Кыргызча

Узген: трагедия – цена упрямства

08:29, 15 Мая

29 апреля в селе Аюу Узгенского района Ошской области сошел оползень объемом миллион кубометров. Гора накрыла семь жилых домов, 24 человека остались под землей.

Все случилось в семь утра – время какое-то заколдованное, уже не первая трагедия происходит в Кыргызстане именно в этот ранний час. Трагизм этого чрезвычайного происшествия максимально усилен тем, что стихийное бедствие не было внезапным. Склон начал движение за несколько недель до трагедии. 34 семьи переселили еще 3 недели назад. Разместили в школе, в палатках, у родственников. Но некоторые потихоньку вернулись в свои дома – чтобы навсегда остаться под десятками тонн сырого грунта. Вместе с детьми – 9 детей погибли во время стихийного бедствие.

Это место считалось непригодным для жизни уже 60 лет назад. Последние годы сельчан активно убеждали перебраться с опасного склона. Некоторые переселенцы получили ссуды еще в 2003 году, но все равно не оставили свои дома, более того, на опасном месте продолжали строить. Днем 28 апреля, когда стало ясно, что грунт движется все быстрее, власти Узгенского района еще раз приезжали в село и очень старались убедить местных жителей уехать. Акима Узгенского района Алишер Бакышев не скрывал нервного срыва перед камерами, ведь район небольшой, все друг друга знают.

«Мы просили всех переехать, приезжали, контролировали, а они потихоньку вернулись. Мы же силой их не увезем», - едва не плакал Бакышев.

В тот же день были госпитализированы три человека из числа родственников тех, кто остался под завалом. У одного из них диагностирован геморрагический инсульт, двое других получили диагноз «истерический невроз». Остальным жителям села теперь необходима психологическая помощь.

Разбор завалов продолжался до 4 мая, тела 8 погибших – в основном, детей – извлекли на поверхность земли. Откопать остальных не представляется возможным. Слишком велика масса грунта, не пробиться к братской могиле, где похоронены вместе с сельчанами имущество и скот, ради которых люди рискнули своей жизнью и жизнью своих детей.

Некоторых даже возмутила речь президента Алмазбека Атамбаева после трагедии – он очень эмоционально посетовал на поступок сельчан: «Ну ладно, ты сам хозяин или хозяйка дома, потому не хочешь переезжать, но в чем вина детей? Неужели жизнь скотины дороже жизни ребенка? Если дети будут здоровы, они смогут новую скотину купить… Может даже из них кто-то мог бы стать президентом… Я бы обратился к своим соотечественникам – жизнь скотины и имущество не ставить выше детей. Надо ведь и о детях немного думать. Если голова будет цела, то и скотина найдется. Бога надо бояться».

 

Некоторые – по инерции, видимо – попытались обвинить власти в случившемся. Несмотря на все меры, которые были приняты. Наверное, это такой способ психологической защиты у нас, самый примитивный – что бы ни случилось, кричать «Доколе?» и показывать пальцем на Белый дом. Наверное, мы должны переболеть этим. Но ведь трагедия гораздо глубже. И касается все это не только так ужасно просчитавшихся сельчан. Мы живем сегодняшним днем, не думая о том, что рискуем будущим, своим и своих детей.

Вот что сказал за две недели до трагедии журналистам министр чрезвычайных ситуаций КР Кубатбек Боронов: «Законодательство не разрешает принудительное переселение граждан. Но в 2014 году МЧС вывезло жителей Кара-Кульджинского и Алайского районов, снесло их дома, купило им материалы для строительства нового жилья в безопасных зонах, хотя это не входит в обязанности ведомства. Но суд запретил нам переселять людей, так как это является нарушением их конституционных прав. Местные власти обязаны проводить разъяснительные работы и выделять участки в безопасных местах. Переселение проводится только через разъяснение, никак не принудительно. Но равнодушие граждан, их беспечность приводит к другим обстоятельствам. Например, в Узгенском районе житель приехал в пустующий дом сортировать картошку, его накрыл оползень. Бывали случаи, когда семьи переезжали в безопасные места еще несколько лет назад, но вырастив детей, возвращались в свои дома».

Это – чистая правда. Список трагических происшествий по такому же трагическому сценарию в одном Узгенском районе впечатляет. Только 26 марта нынешнего же года  в том же айылном аймаке Зергер под оползнем осталась семья из 6 человек. Тогда грунт накрыл пять домов, люди жили только в одном из них. Районные власти точно так же много раз предупреждали, что оставаться на насиженном месте нельзя. Четверо детей 2010, 2011, 2013 и 2015 годов рождения погибли вместе с родителями. Поразительно, но отец погибшего главы семейства в свое время получил ссуду, разрушил свой дом и построил другой на правом берегу реки Ничке-Сай. Все семейство благополучно переселилось. Но в 2010 году его сын, Омурзак Эгемкулов, вместо старого дома отца построил 2-комнатный дом на прежнем, опасном месте. Потому, что оно ему больше нравилось. Через семь лет упрямство закончилось трагедией. Все – абсолютно все до единого взрослые жители села Аюу, погибшие 29 апреля, знали об этой истории. Она никого ничему не научила.

В 2003 году на село Кара-Тарык Узгенского района сошел горный оползень. Тогда в результате разгула стихии погибли 38 человек. Все шло по тому же сценарию – предупреждали, уговаривали, не достучались. Местные власти начиная с 1994 года неоднократно предлагали местным жителям покинуть горный кишлак и переселиться в более безопасное место, однако они все время отказывались.

В 2002 году даже шла речь о принудительном переселении 30 домов, однако сельчанене категорически отказались покидать обжитые места. Дело тогда доходило до стычек с представителями властей. И в результате 12 домов из тех 30 оказались под завалами.

За три дня до катастрофы сотрудники МЧС попытались предотвратить трагедию в Кара-Тарык. Они обошли дома, снова предлагая жителям временно переселиться в безопасное место. Нарвались на агрессию. А потом произошло непоправимое.

Именно после той истории часть узгенцев взяла ссуды и снялась с привычных мест, перебравшись в более безопасные. Но – увы – не большинство. Подобные истории в разной степени трагичности повторялись еще несколько раз. Сейчас правительство рассматривает вопрос о выделении территории в 105 гектаров на юге республики для последующего предоставления земельных участков гражданам, переселяемым из потенциально опасных зон. Возобновится практика ссуд. Однако кто убедит упрямых сельчан?

По данным МЧС, и сегодня в опасных зонах остается не меньше двадцати тысяч человек. То же ведомство предупреждает, что снежная и продолжительная зима, дождливая весна повлекут за собой еще сходы оползней. Беда может повториться еще в нескольких районах Ошской области – Алайском, Базар-Коргонском, Сузакском и Кара-Суйском.

Неблагоприятная ситуация складывается и в Нарынской области, там тоже немало семей продолжают оставаться в опасных зонах.

«По республике опасных зон много, - рассказал журналистам Кубатбек Боронов. - Большая часть – в Ошской и Джалал-Абадской областях, некоторая часть - в Баткенской области. Из-за подъема уровня подземных вод опасность есть в Таласской и Чуйской областях. Только в Джалал-Абадской области переселению подлежат 1,5 тысячи семей. Всего их около 4 тысяч». И добавил, что оползни еще будут, причем, в том числе в неизвестных МЧС местах, в тех, которые не на особом счету. Погода в этом году экстремальная, это и есть причина беды.

1 мая в селе Курбу-Таш в Ошской области сошедший оползень накрыл 3 жилых дома, в расположенном по соседству селе Жалпак-Таш земляные массы разрушили еще 10 домов.В селе Жалпак-Таш из-за высокой вероятности схода новых оползней под угрозой разрушения остаются местная школа, детский сад, фельдшерско-акушерский медпункт и здание мечети. В них никого не было, люди вняли предупреждениям и согласились на эвакуацию. Станет ли такой подход массовым явлением, или нужна трагедия больших масштабов, чтобы внять реалиям и оставить опасные участки навсегда?

Подготовил Апас Зарипов 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям