкар – символ свободы. Синий, белый и желтый цвета очень гармонируют в гербе. И самое главное. Автором герба КР являюсь только я, если Садырбек Дубанаев знает, как нарисовал и какие идеи у него были, тогда пусть придет и расскажет».

И началось. Оказалось, что сокол (похожий на ворону) пририсовал Садырбек Дубанаев, а хлопок и пшеницу вообще правила достопочтенная комиссия. Возобновились разговоры о том, чтобы герб поменять, предлагались самые разные и неожиданные эскизы. Некоторые (например, со своеобразным «око Саурона» в центре и прочими масонскими символами по бокам) вообще вызвали шок у общественности. До сих пор брожение не утихает. Склонны мы все-таки иногда думать, что если на стену повесить хороший пейзаж, то и жизнь наладится.

В этом же, 1994 году, появился первый кыргызский общегражданский паспорт. Вот каков он был (из соответствующего постановления правительства): «Паспорт гражданина Кыргызской Республики заполняется на трех языках: кыргызском, русском и английском. Размер книжки паспорта 85 х 125 мм, с закругленными углами, внутри размещается 16 листов, выполненных на
специальной бумаге розового цвета с водяными знаками. Надписи и разграфления выполнены
краской черного цвета. Листы паспорта прошиты нитью, которая светится под воздействием
ультрафиолетовых лучей. Все страницы паспорта пронумерованы. Обложка паспорта
выполнена из искусственной ткани синего цвета».

Паспорт образца 1994 года быстро получил неожиданный статус. Этот документ оказался… самым удобным для фальсификации. Кыргызстанские документы враз захотели получить полукриминальные, радикальные, да и просто скрывающиеся от правосудия жители соседних стран. А паспорта эти заполнялись вручную, на внутренних страницах не печатались ни номер, ни серия документа, а фотокарточку владельца было легко переклеить. Неудивительно, что они пользовались бешеным спросом у незаконопослушных элементов, особенно в Афганистане, Таджикистане и в Африке. Кыргызский паспорт можно было купить за 200 евро (такие данные приводит Deutsche Welle).

Паспортная реформа с тех пор проводилась, но в стране до сих пор 11 тысяч человек официально пользуются паспортами образца 1994 года.

Таковы самые значимые вехи года 1994. В следующем номере мы продолжим ретроспективу «лихих девяностых». Так хочется порассуждать о том, что было бы, если бы мы пошли другим путем. Но история, увы, не знает сослагательного наклонения...

Подготовила Светлана Бегунова

  

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям