Кыргызча

Исхак Масалиев: «Отец сильно переживал из-за развала СССР»

22:05, 20 Ноября 2016

19 ноября в Бишкеке состоится ежегодный турнир по борьбе алыш-курош (борьба на поясах) в память об Абсамате Масалиеве.

 Абсамат Масалиев остался в истории Кыргызстана как руководитель, который честно выполнил свой долг и обеспечил последнюю мирную передачу власти. Мы решили напомнить читателям об этом видном  советском, государственном деятеле, Герое Кыргызской Республики, Первом секретаре ЦК КП Киргизии, Председателе Верховного Совета Киргизской ССР, члене Политбюро ЦК КПСС. Воспоминаниями о своем отце делится его сын, руководитель Партии Коммунистов Кыргызстана, депутат Жогорку Кенеша Кыргызской Республики  Исхак Масалиев.

- Исхак Абсаматович, в какой семье родился ваш отец?

- Отец родился в семье крестьянина, в селе Алыш, Кадмжайского района, ранее Ошской ныне Баткенской области. В возрасте 10 лет он лишился отца.  Мама одна поднимала четверых детей. Папа  часто вспоминал детство, и рассказывал нам, что каждый день они ходили в школу пешком 6 км в соседнее село Уч-Коргон. Время было военное, очень тяжелое. Не было учебников, тетрадей, одежды. Порою приходилось недоедать,  много работать в колхозе. Но отец учился очень хорошо, тянулся к знаниям.

 - Почему в то время было такое стремление к учебе?

- Идеология того времени и государственная политика вела к тому, что если ты не получишь хорошего образования, ты не сможешь полноценно работать на благо страны и занять достойное место в обществе. Поэтому для многих молодых людей получить диплом, получить хорошее образование было большой целью. Для сегодняшнего дня эта ситуация удивительная, когда сельский мальчик из глубинки мечтает стать инженером. А тогда это было в порядке вещей. Все общество было нацелено на то, чтобы каждый гражданин получил качественное образование. После окончания школы, отец поступил в Кызыл-Кийский горный техникум, и когда закончил, пошел работать в шахту города Кызыл-Кия помощником мастера участка, позже стал мастером. Ему повезло, в 1953 году его как молодого и перспективного отправили на ускоренные курсы в Московский горный институт им. Сталина, где  за три года он получил диплом и стал горным инженером.

- Как жилось парню из глубинки в Москве?

- Было очень тяжело. Русским языком он тогда не очень владел, а тут сразу же начали преподавать горное дело техническим языком, кроме того сказывалась разница в культуре, менталитете. Был момент, когда он хотел бросить учиться и вернуться домой. Он пошел в постоянное представительство Киргизии в Москве и случайно встретил там Торобая Кулатова, Председателя Президиума Верховного Совета Киргизской ССР. Он поздоровался и попросил совета, признался, что очень тяжело дается учеба, и он хочет уехать. Торобай Кулатович дал ему 200 рублей, огромные деньги по тем временам и сказал: «Не уезжай, доучись, как бы сложно тебе не было». Это стало мощным стимулом, и отец продолжил учебу. В 1958 году он вернулся уже дипломированным специалистом и начал работать на предприятиях республики, сначала в управлении Кызыл-Кийской шахты, потом в тресте «Киргизуголь», а с начала 60-х начал в партийных и государственных органах. Начинал инструктором Ошского областного комитета Компартии Киргизии, работал в Оше, Фрунзе, Таш-Кумыре, Пржевальске (ныне Каракол). А в 1985 году избран Первым секретарем Компартии Киргизии. Кроме того папа работал в комитете народного контроля (был такой карающий орган советской власти), мэром города Фрунзе.

- По партийной линии выбирали и продвигали самых достойных. Почему выбор пал на Вашего отца?

- Я думаю из-за его порядочности и честности. Отец никогда не участвовал ни в каких интригах. А интриги существовали всегда. И еще один момент, отец никогда он не стремился к власти. На все должности его, как правило, приглашали или направляли. Сам он никогда не суетился, никого ни о чем не простил. Даже ходят легенды, о том, когда его планировали избрать Первым секретарем Центрального Комитета, якобы его тайно вывезли на специальном самолете из Иссык-Куля, чтобы на него не было покушения. Это легенды народа! В апреле 1985 года его пригласили в Москву, в ЦК КПСС. Он зашел перед вылетом к Турдакуну Усубалиевичу, тогда Первому секретарю ЦК КП Киргизии, и сказал, что его пригласили в Москву. Усубалиев сделал предположение, что его готовят на должность Председателя Совета Министров. А в Москве ему предложили остаться в Организационном Отделе ЦК КПСС инспектором, где он 6 месяцев проработал. И в ноябре 1985 года его направили во Фрунзе и рекомендовали на должность Первого секретаря Центрального Комитета Киргизии. Члены Центрального Комитета Компартии Киргизии избрали его на эту должность. По нынешним понятиям это руководитель страны.

- Партийная школа, что она подразумевала?

- С одной стороны может показаться, что партийная школа это рутина, бумажная, бюрократическая работа. На самом деле это очень хорошая школа управления. В ней готовили людей общению с людьми, руководить коммунистами. Учили управлять страной через идеологию, через реализацию программы партии. Это была большая ответственность, потому что жизнь руководящего работника партии была полна ограничений не только для него, но и для членов семьи. Всегда сопутствовал ряд табу, чего нельзя делать членам семьи партийного руководителя. Например, ходить по дискотекам, молодежным «тусовкам», появляться публично. Единственный раз мама появилась публично, когда с официальным визитом приезжал Раджив Ганди, глава Индии. Тогда из Москвы дали установку, чтобы руководитель Компартии на приеме был супругой. Это было первый и последний раз, когда мама выходила в свет. Что касается лично отца, то его всегда отличала внутренняя самодисциплина. До последних дней он ничего лишнего не говорил, никогда сплетен не разносил, ничьих разговоров не передавал. Как ни парадоксально, я считаю его истинным демократом. Он умел всегда выслушать чужое мнение и уважал точку зрения собеседника.

- Почему Усубалиева сместили с должности?

 - В 1985 году к власти пришел Горбачев и начал борьбу с коррупцией и застоем в Коммунистической партии. Усубалиев к этому времени 24 года возглавлял Компартию Киргизии. Приезжала комиссия из ЦК КПСС и нашла нарушения в работе республиканской партийной организации, и как первое лицо Усубалиев должен был нести ответственность. Было принято решение освободить его от должности. Позже некоторые пункты обвинений были сняты.  До последних дней своей жизни отец относился к Усубалиеву с большим уважением и называл его не иначе как «аксакал». Турдакун Усубалиевич в своих заметках часто критиковал отца, и считал, что папа каким-то образом подсидел его. На самом деле это было веяние времени, во всяком случае, участия папы в этом не было.

- За шесть лет правления Абсамата Масалиева, что было сделано прогрессивного на ваш взгляд?

- Отец был руководителем республики с ноября 1985 года по осень 1991 года. Это был сложный период после 30 лет брежневского застоя. Во всем СССР появился свежий ветер  перемен. Во Фрунзе было завершено строительство таких объектов, как Дом Правительства, завершена реконструкция площади Ала-тоо, и многих других масштабных проектов. Я не скажу, что это только Абсамат Масалиев строил. Но в бытность его руководителем они завершались. Вступали в строй новые предприятия и заводы. В этом был огромный вклад его предшественника – Усубалиева Т.У., но и труд сотен тысяч простых граждан и организаторская работа  тысяч коммунистов. Когда началась «перестройка», было очень тяжело, потому что в тихую мирную республику вдруг пришла демократия с митингами и голодовками, кто-то заклеивал рот, кто-то критиковал на площади. На критике коммунистов выросли такие политические деятели как Текебаев, Мадумаров, Тургуналиев. Пришел ветер перемен, но другое дело, что общество не в ту степь начало развиваться. Я часто бываю в Китае и вижу, что можно было оставить коммунистов у управления страной и при этом проводить успешные реформы. Достаточно взглянуть на экономические успехи Китая. Вьетнама, Лаоса. У нас же началась оголтелая демократия, дикий капитализм, полное разбазаривание государственного имущества, распределение народной земли. Вот теперь мы начинаем пожинать первые плоды, когда население увеличивается, а земля не увеличивается, заводы и фабрики закрыты и превращены в базары, образование и культура не развивается, идет полномасштабная деградация общества. Отцу очень тяжело было все это видеть.

- Как Абсамат Масалиевич воспринимал развал СССР?

- Очень сильно переживал. В  августе 1991 года, когда произошел августовский путч, и многие газетчики писали: «А где Масалиев был? Почему молчал?» А Масалиев в это время лежал в поликлинике 4-го Главного управления ЦК КПСС с обширным инфарктом. Об этом никто не знает. Результат всей его деятельности и напряжения отразился на здоровье. Потом он вернулся в Кыргызстан, ему предложили должность главы Гостехнадзора,  а с 1995 года он стал депутатом Собрания народных представителей Жогорку Кенеша.  Развал СССР и все, что за этим последовало, папа тяжело переживал. Когда он ездил по регионам, посещал некогда процветавшие колхозы, предприятия и видел, как все разваливается, папа сокрушался и спрашивал: «Зачем этот объект вы раздолбали?», а ему отвечали: «Нам нужна была арматура внутри этих бетонных плит, мы их и разбили, арматуру забрали и продали в Китай». Будучи Секретарем ЦК КП Киргизии он знал, как строился каждый объект, как вводился в эксплуатацию. В Кадамжайском районе в последние годы Советской власти  был построен крупнейший животноводческий комплекс на 2 тысячи голов, чтобы откармливать бычков по новейшим  технологиям. Но как только независимость грянула, кто-то приватизировал объект, и на сегодняшний день там ни сантиметра асфальта не осталось, все «раздербанили», а участки распродали людям. Чуть дальше был построен современный консервный завод, так его весь на металл вывезли в Китай. А теперь, через 25 лет, местные жители заявляют, что им нужен консервный завод. Отец всегда возмущался и переживал, ведь все объекты можно было сохранить, привлечь инвесторов, людей обеспечить работой.

- А как он пережил этот крах советской системы морально? Что его спасло?

- Его спасла самодисциплина, и, конечно, семья, наша мама. Она всю жизнь посвятила нашему отцу. Дома у нас демократии не было, в доме все решения принимал отец, нашим воспитанием занималась мама. И самой страшной угрозой было: «Скажу отцу». Папа на работу уходил рано, приезжал поздно. Если он брови нахмурит, все, это было самое страшное. Если похвалит, мы счастливы, как будто награду получили. Его спасала работа на земле. Когда я работал милиционером, получил участок земли в Кок Жаре, папа построил там дачу и посадил сад. Каждый год в сентябре он приглашал 4-5 своих близких друзей с женами и устраивал праздник урожая, раздавал яблоки, груши, выпивали бутылочку коньяка, вспоминали молодость. Так и выживал. А в политике он никогда не навязывал своего мнения. Он просто просил обратить внимание. Он несколько раз встречался с Акаевым и говорил, что не нужно распродавать все народное добро, просил оставить как есть. Тот записывал все в записную книжку, говорил: «Тура айтасыз», и делал все наоборот.

- А почему ваш отец не стал держаться за власть? Он ведь мог выдвигать свою кандидатуру на пост президента?

- В 1991 году он мог, не моргнув глазом, быть избранным президентом. Но папа сказал так: «В СССР должен быть один президент». Ему говорили, вот Каримов, Назарбаев, становятся президентами. Потом он уже согласился, но было поздно. Адахан Мадумаров часто говорит, что во время голосования в 1991 году, когда 4 голоса не хватило Масалиеву, имело место фальсификация. Тогда Бюро Центрального Комитета выдвинуло одну кандидатуру - Масалиева, но почему-то в день голосования были выдвинуты кандидатуры А.Джумагулова и Б.Аманбаева. Голоса разделились между Масалиевым и Джумагуловым примерно поровну, в итоге ни один из них не прошел.  Затем  были выдвинуты другие кандидатуры, и в итоге депутаты избрали Аскара Акаева. То есть все вероломство началось в самой высшей партийной верхушке. Папа тут же подал в отставку с должности Первого Секретаря ЦК КП Киргизии, Председателя Верховного Совета республики. А по поводу Акаева получилось так, его ставили маститые политики временно, чтобы им управлять, но как показала история, он не дал управлять собой.

- В 90-е годы в СМИ начала литься грязь на коммунистическую партию. Как Абсамат Масалиевич это воспринимал?

- Он очень переживал. Откуда взялись все эти критики компартии? Многие не помнят, что тот же демократ Топчубек Тургуналиев был инструктором Центрального Комитета Компартии, что в отделе науки культуры он пропагандировал коммунистическую идеологию, что директором Театра оперы и балета его назначила партия. А в 91-м году он вдруг проснулся и стал демократом. Когда молодые политики объявляли себя демократами, было понятно, наслушались Радио «Свобода» и стали демократами. Но когда аксакалы вдруг стали демократами… Отец философски воспринимал все это: «Каждый вертится как может. Рано или поздно каждый ответит за свои действия». Во всяком случае, внешне папа не показывал своих переживаний.  Мало кто знает, что Аскара Акаева на должность завотделом науки ЦК и на должность президента Академии наук выдвигал Абсамат Масалиев. Мало кто помнит, что и Розу Отунбаеву выдвигал секретарем Фрунзенского горкома партии Центральный Комитет партии. Почему-то они сейчас стесняются упоминать, что при Масалиеве становились руководящими работниками, стыдятся говорить, что убеждали молодежь быть преданными делу социализма. Тем не менее, когда известный человек умирает, в некрологе обязательно напишут – работал в партийных органах.

- Будучи депутатом, Масалиев был очень уважаемым. Почему он был в оппозиции Акаеву?

- Да он и не был оппозиционером, он имел свое мнение всегда. Это к нему возникла оппозиция.  Когда все начали дружно «ложиться» под Акаева, Масалиев остался в стороне, потому остался коммунистом. Он говорил Акаеву: «Ты президент, у тебя есть полномочия, останови процесс разграбления. Проект по Кумтору надо сто раз пересчитать и  не надо в бюджет включать…». Я помню, что в 1993-1994 годах только Масалиев и Текекбаев говорили о несправедливости соглашения по Кумтору, больше никто не осмеливался. Все остальные депутаты молчали, голосовали «за», зато сегодня герои. В те годы политэлита только из бедноты вылезала, тогда сформировались коррупционные схемы, и желающие покупали нашу верхушку с потрохами. По нынешним меркам чиновники продавались за копейки, а тогда им это казалось целым состоянием. Когда группу из 60 депутатов приглашали в Турцию, они там «отрывались по полной», «балдели», воровали халаты из гостиницы. Таким был один из первых «выходов» за границу нашей элиты. Абсамат Масалиевич всегда критиковал и говорил в форме рекомендаций: «Было бы хорошо, если бы вы какие-то завоевания социализма оставили. Если хотите рынок, давайте с нуля начнем развивать. Но зачем готовые заводы и фабрики ломать?» Но его не слушали, бюджетообразующие предприятия разбазаривали, землю поделили и раздали гражданам, но и там несправедливый подход был. Поэтому он был не согласен с такой политикой.

 - Если бы не эти переживания, он бы дольше прожил?

- Смерть - явление не предсказуемое. Он умер в возрасте 71 года. Конечно, нервы, переживания, все это откладывало отпечаток на здоровье.

- Ваш отец ушел из жизни в 2004 году. Он так и не увидел революцию и свержение Акаева…

- Роль Абсамата Масалиева в революции 2005 года  велика, хотя и не оценена. Когда Усен Сыдыков всем «сватал» Бакиева на роль лидера оппозиционного движения, решающее слово было за Масалиевым.  Отец дал свое добро, так как в тот момент нужен был единый кандидат с юга. А за два месяца до его смерти был случай, когда  отец с товарищами поехали в Тогуз-Тороу агитировать за Курманбека Бакиева, который баллотировался в депутаты парламента.  Но  сам Бакиев почему-то не приехал. После этого отец несколько охладел к нему. Но процесс уже пошел, и в народе пошли разговоры, что Абсамат Масалиев Бакиеву «бата» дал. На самом деле он был в нем разочарован. Отец разбирался в людях. Он очень любил Адахана Мадумарова, но для президентства в то время тот был молод. К сожалению, папе не пришлось увидеть смену власти в 2005 году.  Кто знает, может при нем Бакиев не допустил бы многих ошибок? Впрочем, в истории так не принято предполагать.

- Память о вашем отце достаточно увековечена или его заслуги не оценены?

- Наши два последних Президента страны почему то всегда равняются на своих предшественников: «Я не буду таким как Акаев или как Бакиев».  Если бы они говорили, я хочу быть похожим на Исхака Раззакова или Султана Ибраимова, это было бы лучше. Отец всегда стремился быть похожими на этих выдающихся деятелей.

У нас память об исторических личностях всплывает только в их юбилейные даты. Но истинная память хранится в народе. 10 лет назад мы создали фонд имени Абсамата Масалиева. За это время выпустили о нем четыре книги, сняли четыре фильма. Оказали помощь в переименовании улиц городов. Установили памятники в городе Ош и селе Кара Добо Кадамжайского района. Проводим ежегодный турник по борьбе алыш. Все это делается в целях увековечения его памяти. Чтобы народ знал, что жил такой человек, он был руководителем государства, он работал для людей. В обществе нашем, особенно среди людей старшего поколения, память о Масалиеве сохранилась. А у молодежи нынешней появились иные кумиры, для них мы и ведем работу. Государство помогает в проведении мероприятий по увековечению имени Абсамата Масалиева. Ему посмертно присвоено звание Кыргыз Эл баатыры – это высочайшее признание его заслуг.

- На Южной магистрали есть участок, очень красивый, который носит имя Абсамата Масалиевича. Ваш фонд ухаживает за этим участком своими силами или это городские власти?

- После смерти отца была вынесение постановление о присвоении одной из улиц имени Абсамата Маслиева. Обсуждали разные варианты – переименовать улицу Московскую, Киевскую, другие варианты. В 2010 году мэр Бишкека Нариман Тюлеев  предложил участок на Южной магистрали от улицы Советской до Баха назвать проспектом Абсамата Масалиева. Бишкекский городской кенеш утвердил это решение. В этом несомненная   заслуга Наримана Ташполотовича Тюлеева. Позже, в рамках мероприятий посвященных 80-летию Масалиева, Общественный фонд установил небольшой бюст отцу. За этим проспектом очень хорошо следит мэрия. Но, к сожалению, и сами чиновники мэрии и средства массовой информации зачастую продолжают называть этот прекрасный проспект не иначе как Южная магистраль. Вот и сейчас Вы назвали его так.

Имя папы присвоено одной из центральных улиц города Ош. Члены нашей партии прошли по всем домам и получили согласие всех жителей улицы, после этого и переименовали. Ни один житель Оша не возразил против переименования. Самая протяженная дорога Оша начинается как улица имени Исхака Раззакова, продолжается как проспект имени Абсамата Масалиева, завершается как улица имени Насирдина Исанова. Именем А. Масалиева названы также улицы в Караколе и Кызыл-Кие, школы в г. Кадамжае, Баткенском районе.

- Вы остаетесь верным последователем дела своего отца. Вы считаете коммунистическая идея актуальна?

- Конечна актуальна! К сожалению, в обществе укоренился образ коммуниста – человека в буденовке, у которого ничего своего нет, все общее, и говорит он громкими лозунгами. Этот образ создали наши идеологические враги, и этот образ до сих пор жив. К примеру, недавно, наши молодые партийцы предложили воздвигнуть памятник Сталину в Бишкеке. Один из журналистов меня спрашивает: «Не приведет ли этот памятник к «манкуртизму», не забудем ли мы свою историю?». Я хотел бы напомнить, что Кыргызстан существует как государство именно благодаря Сталину, при поддержке которого в 1936 году Автономная республика была преобразована в Киргизскую ССР.  В то время были «горячие головы», которые хотели передать часть нашей территории Казахстану, а часть Узбекистану. Забыть такое – это и есть «манкуртизм»! Только  позиция Сталина сохранила нашу страну в этих границах.  Для кыргызов роль И.Сталина еще не оценена в полной мере. Конечно, ошибочно полагать,  что коммунисты предложили и сразу будет установлен памятник. Предложение есть – давайте думать, спросим у горожан! В середине 19 века наши предки обратились к царю России с предложением воссоединиться, 73 года 20 века мы прекрасно жили в одной стране – СССР, в начале 21 века сотни тысяч наших сограждан безо всякого принуждения работают в России. Какой ответ нам еще нужен?

Что касается партии коммунистов -  в 1993 году наша партия прошла регистрацию. К этому времени у нас незаконно отобрали имущество, запретили деятельность самой партии. Ныне мы внесли коррективы в Устав и Программу партии – в соответствии с Конституцией и велением времени. К примеру, по Конституции у нас свобода вероисповедания,  и поэтому право на свободу вероисповедания мы признаем. Рынок есть рынок, стремление человека к достатку это нормально. Успешный опыт коммунистов Китая, Вьетнама, Лаоса и Кубы доказывает, что теория не может быть незыблемой, она должна развиваться. Ленин с самого начала говорил о необходимости постоянного развития теории марксизма. Он подчеркивал - «Марксизм не догма, а руководство к действию». Общество меняется, меняется и тактика коммунистической партии.  Коммунистическая идеология самая верная – ибо она отражает и защищает интересы большинства людей. Эта идеология победит – может будет называться по иному.

Лейла Саралаева 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям