Кыргызча

Реформа армии необходима

15:50, 28 Февраля

Наверное, нет в Кыргызстане более проблемной и нуждающейся в реформах структуры, чем армия. Однако военные не слишком любят посвящать в свои дела журналистов – и это логично и правильно. В обеспечении безопасности государства второстепенных вопросов не бывает. Любые решения, даже те, которые кажутся на первый взгляд незначительными, должны быть направлены на решение главнейшей задачи – укрепление обороноспособности страны. Поэтому весь спектр проблем необходимо рассматривать в комплексе.

Сегодня наш собеседник – генерал-майор Райимберди Дуйшенбиев, начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Кыргызской Республики. Мы поговорим об армии, конечно. Но и о семье тоже. Ведь в нашем мире все это взаимосвязано.

НЛ: Райимберди Сейдакматович, почему столько разговоров о необходимости реформирования Вооруженных Сил, что эта реформа даст в итоге? Значит ли это, что появился новый условный враг и ситуация требует корректировок?

Дуйшенбиев: Реформы необходимы, нужно постоянно совершенствоваться. Сегодня перед нами стоят вполне реальные угрозы. Расширение масштабов международного терроризма и религиозного экстремизма; непрекращающая деятельность международной наркомафиии; нерешенность приграничных вопросов, тесно связанных с делимитацией и демаркацией границ; усиление сепаратистских тенденций, межэтнических противоречий – это отнюдь не условные риски, а самые настоящие. Мы должны быть готовы к таким вызовам и угрозам. Как показывает практика, ни одно государство не в состоянии самостоятельно бороться с современной террористической угрозой. Конечно же, в этой связи совместные военные учения и сотрудничество помогают усовершенствоваться, обработать необходимые в таких случаях военно-тактические навыки.

Наше государство находится в непосредственной близости от неспокойных регионов, где активно действуют незаконные вооруженные формирования, пропагандирующие идеи религиозного экстремизма и терроризма. Определенное беспокойство вызывает активизация приверженцев ИГИЛ в Афганистане, их стремление перенести военные действия с территории Сирии и Ирака в Центральную Азию.

Поэтому в условиях усиления внешних угроз была острая необходимость в реформировании структуры управления армией, создание единого центра оперативного управления Вооруженными Силами в лице Генерального штаба. В его структуру вошли все Вооруженные Силы, включая пограничную службу.

Наша цель – построить мобильную и компактную армию, которая может эффективно реагировать на все вызовы, которые стоят перед ней. Она должна быть боеспособной и современной, обеспеченной необходимым количеством оружия и военной техникой.

НЛ: Как согласуются все кардинальные реформы в структуре армии с нашим членством в ШОС и ОДКБ?

Дуйшенбиев: Прежде всего мне бы хотелось подчеркнуть, что Кыргызская Республика не имеет никаких целей экспансии, агрессии и территориальных притязаний, решаемых военнной силой. В вопросах обеспечения национальной безопасности мы действуем на тех принципах мирного урегулирования, невмешательства во внутренние дела других государств, которые зафиксированы в межгосударственных и международных документах. Наша цель номер один в военной политике государства – создание условий для мирного и стабильного развития государства, защита его сувернитета и государственной целостности, предотвращение агрессии.

В рамках нашего военного сотрудничества внутри ШОС и ОДКБ мы проводим комплекс различных мероприятий, которые способствуют усилению военного потенциала наших Вооруженных Сил. В прошлом году мы впервые в истории современного Кыргызстана провели масштабные военные учения по линии этих организаций. Как раз одной из целей этих учений была отработка военно-тактических навыков противодействия терроризму в горных условиях. По итогам этих учений почти все международные эксперты в вопросах безопасности, представители военных структур других государств отметили высокий уровень подготовки наших специальных подразделений. В этих учениях с нашей стороны приняли участие свыше двух тысяч военнослужащих. Мы показали себя с хорошей стороны.

НЛ: В последние годы усиливается сотрудничество с Индией по созданию мобильных горных военных подразделений. Можете немного подробнее рассказать об этом?

Дуйшенбиев: Кыргызско-индийское военное сотрудничество в этом вопросе стало активно развиваться с 2011 года. Мы проводим совместные учения по горной подготовке специальных военных подразделений.

Наша страна преимущественно горная, поэтому для нас принципиально важно развивать и усовершенствовать навыки военных с учетом этих особенностей. Все мы помним 1999 год, когда незаконные вооруженные формирования вторглись на территорию Кыргызстана в труднодоступных горных зонах.

В прошлом году наши военные совместно с индийскимии коллегами прошли специальное обучение с применением военного альпинизма. Сейчас вот в Кок-Жангаке идут совместные учения кыргызских и индийских военнослужащих.

Кроме этого, в Балыкчи при поддержке индийской стороны активно идут работы по строительству кыргызско-индийского центра по подготовке военных, специализирующихся на операциях в горных условиях. Индия взяла на себя все расходы, связанные с созданием этого центра.

НЛ: Какие еще государства оказывают нам военную помощь? И в чем она выражается?

Дуйшенбиев: На сегодня такую помощь нам оказывают Россия, США, Китай, Турция, Индия, Казахстан и ЕС. Общий объем предоставленной помощи на безвозмездной основе составил 9 млрд сомов за весь современный период.

Например, на последних масштабных военных учениях китайская армия взяла на себя всю логистику. Они построили военные казармы, обеспечили бойцов и офицеров всем необходимым для этих учений. Также они предоставили нам современные военные джипы, которые легко передвигаются по горной и пересеченной местности. Турецкая сторона активно помогает нам по обеспечению современными линиями связи и обмундированием. Наши военнослужащие, офицеры обучаются в профильных военных вузах России и Казахстана.

НЛ: Не получится ли так, что, обучая солдат в государствах с различной политической и военной системой, мы можем получить в будущем конфликт взглядов и мнений по поводу военного развития нашей страны?

Дуйшенбиев: Думаю, это исключено, потому что военнослужащие, составляющие командный состав, костяк кыргызской армии, обучаются только в России и Казахстане. У нас схожая система, потому что нас объединяет общее прошлое. Мы обучались в одних и тех же вузах. В Китае и Турции мы готовим исключительно узких специалистов. Например, военных переводчиков, которые очень нужны в нынешних условиях. В Турции очень развита военная медицина, поэтому там обучаются наши военные медики.

НЛ: Как обстоят дела с финансированием Вооруженных Сил, есть ли сдвиги?

Дуйшенбиев: С каждым годом финансирование растет. Если сравнить с прошлыми годами, рост заметен. Сейчас ситуация выглядит намного лучше, чем десять лет назад. Наши военнослужащие одеты, обуты, обеспечены трехразовым питанием. Оперативно решаются вопросы социального характера. Наши офицеры никогда не думали, что когда-нибудь могут получить жилье от государства, которому служат. В прошлом году военные получили дома в Бишкеке, в этом году планируем сдать еще жилье в столице, Баткене и Оше. Все эти дома строит государство. За последние шесть лет по этой линии сдали в эксплуатацию 451 квартиру! Понимаете, когда военный не задумывается о социальных вопросах, когда обеспечен жильем и нормальной заработной платой, он способен думать о своих прямых обязанностях. Это реальный вклад в обеспечение национальной безопасности.

НЛ: Кстати, о реформах. Может быть, нам действительно стоит отказаться от регулярной армии в пользу компактной профессиональной армии?

Дуйшенбиев: Я считаю, отказ от регулярной армии в нынешних условиях вряд ли оправдан. Вооруженные Силы составляют основу национальной безопасности, они необходимы. В таких странах, как Россия, Германия, не отказываются от регулярной Вооруженных Сил.

НЛ: Но это большие и имеющие финансовые возможности государства. В отличие от нас...

Дуйшенбиев: Согласен, но есть некоторые нюансы. Регулярная армия – это постоянная связь между обществом и Вооруженными Силами. Обязательная воинская служба создает условия для военной подготовки всего населения, не выделяя какую-то отдельную социальную группу. Мы готовим резерв. Вдруг потребуется мобилизация населения? Как тогда обучать совершенно не подготовленных людей? В последний осенний призыв выяснилось, что 30% от общего количества призывников – молодые люди с высшим образованием. Таким образом менятся и качественный уровень личного состава. Как вы знаете, мы закрыли все военные кафедры, за исключением военной медицины, там своя специфика, потому что действующие на тот момент кафедры не отвечали нашим армейским требованиям. Когда наши специалисты проверяли уровень подготовки студентов, прошедших там обучение, они были сильно разочарованы. Мы не просто взяли и закрыли военные кафедры. Мы взяли под свой контроль подготовку военных специалистов с высшим образованием.

НЛ: Одним из самых проблемных вопросов, связанных с армией, является дедовщина. Как Вы собираетесь с этим работать?

Дуйшенбиев: Да, вы правы, эти отдельные случаи создают негативный образ армии, активно тиражируясь в социальных сетях.

Мы стараемся решать такие вопросы оперативно, чтобы такие факты не бросали тень на кыргызскую армию. Моим первым распоряжением в качестве главы Генерального штаба было размещение в рамках одного воинского подразделения военнослужащих одного призыва. Так мы исключили возможность контакта между старослужащими и новобранцами. Этот опыт был успешно апроборирован в пограничной службе, которой я руководил до этого. Конечно же, нельзя исключать отдельные случаи. Армия – это мужской коллектив, разные ситуации бывают. Человек находится в армии всего один год, мы его получаем таким, какой он есть, со всеми минусами и плюсами. Чтобы исключить такие действия, военные воспитатели должны находиться в постоянном контакте с военнослужащими. Он на сутки заступает, должен все время быть с личным составом. В помощь им мы внедряем систему автоматизированных психодиагностических технических средств, мы закупили два комплекта такого оборудования. Сейчас они проходят тестовое испытание. Также ввели должности военных психологов, в задачи которых входит использование коррекционных, диагностических и психологических методов и техник для решения проблемных вопросов в личностных взаимооотношениях военнослужащих всех уровней.

НЛ: Как поднять престиж армии в наших условиях?

Дуйшенбиев: Нужен комплекс мероприятий, и здесь армии нужна поддержка со стороны общественности, потому что корни неуставных отношений зачастую возникают еще до прихода молодого человека в армию. Мы работаем с тем, что имеем. За год сложно перевоспитать человека. Ну, конечно же, нам нужно усилить работу с общественностью и журналистами. Мы очень мало освещаем свою деятельность. Про нас вспоминают, когда какое-то ЧП происходит. Когда я служил в пограничных войсках, мы наладили постоянный канал связи с журналистами, делились информацией, рассказывали все, как есть, в рамках соблюдения государственной тайны, разумеется. Знаете, это дало мощный эффект. Мы получили реальную поддержку от общественности.

НЛ: А чем будет заниматься Государственный комитет по обороне?

Дуйшенбиев: Госкомитет будет заниматься хозяйственной деятельностью, логистикой, чтобы командиры не утруждали себя такими вопросам, а были заняты больше военной частью. Поэтому не стоит думать, что Министерство обороны сократили до госкомитета. Это совершенно разные структуры, и у них разные функции. Наоборот, создание Генерального штаба с единой системой управления силовыми структурами позволит эффективно управлять Вооруженными Силами. Знаете, когда я руководил пограничной службой, было немало бюрократических проволочек. Приходилось немало попотеть, чтобы, например, решить какие-то простые вопросы с Минобороны, когда это были две самостоятельные структуры. Сейчас все это – единый организм с одним центром управления, в таких условиях проще оперативно решать вопросы, связанные с национальной безопасностью. Поэтому решение президента КР Атамбаева по реформированию Вооруженных Сил было своевременным и очень нужным шагом.

НЛ: Раимберди Сейдакматович, Ваши сыновья еще не призывного возраста? Служить пойдут?

Дуйшенбиев: У меня трое сыновей. Самый старший сказал, что пойдет служить в армию, как все его сверстники, отдать свой мужской долг Родине. Но связывать свою дальнейшую жизнь с воинской службой не хочет. Средний сын хочет стать профессиональным военным, а вот самый младший еще не определился (улыбается), ему всего три года.

Беседовал Алмаз Исманов

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям