Кыргызча

Терроризм шагает по планете

11:35, 14 Октября 2015

Это огромное заблуждение: думать, что терроризм – далекое и эфемерное понятие, с проявлениями которого мы никогда не столкнемся. К сожалению, риск есть, и он возрастает с каждым днем.

Тревожным звонком стала контртеррористическая спецоперация, которую провели силовики Кыргызстана 16 июля этого года в центре Бишкека. По данным спецслужбы, подпольная группировка готовила на 17 июля (в день празднования Орозо-айта!)  террористические акции в столице. Также планировалось нападение на российскую авиабазу, дислоцирующуюся в городе Канте. В результате спецоперации 4 боевика были уничтожены. Изъято большое количество оружия, боеприпасов, а также 500 килограммов аммиачной селитры, предназначенной для изготовления самодельного взрывного устройства. «Кроме того, была изъята крупная сумма денег, которая, скорее всего, предназначалась для финансирования террористических атак, вербовки подельников, закупки оружия», - сообщили в ГКНБ.

Постоянный поток наших граждан, выезжающих на войну в Сирию, беспорядки в Таджикистане также указывают на активизацию ИГИЛ в регионе. Новости последних дней о бомбардировках в Сирии баз ИГИЛ российскими военными говорит о масштабе угрозы для всего мира.

Что такое терроризм?

Терроризм —политика, основанная на систематическом применениитеррора. По мнению экспертов, терроризм превратился в одну из самых опасных по своим масштабам, непредсказуемости и последствиям проблем, с которыми человечество вступило в 21 век.

«Большинство террористических организаций, действующих в исламских странах, имеют трансграничный характер. Они тесно связаны с многочисленными «благотворительными» фондами и обществами, представителями государственных структур, политических партий, общественных организаций, финансового капитала и бизнеса, - говорит Талант Аспеков, полковник антитеррористического центра ГКНБ. - Терроризм представляет собой политику, основанную на систематическом применении террора. Главное средство достижения цели для любого террориста – это запугивание, создание атмосферы страха и неуверенности, наведение ужаса».

Впервые кыргызстанцы столкнулись с проявлениями религиозного экстремизма и терроризма в период баткенских событий в августе 1999 года. Тогда в горах Баткена появились бородатые моджахеды, которые начали терроризировать местных жителей, убили сотрудника милиции, захватили в заложники японских геологов. Их активность и жестокость возрастала с каждым днем, они объявили себя членами ИДУ и потребовали, чтобы Кыргызстан предоставил им коридор в Узбекистан, а получив отказ, начали боевые действия. В результате погибли 50 наших солдат и офицеров. Это была малопонятная война, но она вселила ужас в жителей мирного доселе Кыргызстана.

 

«Терроризм можно определить как общественный феномен, заключающийся в противоправном использовании крайних форм насилия или угрозы насилием для устрашения противников с целью достижения конкретных целей»,- продолжает Талант Аспеков.

И сразу же перед глазами возникают шокирующие кадры падающих башен-близнецов в США 11 сентября 2001 года. Весь мир пережил ужас от увиденного. После этого события руководство Кыргызстана дало согласие на размещение военной базы США в Манасе.

 

«Терроризм появляется, когда общество переживает глубокий кризис, в первую очередь, кризис идеологии и государственно-правовой системы. В таком обществе появляются различные оппозиционные группы – политические, социальные, национальные, религиозные, – для которых становится сомнительной законность существующей власти. Терроризм имеет тенденцию к росту именно в переходные периоды и этапы жизни общества, когда в нем создается определенная эмоциональная атмосфера, а неустойчивость является основной характеристикой базовых отношений и социальных связей. Проблема терроризма приобретает особую остроту в период социальных конфликтов, которые являются провоцирующим фактором террористического поведения»,- считает Талант Аспеков.

Политическая ситуация в Кыргызстане все эти годы, начиная с 2005 года, вплоть до конца 2010-го представляла непрерывную цепочку митингов, беспорядков, двух революций, межэтнических столкновений. Соответственно, на этой сдобренной противоречиями почве и выросли первые ячейки религиозных экстремистов.

«Религиозный экстремизм представляет собой отрицание системы традиционных для общества ценностей, норм морали и права, агрессивную пропаганду «идей», действующую под видом влечения к религии, религиозно мотивированную или религиозно камуфлированную деятельность, направленную на насильственное изменение государственного строя или насильственный захват власти, нарушение суверенитета и территориальной целостности государства, на возбуждение в этих целях религиозной вражды и ненависти»,- говорит Талант Аспеков.

Мы, журналисты, впервые столкнулись с темой радикального ислама в середине 90-х. Тогда в Кыргызстане и соседних странах появлялись ячейки «Хизбут Тахрир», религиозной партии, целью которой было установление Халифата в Центральной Азии и создание государства ФАНО. Чекисты вылавливали членов этой секты с агитационной литературой и удивлялись, насколько сильно они были зомбированы. На любые вопросы они отвечали: «Аллах Акбар».

Спустя 20 лет в регионе появлялись представители различных международных террористических и экстремистских организаций, представляющие угрозу безопасности, как для Кыргызтана, так и для международного сообществаэто -«Аль-Каида», движение«Талибан», «Исламское движение Узбекистана»,«Исламская партия Туркестана» («Исламское движение Узбекистана») «ИПТ-ИДУ», «Организация освобождения восточного Туркестана»,«Исламское движение восточного Туркистана», Группа джихада «Джамаат аль-джихад»,«Группа джихада» («Союз исламского джихада»), «Жайшуль махди»,«Курдский народный конгресс»,«Джунд-аль-халифат», «Ансаруллох»,«Ать-Такфир Валь-Хиджра»,«Хизб ут-Тахрир»,«Хизбут-Тахрир-аль-Ислами», «Секта Муна». Деятельность их запрещена на территории нашей страны, но их активность от этого не снижается.

Высокие технологии на службе у террористов

Последние годы все чаще и громче звучит аббревиатура ИГИЛ – террористическое государство на Ближнем Востоке. Эксперты относят это явление к опасной религиозной секте, количество сторонников которой растет в геометрической прогрессии. Причина в том, что для вербовки новых адептов они используют передовые технологии.

Кадыр Маликов, эксперт-исламист говорит: «До появления ИГИЛ и их продукции в медиа пространстве, ни Аль-Каида, ни Талибан, ни другие движения не имели такой высокий уровень технологий и целые армии айтишников, которые работали бы в этой сфере. Таким образом мы можем констатировать, что война с терроризмом вступила в новую фазу. И в этой новой фазе основной ударной группой являются высокие IT-технологии. Сегодня мы говорим о полномасштабной информационной войне. Международные террористические организации понимают, что все боевые действия теперь будут проходить не на полях сражений бомбами или танками, а именно в виртуальном мире за умы и сердца молодежи. И главное оружие это использование событий и необходимая интерпретация этих событий в СМИ и интернет пространстве. Расчет делается на страх, призыв к установлению социальной справедливости, и справедливости вообще, мифологизация и героизация того или иного образа. Данные технологии разрабатывались очень тщательно, возможно в лабораторных условиях, все продуманно с учетом психологических тонкостей целевой аудитории – молодежи».

По мнению Маликова, вербовочные ролики ИГИЛ имеют свою специфику. Видеоряд сопровождается песней религиозного характера, воспевающей акт мученичества шахидов, героизма джихада. Сама мелодия под такт барабанов поднимает адреналин. Второй момент – в видеоряде используют кадры, отрывки из боевых сражений, удачные моменты проведения операций. Картинка обязательно демонстрирует плохих и хороших. Хорошие – мученики, те, кто стали шахидами или кто призывает к джихаду против несправедливого режима. Обязательно показывают кадры поражения или пленения врагов. В конце командиры обращаются с коротким посланием.

«Современные игиловские ролики отличаются тем, что они короткие, динамичные, и в них всегда есть конкретное послание, которое строится на основных принципах – обращение ко всем мусульманам мира или мусульманам определенной страны, простому народу, и подчеркивается мысль: «Вы не наши враги. Наши враги – это ваше правительство или правоохранительные органы. Присоединяйтесь к нам из ваших стран неверия в нашу страну – страну Ислама. Мы здесь создаем страну будущего Халифат». И обязательное использование хадисов и аятов из Корана, но в своей интерпретации, в которые закладываются цитаты о конце Света. То есть, намек делается на то, что они готовятся к Армагеддону (последней битве добра со злом – ред). Этот посыл бывает завуалированный и очень тонкий, но именно он цепляет современную молодежь. И еще один важный момент, ролики эти делаются на тех языках, на которых говорит молодежь конкретной страны. Кстати, после арабского и английского чаще всего ролики создаются на русском языке»,- утверждает Маликов.

Стоит ли говорить, что благодаря современным технологиям данные ролики распространяются со скоростью звука?

Беззащитность Кыргызстана

Одним из опасных факторов для кыргызстанцев в сегодняшнем мире возросшего терроризма является отсутствие четкой картины стратегии развития Ислама в Кыргызстане.

«ИГИЛ, Хизбут-Тахрир, ИДУ и другие объявленные у нас в стране экстремистскими террористические организации, несут политическую часть ислама. То есть призывают к смене светского режима или объявление вооруженного джихада против правительства с целью построения Исламского государства и введение шариата. Значит, они буду апеллировать к политической справедливости, обвинять руководство страны в авторитаризме и деспотии, которые осуждаются Кораном. Это факт. Второе, будут отрицать и не поддерживать демократию и другие светские ценности, противоречащие исламу. Третье, апеллировать к социальной справедливости, бедности, критиковать действующую власть и утверждать, что в любых светских государствах процветает коррупция»,- продолжает Кадыр Маликов.

На этом фоне проповеди наших руководителей духовенства не выдерживают критики, они часами рассказывают, как читать Намаз, как держать орозо, что терроризм и экстремизм это плохо. Но какую альтернативу они могут дать? Они работают в одном поле, а экстремисты работают в другом и эти два поля совершенно не пересекаются.

«Чтобы бороться с экстремизмом, надо сделать глубокие исследования в рамках политической стороны, например, примирения демократии и ислама. Надо объяснять, что ислам и демократия не противоречат друг другу, а в корне совпадают. Необходимо разъяснять вопросы джихада, растолковывать, почему нельзя выходить на джихад. Должны быть доказательства, почему молодежи не стоит ехать в Сирию, с цитированием Крана. А у нас информационное поле пустое, даже нет собственного сайта у ДУМК. Информация об Исламе задевает только спектр поклонения, и совершенно нет спектра безопасности, новых разработок в исламе. То есть, когда мы говорим об информационных войнах и безопасности, то мы имеем дело с интерпретацией ислама радикальными течениями. А уровень ДУМК остается на низком уровне, там до сих пор читают и проповедуют по книгам 18-19 века. Естественно традиционное духовенство будет проигрывать на этом фоне современным технологиям представителям политического радикального ислама»,- утверждает эксперт.

Проблема не столько в том, что руководством страны упущено время, начиная с 90-х годов. И сегодня в информационном плане Кыргызстан – самый беззащитный в регионе, потому что у нас нет такого тотального контроля и четких мер, как у соседей. У нас до сих пор нет концепции информационной безопасности страны, наднациональной, глобальной, со стратегиями, тактиками, методиками реализации.  

Ну и последний важный момент, Кыргызстан – светское государство, но в стране активно развивается ислам. Глава государства и первые лица читают намаз. Одновременно идет критика ношения хиджабов и бесконтрольного строительства мечетей главой правительства. Ведется горячая полемика на разных уровнях по поводу статуса ислама и роли его в государстве. Кроме того, у нас строится демократия, провозглашены свобода вероисповедания, свобода слова, права человека. Все эти аспекты могут в разной степени быть использованы террористическими группами, и любое неосторожно брошенное слово способно разжечь настоящий пожар.

Лейла Саралаева

Фото Вячеслава Оселедко

  

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям