Кыргызча

Ошские события 1990 года: получили ли мы прививку от межэтнических конфликтов

11:41, 13 Июня 2016

Раньше июнь был для ошан самым обычным месяцем, предвестником жаркого южного лета. Все поменялось в далеком 1990 году, когда 4 июня вспыхнул кровопролитный межэтнический конфликт. Потом спустя 20 лет трагедия вновь повторилась. Опять в июне, только десятого числа.

Вспоминая эти два конфликта, мы почти всегда уверенно говорим, что они спровоцированы извне. Но даже если так, надо честно признаться, что многие из нас пошли на поводу у провокаторов, уничтожая самих себя.

К сожалению, и сегодня градус националистической риторики зашкаливает. Получается, мы не сделали для себя никаких выводов. После конфликта мы ограничились шумными акциями в честь дружбы народов (честное слово, каким надо быть наивным, раздавая листочки и стикеры, полагать, что этого достаточно!), построили жилье для пострадавших, которые до сих пор распределяют со скандалом, хотя прошло уже шесть лет, а дирекция по восстановлению городов Ош и Джалал-Абад давно ликвидирована.

И думаем, что этого достаточн? Мы постарались побыстрей забыть про эти конфликты, не извлекая уроков на будущее. Ведь эти два конфликта наглядно показали, как легко повести за собой огромные массы людей, распространяя слухи и провокации.

Эти конфликты называют “ошскими”, но сегодня вирус национализма уже не ограничивается только одним регионом.

Надо оглянуться назад в далекие девяностые, чтобы понять и сделать выводы. В те годы многие уже понимали, что процесс расставания “пятнадцати сестер” запущен. Но никто даже не мог представить, что он будет таким мучительным и тяжелым. Для вчерашних советских людей, выросших в атмосфере официальной интернациональной идеологии межнациональные конфликты и погромы в 90-ые годы стали большим потрясением.

Социальные протесты сопровождались националистическими лозунгами из-за глубокого разочарования в прежней идеологии. Подробности межнациональных столкновений ужасали своей жестокостью и поражали своей массовостью. Появились первые советские беженцы...

Не стали исключением в этом списке и ошские события 1990 года. Вокруг них и сегодня больше вопросов, чем ответов. До сих пор многие детали этого конфликта являются засекреченными или табуированными. Об этом не любят вспоминать. Есть одна (!) тоненькая брошюра про эти события, написанная бывшим силовиком, и переизданная недавно.Только недалеким политикам нравится педалировать эту тему, чтобы использовать страх людей перед старым и новым конфликтом в своих целях. Особенно такое желание у них обостряется перед выборами. Каждый из них строит из себя героя и спасителя нации, а в кулуарах не стесняется других взглядов и выражений.

Ош, “Адолат” и “Ош аймагы”

Мало кто помнит, что до ошских событий в конце 80-ых годов в соседних городах Фергана и Коканд (формально еще существовал Советский Союз) имел место межнациональный конфликт между узбеками и турками-месхетинцами. На причинах конфликта тогда особо не акцентировали внимание, больше описывая ужасы межнациональных столкновений. Принято считать, что формальным поводом была клубника, которую выращивали местные турки и продавали на рынке. Обратите внимание: в официально озвученных причинах таких конфликтов всегда фигурирует какой-нибудь самый обычный бытовой случай.

Первая волна беженцев тогда хлынула в соседние с Узбекистаном районы. Турки-месхетинцы пытались найти убежище в местах компактного проживания своих соплеменников на территории Кыргызстана.

С этого времени Ош уже не жил прежней размеренной жизнью провинциального города на окраине огромной страны. В 1990 году перед первомайскими праздниками на городских остановках люди стали находить листовки с провокационным содержанием. Ош стал жить слухами. Не было тогда социальных сетей, чтобы максимально быстро информировать население о реальном положении в городе.

Напряжение только увеличилось, когда стало известно об обращении группы аксакалов из Джалал-Абада к Председателю Совета национальностей Верховного Совета СССР Рашиду Нишанову и первому секретарю КП Киргизской ССР Абсамату Масалиеву с требованием предоставить автономию узбекской общине на юге Кыргызстана.

Это новость моментально разлетелась по всему югу страны, несмотря на то, что интернета, и тем более социальных сетей тогда не было. Хотя в глаза мало кто видел это постановление, реакция людей была бурной. Любопытная деталь: и в 1990 году, и в 2010 году формальным географическим источником начала конфликта называется Джалал-Абад.

Ош забурлил. На автобусных остановках люди по утрам находят листовки с провокационным содержанием. На первомайскую демонстрацию мало кто рискует выйти, в воздухе чувствовалось напряжение. Тем более еще советское телевидение передавало сухие сообщения о погромах в Сумгаите, Коканде и других городах.

Все чаще в разговорах ошан звучали названия двух организаций: “Адолат” и “Ош аймагы”. В открытых источниках ничего предосудительного про них не найдешь, кроме красивых слов о защите народа. Но мы скорее всего не знаем всей правды об их деятельности.

В тех же открытых источниках говорится, что “Адолат” боролся за сохранение и развитие узбекского языка и культуры. “Ош-аймагы” своей главной целью видела реализацию конституционных прав молодых семей на собственное жилье.

Политика перестройки и гласности второй половины 1980-х годов породила подъем национального самосознания как кыргызов, так и узбеков. Одновременно обострились социально-экономические проблемы, особо чувствительной стала нехватка земельных участков для жилищного строительства. Как правило, землю требовали выходцы из сельской местности – этнические кыргызы, переселившиеся во Фрунзе (Бишкек) и Ош. Законодательство СССР запрещало выделять земли под индивидуальную застройку в столицах союзных республик. Недовольство кыргызской студенческой и рабочей молодежи, живущей во Фрунзе, росло. Всю весну 1990 года в столице Кыргызстана шли митинги кыргызской молодежи, требующей земли. В пригородах столицы не прекращались попытки самозахвата земельных участков”, - пишет РИА Новости.

Безземельные молодые семьи, жившие на съемных жилплощадях, требовали от властей решения их проблем – выделить земельные участки общей площадью 32 гектара колхоза имени Ленина на северной окраине Оша. В принципе, окрестные земли там еще до 1990 года потихоньку застраивались жилыми домами, в 1987 году там была построена средняя школа имени Барпы (№38). Вторая по счету кыргызскоязычная школа в Оше. Хотя потребность в таких школах была острая, потому что школа №27 в городке Текстильщиков (сейчас микрорайон “Манас-Ата”) уже не могла вместить всех желающих учится на кыргызском языке.

Сразу же за школой №38 на колхозном поле 30 мая собралась толпы с двух сторон с требованиями отставки высшего руководства республики и выделения земельных участков. Стихийные митинги проходили там вплоть до 4 июня, пока в ситуацию не вмешались правоохранительные органы.

Другая сторона конфликта выдвинула наряду с культурными требованиями и политические, которые вызвали негативную реакцию у кыргызской части населения Оша.

Обе стороны конфликта не давали властям не малейшего шанса разрулить ситуацию, разговаривая с представителями властей в ультимативной форме. Крайний срок они поставили 4 июня.

Первого июня подавляющее большинство хозяев выселили из своих домов 1500 человек, которые снимали у них жилплощадь. Ситуация еще больше усугубилась.

Республиканская комиссия во главе с председателем Совета Министров Киргизской ССР Апасом Джумагуловым приняла решение выделить земельные участки в других частях Оша. Но с таким решением не согласилась часть митингующих. Забегая вперед, скажем, что именно после этого конфликта в западной части Оша стали активно строиться жилье. Появились новые микрорайоны и жилмассивы.

Конфликт

4 июня на хлопковом поле колхоза имени Ленина собралась огромная толпа людей, с одной стороны 1,5 тысячи, а с другой 10 тысяч. Между ними тонкой линией стояли вооруженные сотрудники милиции.

Большая масса людей, подогретая националистическими лозунгами, не слушала представителей властей, пытавшихся перекричать гул толпы, и стала наседать на милиционеров, закидывая их камнями и бутылками. Силовики были вынуждены открыть огонь, что только разозлило толпу, и она хлынула в город. Все это происходило в дневное время, когда многие горожане не подозревали о конфликте и спокойно работали и гуляли по городу.

С 4 по 6 июня количество погромщиков увеличилось до 20 тысяч за счет прибывших с районов и сел и Андижана (Узбекистан). Они попытались захватить здания Ошского ГОВД, СИЗО-5, УВД Ошского облисполкома, но им это не удалось и сотрудники милиции задержали около 35 активных погромщиков.

Ночью с 6 на 7 июня в Оше было обстреляно здание УВД и наряд милиции, двое сотрудников милиции были ранены.

Утром 7 июня произошли нападения на насосную станцию и городскую автобазу, начались перебои в снабжении населения продуктами и питьевой водой.

Погромы перекинулись и на другие районы Ошской области, и на соседние регионы в Узбекистане.

Конфликт удалось остановить лишь к вечеру 6 июня, введя в область армейские части. Ценой огромных усилий армии и милиции удалось избежать вовлечения населения Узбекистана в конфликт на территории Киргизской ССР. Поход вооруженных людей из городов Наманган и Андижан в Ош был остановлен в нескольких десятках километрах от города. Толпа переворачивала милицейские кордоны и сжигала автомобили, зафиксированы случаи столкновений с армейскими подразделениями. Тогда перед рвущимися в Кыргызстан людьми выступили главные политические и религиозные деятели Узбекской ССР, что помогло избежать дальнейших жертв. В их числе был и Чынгыз Айтматов.

Развязка

По данным МВД Киргизской ССР и МВД бывшего СССР, в ходе массовых беспорядков 1990 года погибли 305 человек, пострадал 1371 человек, в том числе 1071 человек был госпитализирован, сожжено 573 дома, в том числе 74 госучреждения, 89 автомашин, совершено 426 разбоев и грабежей.

В Постановлении Совета Национальностей Верховного Совета СССР от 26 сентября 1990 года «О событиях в Ошской области Киргизской ССР», принятом по итогам работы депутатской группы, указывалось, что «события в Ошской области Киргизской ССР явились следствием крупных просчетов в национальной и кадровой политике; запущенности воспитательной работы среди населения; нерешенности острых экономических и социальных проблем; многочисленных фактов нарушения социальной справедливости. Первые руководители Киргизской ССР, а также области не извлекли уроков из ранее имевших место в республике межнациональных столкновений, проявили беспечность и недальновидность в оценке ситуации об активизации националистических элементов и назревавшем конфликте, не приняли мер для его предотвращения».


Такова официальная статистика. За ней – покалеченные души и сердца людей. Горе людей, потерявших своих близких и родных.

Обратите внимание, что 26 лет, и 6 лет назад участники конфликта выдвигали ультмативные требования, не оставляя шанса и времени решить их вопросы. Словно они заранее знали об их невыполнимости, держа в запасе, мягко говоря, другие способы.

Мы все же не можем или не хотим открыто говорить о причинах этих конфликтов, потому что, наверное, такой разговор напоминает минное поле. Словно идешь по лезвию, и есть большая опасность пораниться.

Но однажды должен наступит момент, когда мы сможем все честно без излишней политкорректности, избирательности рассказать обо всех предпосылках этих конфликтов, в особенности об ответственности (общественной!) лиц, которые имели на тот момент авторитет и влияние среди ошан.

Р.S. Не могу не сказать про инициативу президента Атамбаева о “кыргыз жараны”, которая при успешной реализации должна стать первым шагом к реальной гражданской идее, объединяющей всех нас без оглядки на национальность. Только такие инициативы сверху успешны только в том случае, если они найдут реальный отклик у народа.  Для этого нужна работать всем нам. Построение по-настоящему многонационального государства это не только обязанность кыргызского народа, но и всех остальных этносов. Всех граждан, только нам надо отказаться от “любимой” нами манеры говорить только упреками.

Алмаз Исманов 

Известный фотограф Олег Никишин побывал в Оше и Узгене сразу после конфликта и снял ее последствия. Его черно-белые фотографии больше передают боль этой трагедии, чем цветная официальная фотохроника. 

Олег Никишин родился в 1965 году. Фотограф-стрингер, основатель фотоагентства "Эпсилон". Работал в агентствах AFP, Sygma, EPA, AP и Getty Images, освещая события в Грузии, Нагорном Карабахе, Приднестровье, Абхазии, Осетии, Таджикистане, Узбекистане, Чечне, Афганистане и других горячих точках. Сотрудничал с журналами Time и Life. Работы публиковались в The Los Angeles Times, The Daily Telegraph, The New York Times, The Washington Post, The Boston Globe, NRC Handelsblad, Focus, Stern, "Известия", "Итоги", Le Monde, Le Figaro. Трижды призер всероссийского конкурса фотожурналистики "Пресс Фото России" (1996, 1998, 2002), а также призер конкурса Национальной ассоциации фотографов Прессы NPPA (2002, 2003). 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям