Кыргызстан-2007. Апофеоз вероломства и рухнувшие надежды

10:43, 15 Сентября 2016

Когда кто-то после каких-то выборов говорит о том, что это, дескать, самые грязные выборы за всю историю Кыргызстана, мне трудно согласиться. Для нас, тех, кто участвовал, наблюдал, ловил за руку и с ужасом смотрел на результаты, - самыми грязными и несправедливыми выборами в истории Кыргызстана всегда будут парламентские выборы 2007-го года. Этот год остался в моей памяти именно этими выборами - они стали вероломной кульминацией года - еще одного бурного года в истории нашей страны.

Но начнем по порядку. Вы это еще помните. Если не помните, то вспоминайте. Если были совсем молоды и не в курсе, то знайте.

Приближался 3-й год правления Курманбека Бакиева. Несмотря на череду митингов и недовольство его политикой, власть его клана шла в гору. Сыновья и братья подмяли под себя различные сферы государственного и частного секторов, их люди осели во властных структурах и прибыльных секторах экономики. Те, кто был не согласен с таким положением вещей, становились весьма лояльными, если хотели сохранить бизнес, карьеру и даже жизнь.

Используя марионеток в парламенте, в декабре 2006-го, нагло проигнорировав выстраданный гражданским обществом ноябрьский проект, Конституцию поменяли так, как надо было правителю. Кроме того, свою политическую победу над оппозицией Бакиев закрепил отставкой с поста премьер-министра почти два года мешавшего ему наслаждаться полнотой власти Феликса Кулова.

Открытие Объединенного Фронта

Несмотря на старания Кулова уживаться с Бакиевым, все два года он был чужим в правящем клане. Он мешал Бакиевым развернуться по полной, узурпировать власть без остатка. Искуственно созданный перед президентскими выборами 2005 года тандем, в искренность которого никто никогда не верил, открыл, наконец, свое истинное лицо.

Лишившись премьерского кресла, Кулов развязал себе руки для открытой борьбы с президентом. Вернее, «Бакиев сам развязал экс-премьеру руки, освободив его от пут власти и скинув в объятия оппозиции», - писала наша газета «Лица».

Море, осевшее было в штиле, снова забурлило. 14 февраля 2007 года отель «Ак-Кеме» был до такой степени заполнен политиками и журналистами, что некоторые из них вынуждены были устроиться даже на полу. Все хотели сенсации от Кулова, информационной бомбы. Он сделал пространное политическое заявление, самым острым моментом которого были следующие слова:

«Мною получена информация о готовящихся покушениях на людей из моего окружения. В подобной ситуации я не могу и не буду сторонним наблюдателем. Тот, кто сегодня пойдет за мной, пусть будет готов к тому, что в действующей власти есть люди, способные на любую подлость. Я уже не говорю о том, что против нас могут быть запущены самые грязные политические технологии».

Кулов предложил взять под свое крыло всю оппозицию, то есть возглавить ее, и открыл второй фронт борьбы с Бакиевым, который закончится так же безуспешно, как первый, но пока все впали в очередную эйфорию. Движение так и назвали - Объединенный Фронт «За достойное будущее Кыргызстана».

Но дело в том, что в Кыргызстане уже было оппозиционное движение «За реформы!», сопредседателями которого были Алмазбек Атамбаев и Омурбек Текебаев. Кулов был бы третьим лишним. Там и без него шли постоянные трения между двумя лидерами. К тому же, Феликс Кулов хотел быть лидером сам, игнорируя тот факт, что его фигура утратила прежнюю популярность. Люди были разочарованы тем, что в 2006-м году он не вышел из Белого дома и не присоединился к митингующим, а продолжал работать с Бакиевым.

«Особенность кыргызской политики в том, что, как только человек лишается кресла, он становится оппозиционером», - прокомментировал депутат Исхак Масалиев, и это не было неправдой. Депутат-аксакал Дооронбек Садырбаев со свойственным ему юмором сказал: «Феликс Кулов просто забыл, что, пока сидел в тюрьме, подросли молодые политики, и они стали гораздо популярнее, чем он. Наше время - время Акаева, Бакиева, Садырбаева и Кулова - как это ни жаль, уже ушло».

Мнения членов оппозиционного движения «За реформы!» о том, вступать или нет в куловский Фронт, разнились. Многие не хотели идти с ним под одни знамена из-за его соглашательской позиции в бытность премьером, считая ее предательской. Другие решили идти во Фронт, несмотря ни на что, потому что это была возможность продолжать бороться с Бакиевым. Третьи искали способы примириться с властью, потому что устали от безрезультатных акций.

В марте 2007-го года на очередном заседании движения «За реформы!» после бурных дебатов его члены уполномочили Алмазбека Атамбаева пойти к президенту и вручить ему требования: реформа Конституции для консолидации всех слоев общества, преобразование ГТРК в общественное телевидение, а также вопросы структуры и состава правительства. По результатам, если Бакиев так и не начнет реформы, условились принять решение о том, принимать участие в масштабных митингах, намеченных Объединенным Фронтом на апрель, или нет.

Атамбаев становится премьер-министром

Бакиевская сторона не сидела сложа руки. Она решила избрать тактику нейтрализации оппозиции привлечением ее членов во власть. Пошли слухи о том, что пост предложен Омурбеку Бабанову, который зажигательно размахивал знаменами «Бакиев, кетсин!» на ноябрьских митингах 2006-го года, а потом страдал от наездов на его бизнес.

Я взяла интервью у Бабанова и спросила: «Говорят, что вы и Алмазбек Атамбаев были в гостях у президента в его резиденции, ели барашка?»

«Это обычная норма, наша традиция. Когда кыргыз в гостях у кыргыза, они едят бешбармак. Мы обсуждали конституционную реформу. Президент согласился, что она не должна быть реваншистской, как декабрьская Конституция», - ответил Бабанов.

На мой вопрос о должности, которую ему предложил Бакиев, Бабанов ответить отказался. Но потом стало известно, что это был портфель вице-премьер-министра. Кресло премьера предложили Атамбаеву, и он согласился. Никому неизвестный Азим Исабеков, пришедший на место Кулова, поставил рекорд по самому короткому пребыванию на посту главы правительства.

Все происходило очень быстро. 4 апреля 2007 года на пресс-конференцию нового премьер-министра Алмазбека Атамбаева в Белом доме журналистов собралось даже больше, чем на Кулова. Острые вопросы так и вертелись на языке. На последних митингах Алмаз Шаршенович привлек внимание своей известной притчей про воина, который, победив дракона и попав во дворец, сам становится этим драконом. «Не станете ли вы сами этим драконом?» - спросили его. Ответил он на него как-то расплывчато. А вот вопрос о том, не чувствует ли себя Дон Кихотом-одиночкой, ему понравился:

«Мне нравится Дон Кихот. Я и при Акаеве был Дон Кихотом, и сейчас им остался. Очень люблю Сервантеса и не люблю тех, кто меняет Сервантеса на серванты», - сказал новый глава правительства, большим бизнесом которого когда-то было издание книг.

Я редко ходила на пресс-конференции, тем более в Белый дом, но на эту пошла, и мне удалось задать Атамбаеву целых три вопроса.

Первый - о том, как он поведет себя 11 апреля, когда состоятся масштабные митинги оппозиции. Он ответил: «Я пойду к митингующим, а до этого поеду и проверю, чтобы не было никаких антимитингов». Насчет того, что людей на юге утрамбовывают в антимитинги, сказал, что знает, но заверил, что их не будет, - боевики с юга завозиться не будут, и введение чрезвычайного положения нам тоже не грозит.

Алмаз Шаршенович весьма критично высказался о Кулове, поэтому я спросила: «Но вы же сами были инициатором тандема Бакиев-Кулов?».

«Я верил тогда, что Феликс Кулов - железный генерал, потому и ратовал за тандем. Хотя Бакиев тогда и мне предложил пост премьера. Я отказался в пользу Кулова как человека, 5 лет отсидевшего в тюрьме при Акаеве, а потому заслужившего высокий пост».

Третий вопрос был также не из приятных: «Как вы думаете, сколько времени вы продержитесь на этом посту?» - «Если мне надо будет уйти завтра, я уйду хоть завтра. Я человек обеспеченный. Для меня дороже должностей - сохранить свое имя».

Атамбаев пытался уговорить хоть кого-нибудь из оппозиции войти в исполнительную власть вместе с ним. Казалось, что Бакиев так сильно боялся митингов Фронта, что дал ему временный карт-бланш - лишь бы не было войны. Но другие члены движения «За реформы!» отказались войти в состав нового правительства, и на соответствующий вопрос он ответил так: «Один оппозиционер в правительстве все же есть - это я сам - премьер-министр».

Кстати, нынешний премьер – Сооронбай Жээнбеков уже тогда был его большим другом. Он был депутатом, но Атамбаев уговорил его занять пост министра сельского, водного хозяйства и перерабатывающей промышленности.

Готовность к бою

Однако надежда на то, что Бакиев торопится поделиться властью, была миражом.

Клан продолжал подминать под себя СМИ. Из-за смены хозяев из канала «Пирамида» вынуждены были уйти редакторы Элина Чернявская и Турат Бектенов, которые выступали на митингах и поддерживали оппозицию. В Джалал-Абаде разгромили офис телекомпании «Сентябрь» и городского комитета партии «Ата Мекен».

3 апреля владелец газеты «Агым» и депутат Мелис Эшимканов, который активно поддерживал предстоящие митинги Объединенного Фронта, заявил, что ему передали очередной привет от сына главы государства Максима Бакиева. «Мне постоянно передают от него угрозы, что он приговорил меня к смерти. Что ж, посмотрим, как он будет приводить в исполнение свой приговор».

Кроме того, Эшимканов заявил, что ни о каких переговорах с властью Кыргызстана не может быть и речи - только ее политическая капитуляция. Объединенный Фронт анонсировал, что требованием митинга будут досрочные президентские выборы. Доводом Кулова было то, что народ голосовал за тандем Бакиев-Кулов, а не за одного Бакиева, поэтому нужно провести новые выборы главы государства.

Начальник штаба Объединенного Фронта Омурбек Суваналиев заявил: «Утка о переговорах Белого дома и ОФ распространяется намеренно. Никаких переговоров, никакой торговли условиями не будет. 5 апреля начинается бессрочная политическая голодовка сторонников ОФ, 9 апреля начинаются митинги во всех регионах, 11 апреля - митинги на площадях Бишкека».

Сам Кулов заявил, что 11 апреля произойдет мирная передача власти в стране. Его заместитель в партии «Ар-Намыс» Эмиль Алиев прокомментировал это так: «Все будет просто, так же как 24 марта 2005 года. Или как на Украине и в Грузии. Но не обязательно, чтобы президент сбегал».

Молодежное крыло Объединенного Фронта с радикальным названием «Кинжал» заявило, что приведет на площадь 20 тысяч молодых людей. Эйфория членов Объединенного Фронта, однако, была преувеличенной. Разговоры о поддержке Кулова Москвой придавали ему веса, но в результате пользы не принесли.

Известный российский политолог Александр Собянин подтвердил, что российские политические силы, действительно, поддерживают Кулова. «Создание Объединенного Фронта прошло при активном участии многих внешних групп, в том числе российских и казахстанских. Это не слухи, и это важно», - сказал Собянин.

Фронт терпит поражение

16 апреля 2007 года информагентству «АКИпресс» удалось взять интервью у одиозного сына президента Максима Бакиева. Его спросили:

«Сегодня в некоторых СМИ со ссылкой на Мелиса Эшимканова прошла информация, что вас вызывают на допросы в ФСБ по подозрению в отмывании грязных денег. Якобы это связано с Березовским, и вы отмываете его деньги».

Максим сказал, что не знаком с Березовским, и назвал все это фантазиями Эшимканова.

«Еще вы якобы 4 апреля на Як-40 вылетели спецрейсом в Алматы и вывезли какой-то груз?»

Сын президента ответил саркастически:

«Я каждый день митинга загружаю один самолет деньгами. Причем деньги грузят огромными баулами в течение 14 часов. Все это тайно перевозится в Алматы, где вывезенные доллары закапываются в секретном месте казахстанской степи, которое по понятным причинам называть не буду».

В момент интервью в стране шли митинги Объединенного Фронта, начавшиеся 11 апреля и затянувшиеся на неопределенное время. Быстрой победой, которую обещали фронтовики, и не пахло.

14 апреля власть спровоцировала драки, в результате которых 5 человек были госпитализированы. В тот же день в Нарыне скончался один из участников голодовки за отставку Бакиева Бектемир Акунов. Его нашли в камере повешенным на собственной рубашке, но на его теле были следы физического насилия и множественные телесные повреждения. Расправляться со сторонниками оппозиции в регионах властям было значительно легче.

Фронт и движение «За реформы!» сделали заявление, что «К.Бакиев и его окружение пошли по самоубийственному пути стравливания жителей одних областей с другими. Чтобы не допустить разделения страны на север и юг, единственный путь - это немедленная отставка Бакиева и создание правительства национального согласия».

Насмотря на призывы к бишкекчанам присоединиться к ним и выйти на площадь, митинг продолжал оставаться немногочисленным. Подконтрольные СМИ делали свою работу, очерняя оппозицию. Но народ и сам устал от шума и не верил политикам в целом и Кулову в частности.

«Слова Феликса Кулова о том, что 90 процентов кыргызстанцев не доверяют Бакиеву, - ровно такая же правда, как то, что 90 процентов доверяют Кулову», - прокомментировал аналитик Валентин Богатырев и был прав.

19 апреля митинг разогнали. То, что можно было сделать в ноябре 2006-го года, если бы Кулов оставил свой пост из солидарности с требованиями оппозиции, невозможно было сделать в апреле 2007-го года. Несколько месяцев имеют огромное значение в политических процессах. Как тут не вспомнить Ленина: «Промедление смерти подобно».

В апреле 2007-го невозможно было представить, что громче всех кричавший «Бакиев, кетсин!» Мелис Эшимканов уже через месяц продаст свою газету «Агым» и начнет думать над предложением Белого дома отправиться послом в Швейцарию, а в ноябре будет «мочить» своих вчерашних соратников с голубых экранов страны, став генеральным директором ГТРК...

Отмена Конституций и разгон ЖК

Разогнав митинги, Бакиев начал готовиться к саммиту ШОС в Бишкеке, но слухи о том, что Путин не хочет его видеть, прежде всего из-за связей его сына Максима с Березовским, подкреплялись негативными публикациями о Кыргызстане в российских СМИ.

Заведующий отделом Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин в интервью сказал следующее:

«Любой бизнес с Березовским в стратегическом смысле принесет проигрыш. Российская власть действует очень жестко: отслеживание бизнеса Бориса Березовского и людей, которые с ним контактируют, - это приоритет».

Тем не менее, власть Бакиева продолжала укрепляться. 22 мая на заседании Жогорку Кенеша Алмазбек Атамбаев заявил, что его пытались отравить в его собственном кабинете на 7-м этаже Белого дома. Он сказал, что 11 мая выпил воды, после чего ему неожиданно стало плохо, и в течение двух недель ему очищали кровь. Кого он подозревает в преступлении, премьер-министр не уточнил, но сказал журналистам следующее: «Вот теперь я точно не уйду в отставку - я не люблю, когда меня пугают».

Но самое интересное, как обычно, началось в сентябре с началом нового политического сезона. Депутаты Кабай Карабеков и Мелис Эшимканов неожиданно для своих товарищей-оппозиционеров подали запрос в Конституционный суд страны о незаконности принятых в ноябре и декабре 2006-го года Конституций страны, и суд под руководством Чолпон Баековой отменил действие двух последних Конституций.

Парламент был в шоке, назвав положение, в котором находилась страна, «правовым коллапсом». Возмущались представители самых разных политических сил - и те, кто выстрадал ноябрьскую Конституцию, и те, кто лоббировал декабрьскую.

«Двуличие Чолпон Баековой беспредельно. Она здесь пила шампанское, когда принимали ноябрьскую Конституцию, а в декабре стояла рядом с Бакиевым, когда он подписывал декабрьскую. Теперь она же их отменила», - говорили депутаты.

Но проблема была не только моральной. Дело в том, что по закону у КС не было никакого права отменять Конституцию.

«В законе о Конституционном суде говорится, что задачей КС является защита Конституции, но там нет и намека на то, что Конституционный суд может отменить Конституцию. Это беспрецедентный случай, которого не было никогда ни в одной стране. За это можно привлечь и к уголовной ответственности по статье «неправосудное решение», - сказал депутат Кубатбек Байболов.

«Давайте обратимся к гаранту Конституции - президенту - пусть отменит это решение», - заявил Акматбек Келдибеков. Но правда была в том, что за решением КС стоял сам Белый дом. «Решение было заранее заготовлено. Это не юридическое, а политическое решение», - сказал Исхак Масалиев.

Карабекова и Эшимканова назвали раскольниками, вовлеченными в игру Белого дома, режиссером которой был руководитель администрации президента Медет Садыркулов, имевший дружеские отношения как с Карабековым, так и с Эшимкановым.

В стране началась очередная кампания по изменению Конституции - президент назначил дату референдума - 21 октября - и вынес на него свой проект Конституции, который давал ему почти неограниченную власть. Эксперты заявили, что новый проект нацелен на установление суперпрезидентской системы и недопустим в демократическом государстве. На следующий же день после «всенародного волеизъявления», конечно же, одобрившего новую Конституцию, Бакиев подписал указ о роспуске Жогорку Кенеша Кыргызской Республики.

На фото: Голодовка женщин партии "Ата-Мекен"

«Последняя битва»

Выборы были назначены на 16 декабря, и на этот раз, согласно новой Конституции, стопроцентно по партийному списку. Пропрезидентскую партию «Ак Жол» слепили за короткие сроки. Над ее строительством работали, в основном, руководитель администрации Белого дома Медет Садыркулов и брат президента Жаныш Бакиев, которые чуть позже станут непримиримыми врагами, и закончится это страшным политическим убийством…

На учредительном съезде партии «Ак Жол» случился конфуз. Вместо белой дорожки (ак жол - «белая дорога») на партийной эмблеме изобразили красную дорогу, уходящую вдаль. Бакиев сам обратил на это внимание и покритиковал художников. После этого они все исправили: сделали белую дорогу на красном фоне. Я тогда написала об этом как о дурном предзнаменовании: «Как бы не запачкал Бакиев нашу родину кровавой тропинкой, которая уведет его куда-то вдаль». Два года спустя именно это и случилось...

Оппозиционные силы вели переговоры и пытались объединяться, но удалось это не всем. Бразды правления в партии Атамбаева взял в свои руки Омурбек Бабанов, и собрал в рядах СДПК таких политиков, как Роза Отунбаева, Бакыт Бешимов, Иса Омуркулов и Эдиль Байсалов (о чем сегодня многие забыли). Куловский«Ар-Намыс» шел своим списком, а партия, созданная Темиром Сариевым и супругами Байболовыми «Ак-Шумкар», решила идти на выборы под флагом партии Омурбека Текебаева«Ата Мекен».

Несмотря на то, что борьба с режимом вымотала оппозицию, они решили идти на выборы и постараться победить. «16 декабря 2007 года будет последняя битва с диктаторским режимом», - заявил Кубатбек Байболов.

В разгар выборной кампании произошла очередная «сенсация»: 28 ноября Бакиев подписал указ об освобождении Атамбаева от должности премьер-министра, наградив при этом орденом «Данакер». Это было что-то новое в политических технологиях. В указе говорилось, что Атамбаев освобожден в связи с переходом на другую работу. Президент похвалил его и сказал, что «после небольшого отдыха, который нужен Атамбаеву, он вернется на государственную службу». «Его энергия, ум, инициатива, несомненно, необходимы стране», - добавил Бакиев.

Хотя отставка была ожидаемой и закономерной, это был достаточно коварный ход. Поскольку парламента не было, вся власть в стране на период выборов сосредоточилась в руках одного человека. С уходом Атамбаева административный ресурс развязал себе руки для беспредела. В регионах нагло громили предвыборные штабы партии «Ата Мекен» и избивали ее активистов и агитаторов.

Несмотря на тотальный произвол и черные технологии, 16 декабря огромное количество людей по всей стране пришли на избирательные участки и проголосовали за оппозиционные партии. При этом сотням граждан в одном только Бишкеке не давали бюллетени, так как не нашли их в списках избирателей. Огромное количество пенсионеров в день выборов толпились в судах - только там они могли получить разрешение на голосование.

Зато вместо реальных граждан голосовали «фантомы». На избирательных участках по всей стране были дополнительные фальшивые списки, по которым шло «карусельное голосование». Например, в 39-й школе 6-го микрорайона мы нашли 333 «мертвые души», у которых был один и тот же домашний адрес. Мошенники в лице руководителей избирательных участков даже не утруждались над тем, чтобы составлять свои бумажки поправдоподобнее. В одном Бишкеке было подготовлено 1600 «карусельщиков». Приписки делались и за счет «голосовавших досрочно». Только в Аламединском районе таких, якобы проголосовавших досрочно, было более семи тысяч человек.

Фальсификация за «Ак Жол» была абсолютно циничной и чудовищной. В районных акимиатах вооруженные милиционеры не впускали даже наблюдателей ОБСЕ. К одной женщине, члену избирательной комиссии, ночью пришли мужчины с угрозой, что если она не подпишет пустой протокол, ее дочь изнасилуют.

«Это не выборы. Это полубандитское назначение особо приближенных к Белому дому лиц на депутатские должности», - сказал на пресс-конференции Кубатбек Байболов.

На фото: Акции протеста движения "Я не верю" в центре Жоомарт Сапарбаев

Население Бишкека было в шоке, когда им объявили, что президентская партия победила: «Не может быть! Мы все голосовали за «Ата Мекен»!». Молодежь и гражданские активисты вышли на акцию «Я не верю!», участников которой запихивали в милицейские бусики и водворяли в приемники-распределители, приговаривая к 7 суткам ареста просто за то, что они держали в своих руках плакаты.

По иронии судьбы, на следующий день после выборов, 17 декабря, как вердикт установившейся в стране диктатуре, пришло заключение Венецианской комиссии – международного эксперта в области конституционного права, которое оказалось пророческим:

«Конституция КР создает основу для чрезмерной концентрации полномочий в руках президента и не гарантирует разделения властей. Президент имеет доминирующее влияние и на назначение судей, и на осуществление законодательной власти. Он может наложить право вето на все парламентские законы, не приводя никаких доводов. Установлено всеми средствами бесспорное преобладание президента над всеми другими ветвями власти, и последствием этого может стать революция, а не мирные и конституционные пути смены власти».

Еще два года с небольшим Бакиев будет наслаждаться своей ничем не ограниченной властью, но терпение народа лопнет, и 7 апреля 2010 года даже расстрел демонстрантов не поможет всесильному клану продолжать творить произвол в стране...

Бермет Букашева

Фото из архива Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям