Год 2000: парламентские выборы, отъем «Вечерки», визит Олбрайт, очередная победа Акаева

09:38, 11 Мая 2016

К девятой годовщине независимости Кыргызстан из «островка демократии» превращался в беднейшую, коррумпированную страну Центральной Азии. В этот год Кыргызстану предстояли очередные парламентские и президентские выборы. Аскар Акаев шел на третий срок, получив еще в 1998 году «разрешение» Конституционного суда и парламента участвовать в президентских выборах.

Кто знает, если бы не алчность семьи Акаева, которая не давала ему уйти с высокой должности, возможно Кыргызстан пошел бы совершенно по иному пути, и Акаев остался в истории страны как отец-основатель.

Кыргызстан – 2000

Цифра 2000 оказалась для Кыргызстана магической. К тому периоду в Кыргызстане было 2000 общеобразовательных школ, 2000 религиозных учреждений, 2000 неправительственных организаций. Запад в тот период щедро финансировал гражданский сектор и независимые СМИ, в результате чего стали появляться довольно жесткие критические статьи в отношении действующей власти.

В январе 2000 года были озвучены результаты опроса общественного мнения «Кыргызстан – 2000». На тот период готовы были вновь проголосовать за президентство Аскара Акаева только треть респондентов. Более половины не доверяло старому составу Жогорку Кенеша. 80 процентов кыргызстанцев не доверяли судебным органам. Взяточничество среди чиновников считали обычным явлением более 80% респондентов. Три четверти кыргызстанцев открыто выразили уверенность, что страна движется неправильным курсом. Большая часть жителей страны жаловалась на ухудшение материального положения и рост цен. Больше всего критиковали действующую власть жители Бишкека и Чуйской области.

Премьер-министр того периода Амнгельды Муралиев на вопрос журналистов, в чем главная беда Кыргызстана, ответил: «В дурных традициях, при которых быстро коррумпируется среднее звено власти. Тут, с одной стороны традиционное уважение к начальнику, а с другой – нищенская зарплата этого самого начальника, которую пока повысить не можем, не из чего… И создается ситуация, когда уже не за положительное решение вопроса, а только за сам факт, что его принял башкарма, человек готов платить… Вот если заставим людей работать на госслужбе не за страх, а за совесть, все остальное получится».

Вот как описывал назначение на госдолжности в Кыргызстане российский журналист Дмитрий Климентов: «Человек, смущенно переминаясь с ноги на ногу и заискивающе глядя на пожилую даму, передает ей конверт. Она выходит. Человек нервничает. Проходит какое-то время и дама возвращается с подносом. На подносе – традиционные киргизские угощения. Человек радостно и облегченно улыбается. Удалось! Гость – соискатель одной из государственных чиновничьих должностей. Хозяйка – суп руга президента Кыргызстана Майрам Акаева... Именно так, по словам знаюих людей, происходят в республике сейчас назначения на привлекательные госдолжности, именно таким образом принимаются решения на государственном уровне. Говорят, что минимальная сумма в конверте – 10 тысяч долларов».

Позже суммы возрастут значительно, к примеру, должность губернатора, по слухам, будет «стоить» до 100 тысяч долларов. Работа на государственной должности станет своеобразным инвестированием. Люди будут вкладывать огромные деньги, чтобы занять должность, а заняв, работать только на то, чтобы «отбить» и заработать сверху. Стоит ли говорить, что при таком раскладе мало кто во власти думал о нуждах и чаяниях народа. Более того, из-за больших долгов перед Казахстаном и Узбекистаном за газ и электричество население постоянно сидело без света и газа.

Еще один штрих к общей картине. Согласно данным Национального статистического комитета, на тот период 179 тысяч человек официально числились безработными. И только 5 400 человек получали пособия по безработице в 150 сомов.

Выборы в парламент

Кыргызская молодая оппозиция того периода с большой надеждой смотрела на США и надеялась на то, что американские демократические институты смогут как-то повлиять на развитие политической ситуации в Кыргызстане.

Несколько раньше, в 1999 году, в стране был введен новый Кодекс о выборах, который привнес много нового в избирательную систему республики. Избирались две палаты Жогорку Кенеша – Законодательное собрание (45 депутатов по одномандатным округам и 15 по пропорциональной системе с 5%-м заградительным барьером) и Собрание народных представителей (45 депутатов по одномандатным округам). Был введен институт постоянно действующих избирательных комиссий, впервые подробно регламентировались механизмы голосования вне помещения для голосования, досрочного и по открепительным удостоверениям и т.д. Впервые в странах СНГ после России была использована автоматизированная система подсчета голосов «Шайлоо».

Всего на парламентских выборах 2000 года по одномандатным округам был выдвинут 601 кандидат в депутаты, из них зарегистрировали только 455 человек, позже 30 сняли свои кандидатуры по собственному желанию, 11 были отстранены уже после регистрации, в том числе 4 человека по решению Верховного суда, 5 – по решению городских и районных судов и 2 – по решению ЦИК.

Показательным было снятие кандидатуры Данияра Усенова, который в тот период оказался в оппозиции Аскару Акаеву. В январе 2000 годы в отношении него возобновляется уголовное дело 4-х летней давности, ведь в 1996 году Данияр Усенов, будучи депутатом, подбил глаз бывшему чекисту К. Мукаеву. В том же году чекист заявил, что претензий к Усенову не имеет, дело закрыли. Однако накануне парламентских выборов данное дело вновь возбуждают по ст. «Нанесение телесных повреждений». 15 января Усенова регистрируют кандидатом в Законодательной собрание по одномандатному округу №5 (Бишкек) и в этот же день начинают в Ленинском суде повторное рассмотрение уголовного дела без подсудимого.

«Такие проблемы ждут Бешимова, Кулова, Мадумарова и Проненко. Всех тех, кто возмущен отсутствием газа, света, пенсий, нормальной страны. Такие люди в парламенте не нужны. Следующим будут Суваналиев или Кулов», - сказал тогда Усенов.

К слову, в первом туре парламентских выборов, которые состоялись 20 февраля, Усенов выиграл, однако со второго тура его сняли за то, что он не задекларировал все движимое имущество. Акаевская репрессивная машина сработала четко, 16 мая суд приговорил Данияра Усенова за драку 4-летней давности к 3 годам колонии-поселения условно с испытательным сроком на 2 года.

20 февраля 2000 года в бюллетени для голосования было включено 414 кандидатов в депутаты, из них 219 кандидатов по выборам в Законодательное собрание и 195 кандидатов по выборам в Собрание народных представителей. Как и Усенова, сняли кандидатуру Омурбека Суваналиев («Ар-Намыс»), лидировавшего после первого тура. Этот факт вызвал огромные волнения в Кара-Бууринском районе. Перешедший в оппозицию к Акаеву бывший вице-президент Феликс Кулов лидировал в первом туре и проиграл во втором из-за очевидных нарушений (его арестовали сразу после выборов). Омурбек Текебаев (партия «Ата-Мекен») был избран после того, как выиграл судебный процесс в день второго тура; Т.Бакир уулу был избран, но привлечен к суду после 2 тура по обвинению в подкупе избирателей.

Для выборов депутатов Законодательного собрания по партийным спискам своих кандидатов выдвинули 15 политических партий, зарегистрированных Министерством юстиции за год до назначения выборов. Из них пять политических партий сформировали два избирательных блока: блок «Союз демократических сил» (создан партиями Единства Кыргызстана (ПЕК), Социал-демократической партии, Партией экономического возрождения при неформальной поддержке пропрезидентской партии «Адилет» Ч.Айтматова; и блок «Манас», объединивший Республиканскую народную партию и партию Защиты интересов работников промышленности, сельского хозяйства и малообеспеченных семей Кыргызской Республики.

8 партиям не было разрешено участвовать в выборах из-за того, что они были зарегистрированы менее чем за год до выборов, в их число вошли оппозиционная «Ар-Намыс», Республиканская, «Кайран-эл», а также пропрезидентская «Адилет» Ч.Айтматова. 4 партии (Партия народа, «Манас эл», Партия трудового народа, Партия горожан) были отстранены от участия в выборах, так как их уставы не предусматривали участие в выборах.

В результате в бюллетень для голосования по партийным спискам было включено 9 политических партий и 2 избирательных блока. Единственной более или менее сильной оппозиционной партией на выборах была Партия коммунистов Кыргызстана. Пропрезидентскими партиями были ДПЖК, «Моя страна», Партия ветеранов войны в Афганистане, блок СДС.

Из 11 партий 5-процентный порог прошли пять партий и один избирательный блок. В частности, Партия коммунистов Кыргызстана получила 27,65% голосов избирателей (5 мандатов); пропрезидентский избирательный блок «Союз демократических сил» -18,64% голосов (4 мандата); Демократическая партия женщин Кыргызстана – 12,69% (2 мандата); политическая партия ветеранов войны в Афганистане и участников других локальных боевых конфликтов – 8,03% (2 мандата); Социалистическая партия «Ата-Мекен» – 6,47% (1 мандат); политическая партия «Моя страна» – 5,01% (1 мандат). Оставшиеся 4 партии и блок «Манас» не смогли преодолеть 5%-й барьер.

В целом же после выборов 2000 года уверенное большинство в обеих палатах Жогорку Кенеш было у сторонников действующего президента Аскара Акаева. Оппозиция объявила,что результаты выборов в большинстве случаев сфальсифицированы.Феликс Кулов тогда заявил,что,несмотря на поражение,не откажется от участия в борьбе за кресло президента.Однако,по мнению многих, власть посчитала,что превратившийся уже в культовую личность за свои оппозиционные взгляды отставной генерал становится чересчур опасным для Акаева. В марте 2000 года Кулов был арестован следователями Министрства  национальной безопасности и обвинен в злоупотреблении служебным положением в бытность председателем МНБ.

Зять, что с него взять?

Одним из ключевых фигур кыргызской политики к этому периоду становится зять Аскара Акева – казахский бизнесмен Адиль Тойгонбаев. Свадьба старшей дочери Акаева, Бермет, и Адиля Тойгонбаева состоялась в декабре 1998 года. Познакомилась с интересным и перспективным молодым казахом Бермет в 1996 году в Швейцарии на экономическом форуме.

Адиль Тойгонбаев считался в стране чужаком, так как и после свадьбы сохранял гражданство Казахстана. Но главной причиной, по которой его недолюбливали в стране, было то, что он увлекся процессом установления контроля над всеми мало-мальски привлекательными отраслями экономики республики и благодаря своему родству легко отодвинул местных предпринимателей.

К 2000-му году «зять всея кыргызского народа» контролировал все доходные отрасли экономики, начиная с алкогольного сектора (в частности АО «Кыргызалко» и Кара-Балтинский спиртзавод), заканчивая кабельным телевидением, энергетикой, транспортом и даже единственной в стране авиакомпанией. Естественно, отъем бизнеса и прихватизация проводилась по хитроумным схемам, не зря же он МВТУ им. Баумана в Москве окончил, по документам все было переоформлено на подставных лиц. Но Кыргызстан – страна маленькая, и слухи передавались из уст в уста, от чиновников депутатам, от депутатов журналистам, от журналистов всему населению.

В апреле 2000 году щупальца Тойгонбаева добрались до популярнейшей в тот период ежедневной газеты «Вечерний Бишкек». До тех пор газета держалась нейтральной позиции, однако после парламентских выборов начала критику Акаева и защиту Феликса Кулова. «Железный генерал», как его окрестили его отечественные СМИ, пошел в гору. Прозападные НПО и правозащитники соорудили бывшему госчиновнику настоящий ореол великомученика. И несмотря на то, что факты хищения и злоупотребления документально подтверждались, на это смотрели сквозь пальцы. Очень нужна была Западу и журналистам такая фигура, которая могла олицетворять жертву акаевского режима.

Вот как тот период работы в «Вечернем Бишкеке» вспоминает известная журналистка Елена Авдеева в статье «Единожды солгав»: «Своим неумным поведением Ким привлек внимание акаевского зятя Абдиля Тойгонбаева, который как раз вовсю разворачивал по стране свои захватнические операции. И он попер на «Вечерку»… Рябушкин действительно уступил свои акции (50% - прим. ред.) первым – он вообще всегда старался избегать сложных для себя ситуаций. Тойгонбаевцы предложили ему, насколько нам известно, обмен: акции «Вечерки» – на акции компании «Датка», занимавшейся тогда ГСМ. Что произошло дальше, остается тайной участников, но только буквально сразу глава «Датки» скончался при загадочных обстоятельствах, и фирма, которая была на тот момент почти монополистом на рынке ГСМ, перестала существовать. А ее «поляну», кстати, занял небезызвестный Бабанов, и быстро начал подминать рынок ГСМ под себя… Рябушкин остался ни с чем.

Ким же оставался в Вечерке еще год, деля ее с тойгонбаевцами, подстраиваясь под них. Об этом времени я вообще не хочу вспоминать. Он тогда как с цепи сорвался, тойггонбаевцы нагибали его, он и его «команда»: Приживойт, Кузьмин, Темирбаев отыгрывались на корреспондентах, нагибали их. В редакции невозможно стало дышать – интриги, доносы, открытая вражда и ненависть, недобросовестная конкуренция, несправедливое распределение зарплат… В 2001 году газета полностью перешла к тойгонбаевцам: нам сообщили, что Ким свою долю продал и его компашка покинула редакцию, открыв свою газету («МСН» - прим. ред.) под покровительством амеровских организаций, которые уже к тому времени начали готовить анти-акаевский переворот».

Позже, после революции 2005-го года, благодарный за свержение Акаева новый президент Бакиев вернет Киму «Вечерку». Суд восстановит его в правах, автоматически вернув часть акций и Рябушкину.

Спустя много лет после тех событий Рябушкин вернулся в «Вечерку», отсудив свою долю. Но это, как говорится, совсем другая история. Хотя отголоски ее актуальны до сих пор.

«Черная метка» от Мадлен Олбрайт

В апреле 2000 года состоялся однодневный визит госсекретаря США Мадлен Олбрайт в Кыргызстан. «Стальная леди» прибыла в страну, бурлящую политическими событиями – в столице Бишкека 50 дней митинговали сторонники Кулова. Оппозиционные СМИ жаловались на давление власти. МНБ заканчивала уголовное дело в отношении общественного деятеля Топчубека Тургуналиева, которого вместе с 12-ю соучастниками обвиняли в покушении на Акаева. Топчубек Тургуналиев, бывший сопредседатель партии ДДК и председатель политсовета партии «ЭрК», осужденный в 1997 году за хищения, по делу проходил как идейный руководитель. Он не скрывал своих президентских амбиций, из-за чего, по мнению общественности, стал «узником совести».

Встречал Мадлен Олбрайт в аэропорту лично Аскар Акаев. Ради высокой гостьи столичные службы срочно залатали все дыры на правительственной трассе, а сотрудники милиции озаботились, чтобы ни один пикетчик не стоял на улице с плакатом о творимом политическом беспределе. Беседа Акаева и госсекретаря США состоялась в госрезиденции «Ала-Арча» за закрытыми дверями. Через полтора часа Аскар Акаев и Мадлен Олбрайт, отметившая, что чувствует себя здесь как в родном штате Колорадо, выступили перед многочисленными журналистами. По заявлениям обеих сторон, в ходе переговоров обсудили вопросы укрепления безопасности в Центральноазиатском регионе (США обещали предоставить республике помощь в размере трех миллионов долларов в целях повышения боеспособности ВС КР, укрепления границ, таможенных и правоохранительных органов), экономического сотрудничества двух стран (были затронуты взаимоотношения Кыргызстана с МВФ и ВБ) и обменялись мнениями по поводу прошедших парламентских выборов.

В совместном заявлении говорилось: «Президент А.Акаев выразил согласие следовать рекомендациям, высказанным в заключительном докладе ОБСЕ по выборам, приняв их за основу при проведении свободных, справедливых и открытых президентских выборов в конце 2000 года. Госсекретарь М.Олбрайт выразила озабоченность по поводу задержания известных кыргызских политических фигур».

Главный дипломат Америки тогда заявила, что США и впредь будут оказывать поддержку местным НПО, а также намерены открыть в Кыргызстане два новых общественных канала доступа к Интернету.

Сразу же после встречи с Аскаром Акаевым Мадлен Олбрайт отбыла в отель «Пинара», где прошла закрытая встреча с представителями политических партий и НПО. Восемь человек, представляющих Народную и Республиканскую партии, «Ар–Намыс», ДДК, Комитет по правам человека и Коалицию НПО более часа беседовали с американской гостьей. Содержание их диалога так и осталось неизвестным – все участники получили предупреждение о неразглашении сути разговора.

Выборы Акаева

 

Президентские выборы 29 октября 2000оказались скандальными. Действующая власть использовала все механизмы, чтобы выдавить неугодных претендентов. Всего было выдвинуто 15 кандидатов.

В Конституции Кыргызстана предусмотрено, что кандидат в президенты должен владеть государственным языком. Согласно статье 61 «Кодекса о выборах», владение государственным языком это «умение читать, писать, излагать свои мысли и публично выступать на государственном языке», ЦИК создал лингвистическую комиссию, возложив на нее обязанности по проверке владения государственным языком кандидатами на должность президентаи оставив за собой право определения уровня владения кыргызским языком. ОБСЕ расценила языковой экзамен как противоречащий статье 25 Международной конвенции о гражданских и политических правах, ратифицированной Кыргызстаном, и статье 5 Копенгагенского документа ОБСЕ. Один из главных конкурентов Акаева на выборах 2000 года, бывший вице-президент страны и лидер партии «Ар-Намыс» Феликс Кулов, отказался сдавать данный экзамен, ссылаясь на неконституционность создания лингвистической комиссии (его допустили к выборам, так как вавгусте 2000судвынесему оправдательныйприговор).

В день сдачи экзамена Феликс Кулов сделал политическое заявление: «Я учился в русской школе и свои знания кыргызского языка оцениваю на четверку с минусом. Но я понял, что мне не удастся сдать экзамен, потому что выставлены большие требования. Этот экзамен всех разделяет, вместо того, чтобы объединить. Я выступаю от имени всех киргизов, не владеющих литературным кыргызским языком. Нация разделилась на тех, кто владеет и тех, кто не владеет языком».

 

Два других кандидата на пост президента, Исхак Масалиев и Дооронбек Садырбаев (лидер партии «Кайран эл»), подали в Конституционный суд иск о признании постановления ЦИК о создании лингвистической комиссии антиконституционным. Но Конституционный суд 13 сентября 2000 года отказал им.

Из 15 кандидатов только 7 прошли жернова лингвистической комиссии – Аскар Акаев, Турсунбек Акунов, Алмазбек Атамбаев, Дооронбек Садырбаев, Турсунбай Бакир уулу, Омурбек Текебаев, Мелис Эшимканов, остальные 8 экзамен не сдали. Несмотря на обстоятельства,Феликс Кулов незадолго до президентских выборов создал тандем с депутатом парламента ОмурбекомТекебаевым,что стало для всех сенсацией. Смысл тандема был в следующем: у Кулова не было электората на юге, в то время как у Текебаева не было должной поддержки на севере. Проправительственные газеты того периода окрестили молодого амбициозного политика Текебаева «националистом» и «шовинистом».

Еще один тандем планировали создать 43-летний промышленник Алмазбек Атамбаев и коммунист Исхак Масалиев. Тут же подконтрольная Акаеву «Вечерка» заклеймила позором и этот тандем, дескать, Масалиев предал коммунистические идеалы своего отца, пойдя на сговор с капиталистом.

Президентская гонка 2000 года для Алмазбека Атамбаева, руководителя промышленного объединения «Форум», куда входили пять заводов, была его первым опытом в большой политике. «Страну поднимут только профессионалы, - говорил он тогда СМИ, - Аскар Акаев – историческая личность, но вывести страну из кризиса сможет другая команда».

Уже тогда Атамбаев выступал за многонациональный Кыргызстан: «Многонациональность – это одно из важнейших даров уходящего века. Важно это богатство не растерять. Многонациональное братство – главная наша опора». Атамбаев в своей предвыборной программе обещал народу работу и хлеб. «Пока мы не покончим с нищетой и бесправием, нечего говорить о высоких материях», – говорил он журналистам.

Однако шансы и возможности действующего президента были намного выше, штаб Акаева повсеместно использовал в предвыборной гонке административный ресурс и фактическую монополию в СМИ. Кроме того, Акаева вовремя приездовв Бишкек поддержали его коллеги по СНГ Каримов и Путин. Специально из Москвы приехал целый десант пиарщиков, которые с легкостью заполнили информационное пространство пропагандистскими статьями, очерняющими всех кандидатов и восхваляющих Аскара Акаева.

Что касается денег на предвыборную компанию, то согласно данным СМИ того периода, избирательный штаб Аскара Акаева составлял 4 млн. 719 тысяч 942 сома. Причем личных денег действующего президента было всего 10 тысяч сомов, остальные средства «физических и юридических лиц». На втором месте избирательный фонд Текебаева – 901 тысяча 400 сомов. Далее шел фонд Мелиса Эшимканова – 805 тысяч сомов. Алмазбек Атамбаев потратил на свою избирательную компанию в 2000 году 660 тысяч сомов.

Итоги голосования получились следующими - Акаев получил 74,47% голосов, а ближайший из конкурентов, Текебаев – 13,89%. За Атамбаева проголосовало 6%, за Эшимканова – 1,08%, за Бакир уулу – 0,96%, Турсунбек Акунов набрал 0,44%.

По итогам выборов ОБСЕ сделала заявление: «Президентские выборы 2000 в Кыргызстане не соответствовали обязательствам ОБСЕ по демократическим выборам. В частности не были соблюдены международные стандарты по равным, свободным, справедливым и ответственным выборам. Настоящие выборы не преодолели негативные тенденции, выявленные во время недавних парламентских выборов, а, напротив, преуменьшили некоторые их положительные черты. Демократическое развитие в Кыргызской Республике все еще остается сравнительно жизнеспособным, хотя его все чаще ставят под угрозу».

Омурбек Текебаев тогда сказал мне в интервью, комментируя итоги выборов: «Еще во время подготовки были массовые нарушения законодательства. Госчиновники, акимы, губернаторы, работники правоохранительных органов открыто агитировали за действующего президента. И во время подсчета голосов была фальсификация. Мои наблюдатели составили более 1000 актов фактических нарушений, но ни один акт не был принят участковыми комиссиями. На севере я мог проиграть, но на юге я набрал на некоторых участках от 60 до 90% голосов. Эта была нечестная победа Акаева».

Алмазбек Атамбаев философски прокомментировал: «Конечно, я не доволен итогами выборов, но и у амбиций должны быть берега. Я реалист, оспаривать итоги не буду. Эти выборы прибавили мне опыта. Шишки, которые мы получаем, учат нас гораздо больше, чем лавры. Каждый достоин того, что получает. Завышенность самооценки губительна».

 Мелис Эшимканов заявил: «Была массовая фальсификация. По Бишкеку ездили 1000 молодых людей и 400 пенсионеров и «карусельно» голосовали за Акаева. В то же время на 600 участков моих наблюдателей не пустили, в отношении 4 соратников пытались возбудить уголовные дела по надуманным обвинениям, еще десятерых избили. Но, несмотря на это, у меня хватит мужества поздравить Акаева с победой, полученной хоть и такой ценой».

 

Феликс Кулов признал итоги президентских выборов 2000 и объявил,что готов сотрудничать с новой властью,за что подвергся критике бывших союзников.Тем временем в уголовном деле Кулова нашлись «новые обстоятельства».Бишкекский гарнизонный военный суд вновь рассмотрел пакет прежних обвинений и осудил его на семь лет  лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.Кулова лишили генеральского звания и всех наград.

 

Жест победителя

Все лето, пока шла предвыборная гонка, в Первомайском суде столицы рассматривалось уголовное дело о покушении на президента Акаева. Обвинения звучали абсурдные, дескать, Турганалиев и десяток джалалабадских безработных планировали на трассе, где проезжал президентский кортеж, свалить дерево, перегородив дорогу. В этот момент охотник должен был выстрелить по машине президента. Подсудимые вину отрицали. 1 сентября 2000 года суд приговорил главного «идейного вдохновителя покушения» Топчубека Тургуналиев к 16 годам лишения свободы. Остальным «заговорщикам» суд назначил наказания до 8 лет лишения свободы.

После выборов «заговорщики» написали прошение о помиловании на имя президента, и 30 ноября Акаев подписал помилование. 4 декабря шестеро заговорщиков были освобождены из СИЗО МВД. Топчубек Тургуналиев же ходатайствовать о помиловании решительно отказался, мотивируя свое решение тем, что не считает себя в чем-либо виновным. Только в декабре 2001 года Тургуналиев выйдет на свободу.

Таким был год 2000 для Кыргызстана. Тогда семья и окружение Акаева окончательно убедились в своей всесильности. 

«Отход от демократии, ограничение свободы слова, подавление инакомыслия не были бы так чувствительны для избирателей, если бы одновременно не произошел мощнейший сбой в нормально функционирующей экономике. И если не будут в кратчайшие сроки приняты меры по преодолению двух кризисов – экономического и политического, то десятилетний роман Акаева с собственным народом грозит закончиться полным и безвозвратным разрывом. Мосты будут сожжены дотла, а о времени шелковой революции в памяти останется только семейный альбом с улыбающимся Аскаром Акаевичем в белоснежном колпаке на площади Ала-Тоо...» - напишет в мае того года в своей статье «Нестандартная Азия» на тот момент региональный директор IWPR Чинара Жакыпова. Через пять лет эти слова окажутся пророческими.

Лейла Саралаева 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям