Год 2003-й: признаки революционных призраков

15:05, 3 Июня 2016

Двенадцатый год независимости, безусловно, стал знаковым для Кыргызстана. Потому что в этом году исполнилось 2200-летие кыргызской государственности. В этом же году в стране начало усиливаться противостояние между властью и оппозицией, и впервые прозвучало ставшее потом знаменитым на весь мир: «Кетсин!». Но обо всем по порядку.

«Золотая карусель»

Главное экономическое событие 2003 года случилось в самый его последний день. Правительство Кыргызской Республики и «Cameco Corporation» подписали соглашение о реструктуризации проекта «Кумтор». Результатом этого соглашения стал обмен активов «Кумтора» на акции компании «Centerra Gold Inc.».

Позднее, вместе с другими активами компании «Cameco Corporation» и активами других акционеров, эти акции были выведены на международный фондовый рынок в Торонто. ОАО «Кыргызалтын» стало принадлежать 26,8% долевого участия. «В результате этой сделки, - позднее сообщалось в СМИ, - кыргызская сторона, реализовав часть своих акций, единовременно получила порядка 80 млн. долл. США, т.е. больше денежных поступлений, чем ей было выплачено в виде налогов за весь предыдущий период времени. Помимо этого, для компании был установлен практически общепринятый для горных компаний налоговый режим, а ОАО «Кыргызалтын» стал владельцем оставшихся 15,6% акций в «Центерра Голд Инк.». И все бы ничего, но, спустя 2 года – после смены власти в стране, по этому соглашению было заведено уголовное дело, однако это уже совсем другая история…

В том же 2003 году президент Аскар Акаев подписал указ «О мерах по обеспечению практической реализации норм новой редакции Конституции Кыргызской Республики и задачах по устойчивому развитию и сокращению бедности в 2003 году». В пункте 117 документа предписывалось: «Ускорить разработку и принятие законов, регулирующих новые современные направления бизнеса: электронную торговлю, электронную медицину, электронное (дистантное) образование, электронные банки и другие». Для этого тот же пункт предписывал разработать соответствующие законопроекты. Позднее правительство Николая Танаева, на основании этого указа, даже выпустило несколько постановлений, которые, по идее, должны были продвинуть перечисленную «электронку» в жизнь. Дело до сих пор с места не сдвинулось, но все же Кыргызстан был первым на постсоветском пространстве, кто задумался о той же электронной коммерции на государственном уровне…

В 2003 году в Кыргызстане принята трехлетняя «Национальная стратегия сокращения бедности». НССБ была задумана, как первый этап реализации «Комплексных основ развития Кыргызской Республики до 2010 года». Позднее – в январе 2006 года - фонд «Сорос-Кыргызстан» обсудил итоги реализации НССБ совместно с нашими специалистами, и отметил: уровень бедности в Кыргызстане остается по-прежнему высоким, но все же благоприятные экономические условия позволили снизить показатель общей бедности. Если в 2000 году ее уровень был 52%, то к 2004 году он сократился до 45,9%.

При этом указывалось, что в 2003 и 2004 годах показатели бедности были рассчитаны с учетом новой – более высокой черты. Новый показатель черты бедности по потреблению тогда составил 8732 сома в год на душу населения (ранее он был ниже на 19%). Что же касается показателя бедности по расходам, то он повысился по отношению к прежнему на 11% и составил 8760 в год на душу населения. Был обозначен и третий показатель - доля расходов на продовольствие в общей черте бедности. В 2003 году ее определили в 5490 сомов – это было выше предыдущего на 63%.

В прессе тогда писали: «Нетрудно посчитать, что даже с учетом новой методики граждане, находящиеся за чертой бедности (а это почти 46% населения страны), в состоянии расходовать на питание в среднем не более 15 сомов в день. С учетом цен на основные виды продовольствия понятно, что значительная часть граждан республики вынуждена годами изо дня в день питаться хлебом и картошкой или капустой, скудно разбавляя их постным маслом и запивая жидким чаем и далеко не всегда с сахаром. Среднесуточные расходы на питание в 15 сомов не обеспечивают даже физиологического уровня потребностей человека в пище». По этому поводу даже родился такой, прямо скажем, весьма печальный анекдот:

Народ спрашивает правительство:

- Почему на пути от тоталитаризма к демократии народу нечего есть?

Правительство отвечает:

- А вас в дороге никто кормить не обещал.

...плюс «кетсинизация» всей страны

Политически 2003 год начался 13 января. В этот день власти сделали две вещи: обнародовали новую редакцию Конституции Кыргызской Республики и объявили о решении провести по этому вопросу референдум. Оппоненты власти в ответ начали кампанию по дискредитации того референдума. Движение «За отставку Акаева и реформы для народа!», появившееся в 2002 году после Аксыйских событий, начало широкую информационную кампанию с призывами бойкотировать референдум, и обвинениями Акаева в узурпации власти. Справедливости ради, надо отметить, что все началось намного раньше объявления референдума – после 2 января, когда Акаев своим указом объявил о создании экспертной группы. Как раз до 13 января этой группе и поручили подготовить новую Конституцию, на основе разработанного Конституционным совещанием проекта изменения Основного Закона, и предложений, которые поступили во время всенародного обсуждения.

После этого на власть и посыпались обвинения в том, что она-де собирается вынести на референдум тот проект Конституции, который выгоден только ей, а никак не народу. Тогда же оппозиционеры приняли обращение, в котором призвали кыргызстанцев не только отклонить проект Конституции, но и не подтверждать полномочий Акаева. Международные организации тоже вносили свои «пять копеек». К примеру, 24 января Бюро демократического института по правам человека ОБСЕ призвало Акаева отложить референдум. Дескать, правительство Кыргызстана не обеспечило должного общественного обсуждения проекта новой Конституции и эффективного мониторинга всего референдума в целом.

Однако 28 января правительство республики отклонило претензии БДИПЧ ОБСЕ, а тогдашний глава МИД Аскар Айтматов заявил: «Отсутствие наблюдателей ОБСЕ не может поставить под сомнение легитимность референдума». В свою очередь, первый вице-премьер правительства того времени Курманбек Осмонов объяснил, что перенесение референдума на более поздний срок может помешать посевной кампании. Также он заявил на пресс-конференции, что власть готова разговаривать с оппозицией, но ее радикальное крыло этого не хочет. «Они придерживаются принципа «чем хуже для власти, тем лучше для нас», - заявил К.Осмонов. Что касается итогов того референдума, то за новую Конституцию, по данным ЦИК, проголосовало 75,5% избирателей, а за сохранение полномочий Акаеву до конца 2005 года – 79%. Госдепартамент США и Национальный демократический институт также выразили референдуму свое «фэ», однако он все же состоялся 2 февраля того же 2003 года...

Сейчас – по прошествии 13 лет – мы понимаем, что если Акаев и хотел новой Конституцией снизить митинговую активность в стране, то ничего у него не получилось. К слову, уже после референдума, казахстанский эксперт Константин Сыроежкин отметил: «В проекте новой редакции конституции содержится слишком много демократических новаций западного образца, и они могут сыграть злую шутку с их инициаторами. Проблема заключается в том, что, обещая народу свободу, власть ставит себя в весьма затруднительное положение, возбуждая желания, которые она не только не хочет, но и не в состоянии удовлетворить».

Словом, очень многие наблюдатели тогда сошлись во мнениях, что после референдума оппозиция только усилится. Стало также очевидно, что США Акаев стал абсолютно не нужен. Да и вся его история в целом – напоминание о том, что мало казаться народным президентом: им нужно быть.

2200 лет кыргызской государственности

31 августа 2003 года на площади проходили праздничные мероприятия не только в честь Дня независимости, но 2200-летия кыргызской независимости. Дату эту взяли не с потолка, а именно столько лет назад в китайских летописях было обнаружено упоминание этнонима – кыргыз. Это и стало поводом для пышных торжеств в стране. Ради этой даты был смещен с центральной площади памятник Ленину. На его место водрузили «женщину на шаре» - кыргызскую статую Свободы. Много споров возникло вокруг этой статуи, критики утверждали, что женщины, держащие тундук, это символ неудачи и горя. Дескать этот символ не принесет стране процветание. Кроме того, некоторые усмотрели в ней образ Майрам Акаевой. Статуя простояла в центре Бишкека до 2011 года, пока не ее месте не установили памятник Манасу Великодушному.

Кто знает, может все последующие горести и невзгоды пришли в страну вместе с этим памятником?

«Базовый» и другие вопросы

Главным же мировым событием стало, безусловно, вторжение США в Ирак 21 марта 2003 года. Спустя неделю в Бишкеке прошла демонстрация протеста против этого акта агрессии. В частности, демонстранты несли плакат: «Буш – дурак, не трогай Ирак!». Тогда на площади против американского вторжения выступали самые разные по взглядам люди: Омурбек Текебаев, Турсунбай Бакир уулу, Орзубек Назаров, Токон Шайлиева, Турсунбек (тогда еще) Акунов, Актан Исабаев, музыканты группы «Инсан». Митинг против действий США в Ираке провели также студенты Иссык-Кульского государственного университета в Караколе.

Во второй половине марта 2003 года Кыргызстан потрясло жестокое убийство. Пассажирский автобус, в котором ехали 18 (по другим данным – 21) китайских пассажиров – этнических уйгуров – из Бишкека в Кашгар до пункта назначения не добрался – автобус нашли на 263 километре трассы Бишкек-Торугарт сгоревшим. Все пассажиры и водитель были мертвы. Причем, по тогдашней версии следствия, еще до того, как автобус загорелся. Этим делом занималась специальная правительственная комиссия. Позднее в гибели пассажиров и водителя автобуса обвинили уйгурских экстремистов.

В мае того же года произошло не менее скандальное преступление. Десяток вооружённых людей напали на городское отделение милиции Джалал-Абада, и избили несколько милиционеров дежурной части. Добычей преступников стали более 30 единиц огнестрельного оружия. Полчаса спустя, эти же преступники «отметились» и в областном УВД. Там они тоже захватили оружие и скрылись на прихваченных у милиционеров автомашинах. Если учесть, что накануне – 8 мая – возле обменного бюро Ошского филиала одного из банков взорвалась бомба, милиция и у соседей – джалал-абадцев должна была быть начеку. Однако вышло так, как вышло. Тем не менее, всех нападавших позднее арестовали и оружие вернули все полностью. Выяснилось, что главарем у них был бывший старшина милиции, да ещё и трижды судимый. Дома у него при обыске нашли план тщательной подготовки к этим акциям: записи, схемы нападений на горотдел, УВД с указанием времени, путей передвижения.

В том же 2003 году министры обороны Кыргызстана и России – Эсен Топоев и Сергей Иванов подписали соглашение о статусе и условиях пребывания на территории Кыргызстана авиационной базы Коллективных сил быстрого реагирования ОДКБ «Кант». Само соглашение о размещении базы подписали президенты Аскар Акаев и Владимир Путин в ходе визита первого в Москву. «Средняя Азия для нас очень важный регион, - заявил тогда Путин. - Ситуация там стабильная, но не простая. Наше российское военное присутствие там нужно нам и нашим партнерам по СНГ».

В середине ноября 2003 года в Кыргызстане резко подорожал бензин – на 8-9 сомов. Было предположение, что обвал цен на горючее – это результат управленческого кризиса российской компании ЮКОС. Якобы, из-за этого приостановили отгрузку ГСМ нефтетрейдерам республики. Была и вторая версия: будто бы старший сын президента Айдар Акаев проиграл в казахстанском казино огромные деньги (назывались суммы в несколько миллионов долларов), и что, якобы, долг отдавать ездила лично Майрам Акаева. В общем, как болтали злые языки, повышение цен на бензин – результат того, что семья Акаевых решила таким образом «отбить» деньги, выплаченные в счет долга президентского сына…

Событий в тот год произошло очень много. В целом же весь 2003 год стал, пожалуй, первым неспокойным годом в истории страны. Накануне подготовки этого материала его автор попросил ряд респондентов охарактеризовать его одним словом. Большинство опрошенных назвало слово «безысходность». Все понимали, что рано или поздно случится что-то очень нехорошее. И удивлялись тому, что власть не может защитить не только народ, но и саму себя. Безусловно, переиграть прошлое заново не получится, поэтому нам осталось одно: не забывать о нем.

Дмитрий Орлов

Фото их архива Вячеслава Оселедко

  

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям