Кыргызча

Центральная Азия: под прицелом экстремизма

08:36, 14 Декабря 2015

На сегодняшний день в Сирии и Ираке на стороне радикальных религиозных движений воют от 2 до 4 тысяч выходцев из стран Центральной Азии. Из них более 500 граждан Кыргызстана.В военном конфликте на стороне ИГИЛ погиб 51 кыргызстанец. 60 из тех, кто вернулся, привлечены к уголовной ответственности. “Сирийскийфактор”, несмотря на свою географическую отдаленность от Центральной Азии, сегодня оказывает серьезное влияние на геополитическую ситуацию в регионе.

На региональной конференции “Религиозная радикализация в Центральной Азии: мифы и реальность”, организованной бишкекским представительством британского Института по освещению войны и мира (IWPR), большинство выступлений экспертов были посвящены проблемам международного экстремизма в регионе на фоне обострения ситуации в Афганистане и на Ближнем Востоке.

По словам регионального директора Института по освещению войны и мира по Центральной Азии Абахона Султоназарова, через организацию такого рода дискуссионных площадок с участием представителей государственных органов, силовых структур, экспертного и журналистского сообществ, возможно, удастся внести свой вклад в противодействие религиозному экстремизму.

Сегодня остро необходима кооперация между различными структурами и гражданским обществом Центральной Азии, чтобы эффективно противостоять распространению разрушающих идей и вовлечению все большего числа людей в экстремистские организации, в особенности молодежи и женщин”, - отметил Султоназаров.

Под прицелом – трудовые мигранты

Ведущий научный сотрудник Института востоковедения в Ташкенте Бахтияр Бабажанов на конференции поделился историями из своих полевых исследований, в которых он пытался понять мотивы тех, кто едет воевать в Сирию и Ирак.

Мне удалось неофициально и кратко побеседовать с молодым человеком, который был завербован в ряды ИГИЛ. В марте этого года Бахадир чудом бежал оттуда. По его словам, он был завербован в ряды ИГИЛ в России неким Ринатом после того, как потерял работу на стройке в Нижнем Новгороде (Россия). Новые “друзья” Бахадира предложили ему разовую помощь, помогли найти временную работу, новое жилье и даже купили новую одежду. Бахадир признался, что он в тот момент словно нашел опору, когда падал в пропасть. В итоге ему предложили поехать в Сирию и заниматься там тем же, чем он занимался в России, то есть, строить дома, ремонтировать, но уже за более высокую оплату. На территорию Сирии он попал через Турцию. По прибытию его сразу же отправили в военизированный лагерь для тренировок. Обещанные деньги остались лишь обещанием. Ему платили, но намного меньше, чем сулили в России. Бахадир во время интервью уверял меня, что там таких много, тех, кто дал себя завербовать, чтобы оказаться в Сирии в надежде хорошенько подзаработать, не подозревая о последствиях”, - сказал эксперт Бабажанов.

По его словам, сегодня жертвами вербовщиков все чаще становятся трудовые мигранты из стран Центральной Азии в России. Они первыми столкнулись с негативными последствиями экономического кризиса. Ухудшение российско-турецких отношений с замороживанием бизнес-проектов еще окажет влияние на общую ситуацию, потому что в турецких строительных компаниях работало много выхлдцев из Центральной Азии.

Продолжение тренда – активизация деятельности Исламского движения Туркестана, Союза исламского джихада или “Хизб-ут Тахрира” в России, в среде легальных и нелегальных трудовых мигрантов из стран Центральной Азии. Ведь из-за жесткой позиции официальных органов Узбекистана и Таджикистана большинство радикалов не живет в своих странах, а приезжают в Кыргызстан и оттуда – в Россию, где с ними борются гораздо слабее. Численность трудовых мигрантов в России из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана составляют порядка 3,8 – 4 млн. человек, и для радикалов это питательная среда, когда в условиях чуждого культурного окружения мигранты общаются только со “своими””, - отметила директор Ассоциации политических исследований (Казахстан) Карлыгаш Нугманова.

Эксперт из Узбекистана выделил следующие причины вербовки в ряды ИГИЛ. “Во-первых, это так называемая “самовербовка”, то есть, добровольное и самостоятельное присоединение к джихадистским движениям. Здесь срабатывают пропагандистские клише экстремистских организаций. В какой-то мере здесь присутствует элемент “героизации”, я бы даже сказал “романтической героизации” джихада на фоне дефицита социальной самореализации молодых людей. Во-вторых, это сакрализация “священной борьбы” через яркую и броскую рекламу. В-третьих, это элементарный поиск острых ощущений и единомышлеников. И, напоследок, нельзя сбрасывать со счетов и материальную сторону, когда новым наемникам сулят огромные деньги и вербовщики получают солидную оплату за свою работу”, - сказал в заключении эксперт Бабажанов.

Карлыгаш Нугманова также считает, что стратегической задачей ИГИЛ является создание дуги нестабильности в иранском направлении с дальнейшим выходом на западную часть Казахстана и Кавказ. Проникновение групп с территории Афганистана в густонаселенную Ферганскую долину через Таджикистан имеет цель создание другого очага напряжености, который будет уже направлен против Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана.

Впервые о боевиках из Центральной Азии стали говорить с 2013 года. Сегодня на стороне джихадистов воюют граждане всех пяти стран региона. В конце 2014 года председатель КНБ Республики Казахстан Нуртай Абыкаев отметил, что в рядах ИГИЛ сражаются 300 выходцев из Казахстана, которые вошли в специально созданный “Казахский жамагат”. Одно из его подразделений составляют дети. Ровно половину казахских боевиков составляют женщины. Все – молодые, трудоспособные люди в возрасте от 19 до 43 лет. Подавляющее большинство завербованных казахстанцев уроженцы Джезказгана, Караганды, Актюбинска и Восточно-Казахстанской области. Эти данные разрушают стереотип, что очагом активной религиозной радикализации является южные регионы Казахстана”, - сказала эксперт из Казахстана.

Выход один – укрепление соседских взаимоотношений

По словам Нугмановой, сегодня перед странами Центральной Азии стоят серьезные вызовы, игнорирование которых может иметь далеко идущие последствия для всех.

Религиозный экстремизм вполне способен в перспективе превратиться во внушительную политическую силу, претендующую на создание альтернативы действующим конституционным строям в ряде стран. Так называемая “тихая” экспансия под видом благотворительных организаций, просветительская работа в частных учебных заведениях, медресе постепенно уступают место радикальным методам насаждения религиозного экстремизма”, - заявляет эксперт Нугманова.

Ряд экспертов, выступая на конференции особо подчеркнули, что странам Центральной Азии не стоит сильно уповать на международные организации, приводя в качестве примера провальные военные и гуманитарные миссии в разных частях мира.

Сегодня необходимо не информационное сопровождение, а информационное подталкивание внешнеполитических решений. Мир сейчас живет в режиме начинающейся войны. Обстановка в Центральной Азии непростая. Действовать сегодня надо в превентивном режиме, поэтому надо особое внимание обратить на усиление процессов интеграции в регионе,на укреплении взаимосвязей с соседними странами”, - отметила в своем выступлении эксперт из Казахстана.

Особая роль в вопросах безопасности региона была уделена Афганистану. Эксперты из Казахстана даже высказывали такую мысль, что возможное вступление Афганистана в ШОС на правах полноправного члена может положительно сказаться на развитии общей ситуации в этой стране. Эксперты опасаются, что дальнейшая активизация движения “Талибан” и возможного его слияния с ИГИЛ может создать серьезную угрозу для безопасности всего региона.

На конференции экс-сотрудник Совета безопасности при президенте Республики Таджикистан Бахтиер Рахмонов сообщил, что ежегодно пограничными войсками Таджикистана на границе с Афганистаном фиксируются более 100 фактов нарушения режима охраны межгосударственной границы, в том числе вооруженными группами в дерзкой форме.

В советское время эти 1 тысячу 344 км. советско-афганской границы охраняли более 30 тысяч военнослужащих. Сюда входили и специальные войска, и авиация. Таджикистан поступательно предпринимает комплекс мер по укреплению своего пограничного потенциала, но без помощи извне ему не обойтись. По приблизительным подсчетам, на дополнительные мероприятия в этом направлении требуется порядка 45 млн. долларов. Таджикские власти рассчитывают, что в скором времени будут полностью реализованы все решения об оказании помощи нам в укреплении таджикско-афганской границы. На долю моей страны выпала сложная миссия буфера на пути расползания по всему постсоветскому пространству терроризма, радикального экстремизма, контрабанды оружия и наркотиков”, - сказал в заключении Рахмонов.

Итогом работы конференции стала выработка рекомендаций для различных структур, госорганов, СМИ и гражданского общества Центрально азиатского региона. Главный посыл – объединение наших усилий в противостоянии новой угрозе.

Алмаз Исманов, Бишкек

  

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям