Кыргызча

Как менялся Акаев c 1993 года

08:15, 26 Февраля 2016

В 1993 году состоялся первый визит Аскара Акаева и его супруги Майрам Душеновны в Японию. В те годы генеральным консулом России в Саппоро был наш соотечественник, известный общественный деятель, ныне покойный, Ишенбай Абдуразаков. В ходе визита чета Акаевых посетила Саппоро, где и произошло знакомство с Абдуразаковым. Позже, по возвращении в Кыргызстан в 1996 году Ишенбай Абдуразакович будет назначен госсекретарем нашей страны. Вот как вспоминал аксакал Абдуразаков  и его супруга то время в интервью газете «Лица».

Из воспоминаний Майрамкан Юсуповой: «Впервые я познакомилась с Майрам Душеновной в 1993 году. Я была в восторге от нее. Познакомились мы во время первого визита Акаева – президента Кыргызстана в Японию. Мы очень многих наших руководителей из СССР видели, как жены их вели. Поэтому я волновалась, чтобы было достойно. Когда они прибыли, я сопровождала ее на многих встречах. Мне очень понравилось, то, как она себя вела, я внутренне гордилась ею. Хотя мы тогда Россию представляли, но очень болели душой за свою страну. Мы тогда обрадовались, что Акаев стал президентом, мы его знали заочно, как хорошего ученого. Когда мы вернулись в 1994 году, она пригласила меня поработать в фонде «Мээрим», она его только создавала. Когда я узнала, что он создан для поддержки детей-сирот, обездоленных, то конечно согласилась. Все кто тогда работали с ней, делали это от души. Но видимо власть портит тех людей, у которых нет внутреннего стержня. Как то я слышала в ее и его адрес нелестные слова, но я не верила и всегда за них заступалась. Я ее полюбила как сестру. Думала, что она искренне помогает обездоленным. Были времена, когда до глубокой ночи мы с ней засиживались, строили планы, разрабатывали проекты для фонда. Через два года я стала замечать, что она постепенно меняется. Поэтому внутренне я к ней охладела».

- Вообще Акаев и его супруга были не глупыми людьми, -вспоминал тогда Ишенбай Абдуразаков.- Но власть и богатство, это два зла, которые если не умеешь себя контролировать, они начинают разрушать внутренний мир человека. Когда он в 1993 году он приехал в Саппоро, был очень простым, но со временем начал меняться. Мало того, что он сам это делал, он втянул в это свою семью, своих близких. Позже у него появилась идея, чтобы вечно остаться, до конца своей жизни президентом. Конечно, его испортили наши соседи с севера, с востока, и Ельцин, своим отвратительным поведением. И это у меня вызывало чувство досады и отвращения.

 Но если бы человек был мудрый, он должен был понимать, что он первый отец-основатель. Он должен был оставить след исторический, оставаться образцом, может не во всех отношениях, но заложить основы по главным вопросам. Имея ввиду будущее народа, это чрезвычайно важно. Он мог остаться в истории в почете и уважении. Но когда он начал управлять государством, прибегая к различного рода интригам, работать только ради собственных интересов, тогда и проявились его отрицательные черты. Им надо было больше, больше и больше. Они не удовлетворились тем, что имеют. Ну, сколько человеку надо? В принципе человеку не так уж много и надо. Нормальное питание, возможность получать медицинское обслуживание и доступ к культурным, духовным ценностям. Но у главы государства никакой нужды не было, на полном государственном обеспечении. Дал образование хорошее своим детям, и все. Будь справедливым, будь честным и оставь народу какой-то образец. Это твой долг, твоя историческая миссия.

На посту госсекретаря Ишенбай Абдуразаков проработал три года. Ходили слухи, что Акаев отправили его в отставку с этого поста за то, что он осмелился сделать замечание президенту, чтобы он меньше пил. Однако сам Абдуразаков подобное отрицает.

- Нет, это ерунда. У нас получилось так, вначале сотрудничество пошло не плохо. Самое главное у нас были общие заботы по тому, как выходить из этого затягивающегося, переходного состояния. Я старше Акаева на 7 лет, у меня гораздо больший опыт и в мировой истории и по обстановке в других странах, как надо строить государство. Он тогда делал вид, что все понимает. Но мы разошлись по двум главным причинам – как надо управлять государством и как бороться с коррупцией. Именно тогда мы начали отдаляться друг от друга. До меня доходили слухи о том, что он делает. Я начал разочаровываться. Мне тяжело, когда человек говорит неправду, когда говорит одно, а делает другое. Постепенно началась эрозия моего доверия к нему. Он тоже понял, что я не тот человек, что меня он не перевоспитает. При таком расхождении вместе работать стало тяжело, - говорил в своем интервью Ишенбай Абдуразаков. Тогда уже муссировались слухи, что президент Акаев допускает к управлению государством свою семью. - И допускал и не пресекал вовремя отход от моральных принципов своего долга перед государством. Я так думаю, если ты бизнесмен, делаешь свое дело, обогащайся ради Бога. Но если ты государственный чиновник, если ты живешь за счет налога народа, честно выполняй свой долг, не воруй то, что не принадлежит тебе. А сейчас, когда у нас нет опыта государственного строительства, лидеры нации своим поведением, своей жизнью должны показывать пример подрастающему поколению. Если этого не будет, то будет развращение общества. Мы к этому уже скатились и теперь нам будет очень тяжело исправить. В этом я его обвиняю. Он как первый президент должен был быть чистым. Я так и говорил, как пойдет первый, так и второй может пойти по этим же стопам, если у него нет воли, ума. Точно. Еще хуже получилось.

Из воспоминаний Топчубека Тургуналиева, вечного оппозиционера Акаева, человека, который 1184 дня провел в тюрьмах из-за критики власти Кыргызстана.

- Акаев обещал, что превратит Кыргызстан за три года в Среднеазиатскую Швейцарию. А кому не хочется жить в Швейцарии? Поэтому с одной стороны я, как и миллионы кыргызстанцев, был одержим идеей самостоятельности нашего государства, идеей того, что завтра настанет процесс мощного развития. Человеку свойственно верить. Но мы видели два процесса, начало плюрализма, начало каких-то элементов демократии. И одновременно началась мощная прихватизация. Сформировалась клановая система власти. Демократическая Конституция, принятая 5 мая 1993 года без действия пролежала на полке. Мы обманулись, и мы поняли, что обманулись. Но в нас неодолимо жило желание, идти вперед по пути нормального демократического развития. Мы мечтали, что через 10-20 лет Кыргызстан превратится в страну, которая удивит весь мир. И когда окончательно убедились, что акаевская группа нас обманула, осенью 1993 года я, придя с лидерами 23 политических партий к нему в кабинет, заявил, что он не в состоянии поправить государственные дела, и что он должен уйти в отставку. Он задрожал, он побледнел и сказал: «Да, я уйду с поста, если вы соберете Демократический конгресс и все потребуете это». Но уже тогда в демократическом конгрессе начался раскол и некоторые его члены были подкуплены. И потом начались бесконечные гонения на меня, на других членов оппозиции, и на журналистов.  То есть, получилось, что наша доверчивость сыграла с нами злую шутку. Нас обманули, и мы остались у разбитого корыта. Обманулись и в Акаеве, и в Бакиеве большинство кыргызстанцев.

Подготовила Лейла Саралаева

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям