Кыргызча

Парадоксы «тюльпановой» революции 2005 года

22:18, 23 Августа 2016

В предыдущих номерах мы подробно рассказывали о том, как происходило отречение первого президента Кыргызстана Аскара Акаева от должности. Это была, так скажем, официальная сторона последствий первой кыргызской революции. Но то, что творилось за кулисами, заслуживает отдельного разговора.

Верхушка айсберга

Для общественности, которая была не в курсе всех политических хитросплетений и интриг, основная версия революции в марте 2005 года была следующей: 15-летнее бездарное правление Акаева привело население к обнищанию, экономика пришла в упадок, в госвласти процветала коррупция. Власть пыталась подавить инакомыслие и одно за другим через судебные иски прикрывала оппозиционные СМИ.

Детонатором для народных волнений стало желание семьи Акаева зацементировать свою власть. Близились президентские выборы, и Акаев в них участвовать не мог, так как уже отбыл три срока. Поэтому семья первого президента пыталась застолбить места в парламенте, чтобы по-прежнему влиять на политику и экономику, поэтому в Жогорку Кенеш всеми правдами и неправдами пролезли его дети, Бермет и Айдар Акаевы.

Первый тревожный звоночек для Акаевых прозвенел, когда стало известно, что по одному округу с Бермет Акаевой будет баллотироваться экс-министр иностранных дел и бывшая посол КР в США и Канаде Роза Отунбаева. До этого времени она работала спецпредставителем Генсека ООН по урегулированию грузино-абхазского конфликта. Ее возвращение в большую кыргызскую политику было ознаменовано пресс-конференцией, где она выразила намерение стать депутатом. Ее зарегистрировали кандидатом по Университетскому округу, а потом в течение одного дня сняли с регистрации, мотивировав это необходимостью для будущего депутата проживания в Кыргызстане в течение последних пяти лет. После этого случая начались в Бишкеке массовые народные митинги. Причем митинговала в основном молодежь под знаменами нового движения «Кель-Кель». Одним из активистов тех митингов был Эдиль Байсалов, на тот момент глава коалиции НПО «За демократию и гражданское общество».

После революции 24 марта 2005 года было много сказано о том, что за ней стояли США. Трудно это отрицать, потому что сценарий отгремевших накануне «цветных» революций на Украине и в Грузии сильно походил на наш. Но было одно «но». Аскар Акаев был более чем лоялен к США. Более того, в 2001 году он любезно предоставил гражданский аэропорт «Манас» под размещение авиабазы США. И, зная его мягкий характер, американские политики всегда могли найти с ним общий язык. Зачем же нужно было его так позорно скидывать с должности президента?

Есть лишь версия, что существовала некая транснациональная группа политтехнологов, которая разработала все механизмы проведения «цветных» революций и свержения неугодных лидеров. И Кыргызстан в этом плане, как лабораторная крыса, должен был стать очередным подопытным государством, где с успехом бы воплотились все новейшие технологические разработки.

Стоит ли напоминать, что и мы, журналисты, были частью этого плана, когда под присмотром зарубежных кураторов писали оппозиционные статьи, критикуя акаевский режим. Спору нет, в период акаевского правления критиковать власть было легко и весело, какую сферу ни копни, всюду махровым цветом цвели коррупция и должностные преступления. Кроме того, мы были уверены, что делаем благое дело – являемся сторожевыми псами демократии. И большинство молодых журналистов мечтали о революции и свержении Акаева, как о торжестве справедливости. Но тогда никто не задумывался над вопросом: а что будет потом, когда мы сломаем систему? Какие последствия ждут страну и народ? И кто будет пользоваться плодами революции?

Почему выбор пал на Бакиева?

Кыргызская оппозиция до мартовской революции была довольно разношерстной. Постоянным оппонентом Акаева многие годы был нынешний президент Алмазбек Атамбаев. Его оппозиционность не была показательной и ультимативной, он всегда выступал с жесткой критикой, но находился особняком от основной группы оппозиционеров того периода: Омурбека Текебаева, Адахана Мадумарова, Азимбека Бекназарова и других. Последние частенько ездили в США, как и нынешние оппозиционеры. Выступая перед журналистами, они постоянно приводили в пример западные страны и их опыт в построении демократии. Позже к ним примкнула Роза Отунбаева. Их активно поддерживали правозащитницы Азиза Абдирасулова и Толекан Исмаилова, которые даже грозились совершить самосожжение, когда выдвигали очередной ультиматум Акаеву. Активничал и Эдиль Байсалов, которого, как позже выяснилось, Запад рассматривал на роль отечественного Мишико Саакашвили. Время от времени к оппозиционному стану примыкал Мелис Эшимканов, который то переходил в стан Акаева, то снова его критиковал на страницах своих оппозиционных изданий «Асаба» и «Агым». Феликс Кулов на тот момент сидел в тюрьме и был оппозиционером по определению.

Откуда же взялся Курманбек Бакиев? До 24 марта 2005 года он был политиком без особых примет. Мы, журналисты, даже не брали его в расчет, от комментариев он технично уходил. Как позже выяснилось, ему просто нечего было сказать народу. Технарь, работал когда-то директором завода, занимал должность губернатора Чуйской области, был премьер-министром, но после Аксыйских событий ушел в отставку. Тогда общественность не придала значения его отставке, позже стало известно, что именно он отдал приказ силовикам проводить спецоперацию «Тайфун», после которой были расстреляны аксыйцы. Впервые его кандидатура как лидера оппозиции была выдвинута в ноябре 2004 года на курултае оппозиции.

Вот как о его выдвижении рассказывал Усен Сыдыков в своем эксклюзивном интервью газете «Лица». «Для того чтобы стать президентом, необходимо иметь определенный капитал. По республике 2200 участков, на каждом участке надо контролера  ставить, на каждый участок надо команду создавать, люди бесплатно не будут работать, их же надо финансировать. Ни для кого не секрет, что претендент на должность президента, кроме наличия интеллектуального потенциала, должен уметь поддержать народ материально. Мы Масалиева в 1995 году выдвинули кандидатом в президенты, он участвовал в президентских выборах, но мы не смогли собрать необходимые средства и довести это до конца. Текебаев бегал в 2000-м году, ему тоже прогнозировали солидные проценты, но и у него не было солидного капитала, и поэтому у него не получилось. Все эти ошибки мы изучали. Прежде чем остановиться на кандидатуре Бакиева, мы составили список всех потенциальных претендентов: Текебаева, Мадумарова, Бекназарова - всего около 17 человек. Составили анкету с вопросами: семейная ситуация, образование, компетентность и другие, раздали ее. Каждый заполнял анонимно. По результатам этой анкеты у Бакиева получилось больше всех плюсов. Это было в 2004 году. Тогда мы и остановились на его кандидатуре и стали работать вокруг него. Везде на собраниях говорили, что видим его будущим президентом. Если бы мы, как раньше, взяли нескольких кандидатов, то такого успеха не достигли бы. Это самый главный успех 24 марта 2005 года, что мы все вокруг Бакиева сплотились, и он тоже нас сплотил», - поделился Сыдыков.

Скорее всего, так и было, Бакиева в оппозиционный стан привел Усен Сыдыков, который после революции возглавил администрацию президента Бакиева и руководил всеми его действиями и решениями. Сам Бакиев даже во время захвата Белого Дома 24 марта 2005 года не был на площади. Позже он незадачливо признается: «Да я и не знаю, как произошла революция, я в это время ел манты».

На чьи деньги совершилась революция?

Пока общественность пребывала в эйфории от совершенной революции и приходила в себя от шока после ночного мародерства, в народе начали муссироваться слухи, что к революции причастны криминал и наркобароны.

Но главную роль организатора революции в своем предсмертном послании покойный Баяман Эркинбаев отвел одиозному политику, который, возможно, был причастен и к трагическим событиям на юге в 1990 году, Усену Сыдыкову.

Вот как он объяснял его роль тогда: «Белодомовцам захотелось заполучить за счет так называемых наркобаронов возможность ликвидировать тех, кто знает о происхождении денег на революцию. Потому что это не только деньги американцев, но и деньги тех, кто с одобрения сегодняшней власти провозят и продают наркотики в стране и за ее пределами. Это родной зять сегодняшнего руководителя администрации президента Усена Сыдыкова - Нургазы Айдаров. А главным кукловодом и интриганом от политики является, нет, не Бакиев, а как раз Усен Сыдыков. А Бакиев – насекомое, «свадебный генерал революции», который не несет ответственности не только за страну, но и за свои поступки, слова, указы».

Сам Баяман признавался, что на революцию он потратил около 100 тысяч долларов на питание и содержание митингующих из Ошской области.

То есть надо понимать, что в оппозиции к Акаеву были разные политики с разным электоратом. Но если одни романтично верили, что Акаев уйдет сам после трехдневного майдана, как говорил Алмазбек Атамбаев, который 24 марта 2005 года вел большую колонну рабочих, жителей северного региона, Бишкека, интеллигенцию, с «Форума» на площадь, то за его спиной разыгрывалась совершенно другая карта. И на арену вышли не только южные кланы, но и наркобароны, и даже криминалитет. Чего только стоят признания Рыспека Акматбаева, который заявил в своем последнем интервью 6 мая 2006 года: «Я был со своими людьми на площади. Вот все ходят, бьют в грудь, что они сделали революцию, что они вытащили народ. Все знают, кто туда выходил. Этим политикам просто повезло, мы дали некоторым возможность войти туда и сесть в это кресло».

Более того, Рамазан Дырылдаев в одном из интервью заявил, что к революции имеют отношения и представители международного криминалитета братья Черные. «В революции использовали не совсем честные деньги, деньги различных преступных групп. Я отслеживаю информацию по СНГ и в частности по Центральной Азии, у меня была информация о других лицах, кто был связан с братьями Черными, поэтому, если логично выстраивать схему, похоже, что эта связь существует. Если это на самом деле так, то ничего хорошего ждать нельзя.За финансирование в 50 млн долларов придется расплачиваться всей стране», - заявил он в своем интервью.

Передел акаевского наследия

По словам того же Дырылдаева, Акаев и его семья за 15 лет правления расхитили и присвоили до 4 млрд долларов. Возможно, мы когда-нибудь узнаем точную цифру. Но зато с после первых же дней после революции мы стали свидетелями того, как свои загребущие ручонки к госбюджету и акаевским объектам протянул Максим, младший сын Бакиева.

Официально был создан комитет по расследованию происхождения всего акаевского имущества. Было там порядка 200 прибыльных предприятий, магазинов и фирм. И новая власть во главе с Данияром Усеновым обещала выяснить, что было отобрано у предпринимателей рейдерским способом людьми Айдара, и как это имущество вернуть народу. Но очень быстро появились слухи, что все имущество Акаевых пытаются присвоить клан Бакиевых и их приближенные.

Об этом ярко рассказал Исхак Масалиев в интервью, которое он дал мне в июне 2005 года. В ночь 25 марта ему предложили возглавить комитет по налогам и финансам. «Откровенно скажу, этот комитет был источником обогащения семьи президента Акаева и лиц, приближенных к его сыну. Надо сказать, там крутились огромные суммы. По моим прогнозам, где-то до двух миллионов долларов ежемесячно собиралось через этот комитет, из которых большая часть отдавалась сыну президента, оставшаяся делилась между руководителями силовых структур, людьми, которые занимались сбором этих денег, и другими чиновниками этой коррупционной системы», - рассказал тогда Исхак Масалиев.

Тогда Масалиев очень аккуратно и осторожно заявил, что «тут и там склоняют имена братьев и сыновей Бакиева».«Среди народа больше ходит слухов о Максиме Бакиеве. Я лично не знаком с этим молодым человеком. Я говорил об этих разговорах Бакиеву. Это само по себе симптоматично и неприятно. Бакиев сказал, что дал указание сыну не вмешиваться ни во что. Молодой человек – предприниматель, он знаком со всей этой системой, и если не вмешивается, то какое-то участие, наверное, принимает. Это неправильно», - говорил Масалиев.

Самым лакомым куском была таможня. И, по информации Масалиева, должность начальника таможни была продана за 150 тысяч долларов. Деньги получили люди, приближенные к Бакиеву.

Позже отстраненный от должности  генерального прокурора Азимбек Бекназаров расскажет мне в интервью в сентябре 2005 года, что Максим Бакиев и Данияр Усенов начали передел госсобственности. «Младший сын Бакиева - бизнесмен. Проблема в том, что предприниматели и бизнесмены, чтобы спокойно жить, сами приходят к Максиму и «отмечаются». «Отмечаются» и руководители предприятий. Кто-то дает часть своих акций или материальных средств, чтобы остаться в должности. Такой торг открыто идет. Например, по «Северэлектро», по «Кыргызгазу», поэтому там работает все прежнее руководство, - откровенничал  Бекназаров 11 лет назад. -  Кыргызстан – маленькое государство, что у нас есть? «Северэлектро», «Кыргызгаз», золотые месторождения «Кумтор», «Джеруй», собираются строить алюминиевый завод. Заметно идет влияние братьев Черных (представители криминальной элиты, контролировавшие 2/3 металлургических предприятий бывшего СССР. - Ред.)».

Первая кровь

Уже в апреле 2005 года вчерашние соратники-революционеры начали критиковать Бакиева за неадекватную кадровую политику. А позже единогласно пришли к выводу, что Бакиев и его штаб по сути украли победу в революции у народа. Но голоса их становились все тише, потому что тогда уже включился «кровавый конвейер». Политиков и общественных деятелей, не согласных с Бакиевыми, начали убивать.

10 апреля 2005 года был убит в собственном доме известный каскадер Усен Кудайбергенов. Накануне убийства он принимал активное участие в митинге против самозахватчиков земли в окрестностях Бишкека. Инициативу с самозахватом спустя много лет упорно приписывают Усену Сыдыкову.

10 июня 2005 года в 15.00 в центре Бишкека застрелен депутат и предприниматель Жыргалбек Сурабалдиев. Бакивская власть пыталась очернить его и связать убийство с тем, что он пытался накануне мартовской революции противостоять митингующим. Однако его дочь Эльвира Сурабалдиева рассказывала, что сразу же после убийства ее отца Максим Бакиев предложил ей добровольно отдать авторынок «Кудайбернген». 

Мало кто помнит и может провести параллель, но огромная роль в том, что криминал начал влиять, а потом и пришел во власть, принадлежит и так называемому «бульдозеру революции» Азимбеку Бекназарову. В мае 2000-го года  Генеральная прокуратура, которую возглавлял Азимбек Анаркулович, вдруг отпускает на волю некоронованного «вора в законе» Рыспека Акматбаева. Отпускает небескорыстно, тогда называлась сумма в 100 тысяч долларов. Именно с помощью Рыспека клан Бакиевых и запускает «конвейер смерти».

Первой жертвой из вчерашних соратников Бакиева в сентябре 2005-го года стал депутат Баяман Эркинбаев. Бекназаров так объяснил это убийство: «Я уверен, что все кровопролитие вокруг Кара-Суйского рынка произошло по вине МВД и СНБ (силовым блоком на юге в тот период негласно руководил Жаныш Бакиев. - Ред.). 9-10 июня они организовали захват рынка Баямана. Зачем? Чтобы убрать Баямана из президентской гонки. Вот причина. Чтобы выслужиться перед Бакиевым. Власти и спецслужбы сами организовали захват рынка. Кстати, один из братьев Бакиева участвовал в этих захватах». Далее «убрали» Тынычбека Акматбаева. И вновь убийство связано с криминалом, убили его в октябре 2005 года на зоне, куда он прибыл с депутатской комиссией на инспекцию. На самом деле его визит по колониям  Кыргызстана негласно означал бы, что тогдашний «вор в законе» Азиз Батукаев уже никто. И власть на всех зонах принадлежит его брату Рыспеку. По некоторым данным, это была своеобразная плата Бакиевых некоронованному «вору в законе» Рыспеку за помощь в «революции». Батукаев не мог смириться с такой постановкой вопроса. И именно в исправительной колонии-31, где проживал Батукаев в двухэтажном особняке, мотая срок, Тынычбека Акматбаева зверски убили. А вместе с ним и его помощников и начальника ГУИН.

Выборы  Бакиева

На фоне столь бурных событий официальная жизнь тоже бурлила. Предстояло узаконить Бакиева в должности президента страны. Но на выборах свои кандидатуры планировали выставить такие маститые политики, как Алмазбек Атамбаев, ОмурбекТекебаев, Феликс Кулов и другие. В тот момент началось острое противостояние севера и юга и даже ходили слухи о возможной гражданской войне. Дело в том, что новая власть под видом чистки кадров от акаевских начала увольнять всех уроженцев севера с ключевых должностей и ставить своих сторонников. Чтобы снять это напряжение, 12 мая было объявлено, что Курманбек Бакиев и Феликс Кулов заключили соглашение, по которому последний отказывается от участия в президентских выборах, а в случае победы на них Бакиева соглашается на должность премьер-министра.

Это немного разрядило обстановку. Кроме того, маститые политики ради сохранения стабильности в обществе отказались от участия в выборах.

Но прямо перед выборами появилась новая угроза: откуда ни возьмись на политическом поле появился новый кандидат в президенты Урмат Барыктабасов, которого новая власть тут же связала с Акаевыми. 17 июня сторонники Барыктабасова митинговали возле Белого Дома с требованием, чтобы его зарегистрировали кандидатом в президенты. В какой-то момент ворота ограды распахнулись, и толпа из нескольких сотен человек проникла в здание. Митингующие сами удивились этому и разбрелись по зданию, с любопытством озираясь и гуляя по этажам. Неожиданно милиция начала применять спецсредства – светошумовые гранаты и слезоточивый газ. И буквально за считанные минуты все митингующие разбежались и из здания, и с площади.

После этого разгона и.о. президента Курманбек Бакиев выступил на пресс-конференции, заявив свою знаменитую фразу: «Я бежать не буду. Я ничего не сделал, чтобы убегать из своего родного Кыргызстана. А если понадобится, буду с оружием в руках защищать и это здание, и новую власть. Я умею обращаться с оружием».

Тогда эта пророческая фраза была воспринята кыргызстанцами с воодушевлением. Народ устал от политического бардака и хаоса. В этот период целый месяц митингующие сидели в здании Верховного суда и парализовали работу высшего судебного органа. На местах каждый день шли захваты районных и областных администраций родственниками то одного, то другого башкармы. На угольном разрезе Кара-Кече творил настоящий беспредел никому не известный тогда Нурлан Мотуев. Поэтому кыргызстанцы сделали вывод, что Курманбек Бакиев – человек смелый и решительный, который установит, наконец, законность в стране. И только единицы заметили во всей этой истории с барыктабасовцами некий фарс. Они говорили, что это было лишь шоу, и реальной угрозы митингующие не представляли. Власть специально организовала это показательное выступление силовиков, запустив в толпу 100 провокаторов, которые открыли ворота и повели людей за собой.

Это шоу дало плюсы в копилку нового, никому не известного политика Курманбека Бакиева. 10 июля 2005 года состоялись досрочные выборы президента Кыргызстана, на которых с ошеломительным успехом выиграл Курманбек Бакиев, набрав 88% голосов.

Ошибки кыргызских политиков

По мнению Исхака Масалиева, самой главной ошибкой того периода стало то, что люди, которые участвовали в революции, тот же Атамбаев, Эшимканов, Назаралиев и другие, - не сели за стол переговоров и не обсудили принцип формирования правительства, власти, отношение к парламенту, к Конституции.

«Мне кажется, что коль поводом революции стали выборы, необходимо было итоги выборов отменить. Второй ошибкой было то, что не были отправлены в отставку руководители высших судебных органов, а вместо этого эти люди стали чуть ли не советниками Бакиева. Они 15 лет советовали Акаеву и досоветовались. Третье, кадровая политика оставляет желать лучшего. Люди ждут новых имен. Надо было подходить к этому вопросу более решительно. Можно было конкурс провести или еще что-то. Мне не нравятся назначения руководителями министерств и ведомств сомнительных людей. Например, руководителем Госрезервов назначили человека, которого я хорошо знаю и считаю, что он не достоин там работать. Или взять министра финансов Акылбека Жапарова, он в Кочкорском районе стрельбу устроил, полицейских с собой взял, но ничего, работает дальше. У Данияра Усенова прожекты за прожектами. Ну нельзя так, он ведь высшее должностное лицо. Всему, о чем он говорит, люди верят, потом разочарование будет. Самое обидное, что новые власти безвылазно сидят в Бишкеке, ни один чиновник нового правительства по районам не ездил еще, с людьми не встречался», - говорил в июне 2005 года Масалиев. Рамазан Дырылдаев ему вторил в октябре 2005 года: «Почти сразу после революции начались первые разочарования. Меня потрясли кадровые назначения. На высокие должности пришли люди, которые дискредитировали себя еще при Акаеве как душители демократии. На днях я был на юге, там абсолютно не довольны действиями нового президента, нового правительства. Аксакалы говорят: «Мы ошиблись. С юга выходцы всегда были честными, например, Исхак Раззаков, Абсамат Масалиев. А новый лидер нас дискредитировал».

Лейла Саралаева

Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям