Кыргызча

Рабы немы?

14:13, 29 Мая 2015

В XXI веке в существование работорговли сложно верится. Однако сегодня, по данным Интерпола, торговля людьми приносит около 39 миллиардов долларов в год и уступает по прибыльности только наркоторговле и торговле оружием. Оказаться жертвой торговцев может практически любой гражданин из любой страны мира. В том числе и Кыргызстана. При этом республика из страны-экспортера уже стала и страной-транзитом, и страной-импортером.

По оценкам правоохранительных органов КР, в республике активно действуют преступные сообщества, которые поставили на поток незаконную отправку граждан страны за рубеж. Маршруты экспорта современного рабства пролегают как в страны СНГ, так и в Турцию, ОАЭ и другие страны. При этом такие преступления крайне тяжело раскрываются, поскольку жертва, во-первых, зачастую выезжает добровольно, а во-вторых, сама эксплуатация, т.е. преступление, происходит в другой стране.

Сексуальная эксплуатация, принудительный труд, долговая кабала, эксплуатация детского труда, «домашнее» рабство, попрошайничество, насильственное использование людей в вооруженных формированиях, торговля людьми для трансплантации органов и тканей – все это чудовищные формы одного и того же преступления.

Как сообщила в рамках организованного Центром ОБСЕ в Бишкеке тренинга «Торговля людьми: журналистская этика и социальная ответственность СМИ» советник по правам человека бюро ОБСЕ в Оше Грациелла Павонэ, торговля людьми – это масштабный бизнес с баснословной прибылью, который занимает третье место по популярности после торговли оружием и наркотиками.

– Стоит отметить, что торговля людьми является проблемой для всех государств-участников ОБСЕ. Такое положение дел угрожает безопасности и также является грубейшим нарушением прав человека. – сказала она. - Существует стереотип, что в рабство попадают только молодые женщины и мигранты. На самом деле наша практика показала, что каждый из нас может стать потенциальной жертвой преступлений подобного характера.

В МВД создан отдел по борьбе с этим видом преступности, однако, как признает оперуполномоченный Главного управления уголовного розыска Министерства внутренних дел Саламат Адылов, для Кыргызстана это новое направление.

- Кыргызстан все-таки больше является страной происхождения, вовлечения несовершеннолетних в проституцию. По делам вывоза очень сложно возбудить уголовное дело, потому что преступление происходит на территории другого государства. Сложно обвинить торговцев, поскольку они апеллируют, что только помогают с документами для трудоустройства. Но, тем не менее, в прошлом году было зафиксировано 19 фактов торговли людьми, 8 фактов вовлечения несовершеннолетних в занятие проституцией.

Он отметил, что зачастую правоохранительные органы прибегают к помощи диаспор для вывоза жертв, нежели к официальным каналам.

Эксперты отмечают, что торговля людьми – латентная проблема, поскольку в стране банально нет единого документа по идентификации жертв. Поэтому необходимо сначала его разработать, чтобы уже на его основании вырабатывать критерии для ведомств. А в стране нет госоргана, который бы координировал работу других госструктур.

Закон не работает

В то же время в Кыргызстане еще в 2005 году был разработан Закон о предупреждении и борьбе с торговлей людьми, но он не работает. Как отметила председатель рабочей группы ЖК по мониторингу в сфере торговли людьми Салтанат Бараканова, во время проведения изучения данного документа в частности и проблемы в целом, группа столкнулась с тем, что ведомство-субъект даже не знает о существовании данного закона. Например, в том же Министерстве труда, миграции и молодежи, который отвечает за реализацию данного закона, этим занимается всего 1 человек.

- Сотрудник занимается лишь сбором полученной информации по другим ведомствам. Нет даже необходимых штатных единиц. Для создания специального уполномоченного органа по вопросам торговли людьми необходимо утверждение президентом страны, но в настоящий момент этого нет, - сказала она.

Она пояснила, что ранее существовал Национальный совет по торговле людьми при президенте КР.

Сейчас его нет, точнее неизвестно, существует он до сих пор или нет. Но он носил совещательный статус, а нужна исполнительная власть. То есть этим занимается МВД, однако им тяжело возбудить уголовное дело в отношении вербовщика, так как по закону заявления одного пострадавшего недостаточно. Думаю, что по итогам мониторинга будет разработан дополнительный законопроект. Также у нас нет финансирования для реализации закона о торговле людьми. И то, что работают один, два человека в ведомствах, связано с отсутствием средств, – сказала эксперт. – Но, с другой стороны, Минфин отмечает, что ни один субъект с запросом дополнительного финансирования по работе, направленной против торговли людьми, до сих пор не обращался. Сейчас Кыргызстану необходимо подписывать соглашения на международном уровне, чтобы в кратчайшие сроки вызволять наших кыргызстанцев с табачных полей Казахстана, со строек России и увеселительных заведений Китая и Арабских эмиратов. Сейчас создана специальная комиссия, куда вошли 7 субъектов министерств и ведомств. В рабочую группу мы включили и экспертов. После окончания мониторинга будут результаты, комитет ЖК вынесет постановление.

Она также отметила необходимость создания Министерством социального развития специального реабилитационного центра для жертв торговли людьми и чтобы о его существовании знали повсеместно.

По словам представителя ОО «Эл Агартуу» Нуржан Убайдуллаевой, в Кыргызстане не разработаны национальные критерии идентификации торговли людьми. И поэтому возникают сложности в определении статуса жертвы, в дальнейших следственных мероприятиях. У каждого ведомства какая-то своя классификация, и понятно, что в целом работа с этой категорией людей практически не проводится.

Стереотипы и стигмы

- Хотелось бы отметить и существование стереотипов в отношении жертв торговли людьми, особенно тех, кто побывал в секс-рабстве, - сказала она. – Зачастую высказывается мнение, что женщина сама виновата, знала, куда едет. Но на самом деле многие не представляют о последствиях, соглашаясь на «высокооплачиваемую работу за рубежом». По сути, их вывозят обманом. У нас был случай, когда продали 82-летнюю женщину. Ее эксплуатировали в качестве попрошайки. Поэтому мнение, что продают только девушек – не совсем верное.

Подобные стереотипы, по словам эксперта, существуют и со стороны правоохранительных органов, поэтому не соблюдаются определенные процедуры допросов, когда с жертвой не надо говорить об определенных моментах.

- Зная стигматизацию, жертвы торговли людьми не хотят сотрудничать с правоохранительными органами, следовательно, не обращаются к ним, не возбуждаются уголовные дела, а в итоге, фактически преступление есть, но его как бы и нет, - говорит она. – Необходимо обучать сотрудников, как вести допрос жертв. В мировой практике, например, с жертвой – женщиной работает сотрудник женского пола, а у нас такого нет.

С таким мнением согласен и директор Центра содействия международной защите Акылбек Ташбулатов. Он заметил, что многолетняя практика сотрудничества с государственными органами показывает, что даже их представителям присуще относить жертв торговли к «особенному» социальному рангу, в некие «группы правовой неграмотности», дескать, жертва сама виновата, поэтому и «попала в этот водоворот несчастий».

- Мы проводили исследование, направленное на изучение малоизученных форм торговли людьми среди местных органов самоуправления и их территориальных подразделений. Так сама по себе проблема торговли людьми и идентификация жертв малоизвестна. Некоторые государственные органы даже не знают о ней. Нет координации между органами по этой проблеме, нет общего органа, нет национального механизма. Работа, которая проводится – спонтанная, ситуативная. Стигматизация же приводит к тому, что создается негативное впечатление о жертве и она не вызывает сострадания ни в обществе, ни у компетентных органов. Это стереотипное мышление надо искоренять. Очень важно, чтобы журналисты это поняли и старались отходить от элементов стигматизации, - сказал он.

Сегодня ОБСЕ активно сотрудничает в данном направлении с разными госструктурами, в том числе и с правоохранительными органами.

- Мы наладили контакты с МИДом, пограничной службой и органами самоуправления. Но особое внимание хочется уделить роли СМИ в освещении таких преступлений, как торговля людьми. Рассказывая о жертвах, журналисты возлагают на себя большую ответственность. Ведь именно они повышают осведомленность граждан об этой проблеме и формируют общественное мнение. Объективная журналистика имеет потенциал предотвращения торговли людьми и содействует развитию культуры нулевой терпимости к ней, – резюмировала Грациелла Павонэ.

Мария ОРЛОВА 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям