Кыргызча

Жолдошбек Бектурганов: «Потерять авиацию легко, восстановить будет сложно, а может и невозможно»

10:50, 13 Октября 2015

7 октября День кыргызской авиации. Мы планировали сделать с главой единственной национальной авиакомпании «Кыргызстана» Жолдошбеком Бектургановым «парадное» интервью, но получилось, что поводов для праздника мало. О проблемах отечественной авиации в нашем разговоре.

- Жолдошбек Токторбекович, является ли национальная авиакомпания «Кыргызстан» номером один по авиаперевозкам?

- Как единственная государственная авиакомпания – да. Но конкуренция очень большая, появилось много других авиакомпаний, поэтому можно сказать, что мы на равных.

- Какие успехи можно отметить за этот год?

- Успехи скромные. Авиация тесно связана с экономикой. Если экономика стабильна, самолеты летают. Любой экономический или финансовый кризис отражается на авиапервозках. В России сейчас ситуация сложная, наши трудовые мигранты стали реже туда летать, поэтому тарифы понизились. Это очень прискорбный момент. Из положительных отмечу, что мы нашли новых партнеров, идет процесс создания новой компании, которая будет заниматься внутренними и международными перевозками.

- Удается ли в такой сложный момент удерживать конкурентоспособность?

- Это очень сложный процесс. Весь коллектив прилагает все усилия для того, чтобы сохранить свое лицо и своих пассажиров. Поэтому мы пошли на новые методы продажи авиабилетов через интернет-сайты, через агентов, создали дочернюю компанию, которая занимается продажей билетов не только нашей авиакомпании, но и других, чтобы пассажир мог сам выбирать удобное для себя время, удобную авиакомпанию и удобную цену.

- Как оцениваете состояние отечественной гражданской авиации?

- В советское время Фрунзенское авиационно-техническое училище было кузницей кадров, здесь готовились авиаторы для других союзных республик. На сегодняшний день наша авиакомпания продолжает эту традицию и готовит молодежь для авиации. Был момент кадрового голода, когда авиаторы соседних республик начали переходить на импортные самолеты, а наши по-прежнему летали только на советской технике. Мы в срочном порядке вложили в подготовку и переподготовку своих кадров большую сумму. Но произошла такая ситуация: у нашей авиакомпании не оказалось денег для покупки новых самолетов. В результате другие авиакомпании переманили подготовленных нами пилотов. Позже нам удалось закупить бывшие в употреблении самолеты, но сейчас время диктует новые условия и нам необходимо приобретать самолеты нового поколения. Весь мир меняется и авиакомпании «Кыргызстан» тоже нужны перемены.

- Как можно поменять авиапарк, если средств нет?

- Путь только один – привлекать инвесторов. Без инвесторов невозможно. На сегодняшний день идет процесс оценки нашей авиакомпании для дальнейшей приватизации. По решению парламента, 51% будет продан частникам.

- Вы считаете это правильное решение?

- Да, потому что если государство хочет поддерживать, то оно должно вкладывать в развитие, покупать самолеты либо содействовать выдаче кредитов. На сегодняшний день у государства своих проблем хватает, поэтому мы даже не говорим вслух о проблемах авиакомпании.

- Если единственная национальная авиакомпания попадет в частные руки, не будет ли это означать потерю ее?

- В Казахстане нет государственных авиакомпаний, они привлекли английскую компанию, которая создала «Эйр-Астана», в которой 51% принадлежит англичанам, и они развивают казахскую авиацию. У них произошел этот переломный момент, когда две государственные авиакомпании обанкротились. Решение о привлечении иностранного инвестора привело к развитию национальной авиации. А у нас получается так, государственную компанию создаем, она становится банкротом, на ее месте другая создается. Но проблема не решается. Как получается в нашем случае? Когда нашу компанию передавали в госкомимущества, она создавалась с долгом в сто миллионов сомов. А то, что самолеты переданы, которые в свое время «Кыргызалтын» приобрел, эти самолеты на сегодняшний день уже не летают именно из экономических соображений, топливной неэффективности и потери имиджа. Пассажиры предпочитают летать на западной технике, такой, как «Боинг», а не на «Ту».

- Если приватизация произойдет, инвесторы охотно буду вкладывать в кыргызскую авиацию?

- Мы долгое время обращались в крупные зарубежные авиакомпании с предложением создания совместного предприятия. Были заинтересованные лица, но на сегодняшний день, кроме китайских компаний, пока предложений нет. Мы обращались в российские авиакомпании, но на сегодня сдерживающим фактором является финансово-экономический кризис, который разразился на постсоветском пространстве, в том числе и у нас. Поэтому, откровенно говоря, инвесторов мало.

- Положительно ли отразится вступление Кыргызстана в Евразийский экономический союз для отечественной авиации?

- Популярное направление у нас была Москва. Почему в свое время наша авиакомпания попала в кризис? Потому что увеличили частоты между полетами. Если раньше было 12,7 частот, то сегодня мы имеем 21 частоту. Это означает, что в день у нас 5-6 рейсов в Москву. У нас нет столько пассажиров, поэтому мы идем в минус по сравнению в российскими авиакомпаниями, такими как «Аэрофлот», «Вим-авиа», «S-7», «Уральские авиалинии», которые имеют большие по объему самолеты и более современные, чем у нас. Поэтому мы в неравных условиях и необходимы паритетные условия в авиации. На сегодняшний день мы теряем пассажиров из-за российских авиакомпаний, а они предлагают и вовсе сделать свободную авиацию. Поэтому вхождение в Евразийский союз даст нам возможность развивать и другие направления, не только Москву, откуда сегодня уходят наши мигранты. А они и являются основными нашими пассажирами.

- Какие именно направления?

- В этом году мы освоили Белгород и увеличили частоты в Краснодар. На следующий год мы планируем освоить Самару, возможно Астрахань. Наши маркетинговые службы изучают, где есть трудовые мигранты из Кыргызстана и крупные диаспоры кыргызстанцев.

- Почему мы теряем перед российскими авиакомпаниями?

- Элементарно, у наших самолетов количество кресел 148, а у них 210, разница для них и является доходом, плюс дает возможность снизить стоимость авиаперелетов. Поэтому мы должны либо покупать новые самолеты, либо уходить на другие направления. На сегодняшний день государство заняло такую позицию, оно не защищает отечественные авиакомпании, для него это не интересно, и интерес проявляется только в том, чтобы тарифы на билеты падали. А реальное состояние дел в авиации никого не интересует. Собираются ввести режим «Открытое небо». Если этот режим будет введен между членами Евразийского экономического союза, то есть вероятность, что отечественная гражданская авиации и вовсе исчезнет.

- Почему?

- Сезон полетов в Москву длится с апреля по декабрь, стоимость билета составляет 100 долларов. Если сравнивать эту цену до Москвы с ценой до Оша в 90 долларов, то можете представить, насколько это невыгодная цена для авиакомпании. А при полной загрузке и цене в 100 долларов наша авиакомпания за каждый рейс несет убыток в 10 тысяч долларов. А если 6 рейсов в неделю – это уже 60 тысяч долларов убыток. Если его накапливать месяцами, то через год это будут колоссальные суммы. По итогам прошлого года у нас как раз и получился убыток из-за того, что увеличили частоты между Россией и Кыргызстаном, плюс добавилась новая компания, которая летала 5 раз в неделю. Нам пришлось с ними конкурировать и накапливать убытки.

- Какой выход, запретить режим «Открытое небо»?

- Государство у нас работает в пожарном режиме. На те отрасли, на которые много лет не обращали внимания и в которых начались проблемы, государство направляет все силы и внимание. В последние годы решали проблему энергетики, дорог. Теперь, надеюсь, пришло время авиации? Отечественная авиация нуждается в государственной поддержке, нам необходимы льготные кредиты. К сожалению, Кыргызско-Российский фонд развития нам отказал в кредитовании из-за того, что мы планировали закупить для компании западные самолеты. Они настаивают, что раз уж фонд создан совместно с Россией, то и закупать мы должны российские самолеты. Но российские самолеты на сегодняшний день неликвидны. Когда мы об этом сказали, перед нами закрылись льготные кредиты. На сегодняшний день ни один банк не кредитует авиационную сферу.

- Получается, что кыргызская авиация не живет, а выживает!

- Проблем много и замалчивать их нельзя. Почему наша авиакомпания попала в черный список? Потому что мы летаем на старых самолетах. Если мы по-прежнему будем продавать билеты по низким, невыгодным тарифам, то и обслуживать не новые самолеты придется старыми, бэушными запчастями. А самолеты будут все старее и старее, и в целом компания будет чахнуть. И ни о каком развитии говорить не приходится.

Мы хотели взять самолеты в лизинг, но получилось, что наши законы работали против нас, и кроме оплаты за лизинг в 300-400 тысяч долларов, мы должны были платить дополнительные налоги в 100 тысяч долларов. Это крайне невыгодно.

- Самый негативный сценарий, это потеря кыргызской авиации. Чем это чревато?

- Во-первых, не будет налогов в бюджет. Во-вторых, мы потеряем кадровый состав, наши высококлассные летчики уйдут в другие авиакомпании, а подготовка одного пилота стоит 50 тысяч евро. В-третьих, техперсонал и бортпроводники тоже будут искать другую работу, а это сотрудники, которых готовили годами. Потерять очень легко, восстановить будет трудно, а может и не возможно. Пример, Армения, Грузия, Литва, которые потеряли свои национальные авиации. Это вопрос престижа и государственной гордости.

- Что необходимо сделать?

- В срочном порядке необходимо разработать стратегию по развитию авиакомпании, наметить тактику, программу развития авиации. Мы должны пересмотреть ряд законов, чтобы государство могло нас поддерживать. А из-за того, что мы члены ВТО такой возможности у нас нет. Не соблюдается паритет между отечественными компаниями и крупными зарубежными. Например, недавно Узбекистан закупил своей национальной авиакомпании 20 новых аэробусов, потому что их Нацбанк выступил гарантом перед американским банком, который выдал кредит. Их самолеты выполняют рейсы и в Японию, и в США, в Европу, потому что они своевременно обновляют авиапарк самолетами западного производства. А мы продолжали эксплуатировать советские самолеты, которые, по мнению Евро комиссаров не соответствуют евростандартам. Поэтому необходимо срочно пересмотреть ряд существующих законов, что-то отменить, что-то принять. Это большая совместная работа и Госагенства гражданской авиации, и министерства транспорта, и парламент должен внести новшества. Поэтому, если мы хотим развивать отечественную авиацию, мы должны предусмотреть какие-то льготы. А после вхождения в ЕАЭС получается мы в неравных условиях с российскими авиакомпаниями, и должны платить нашим топливным компаниям НДС. А российские компании освобождены от НДС. Это очень неприятный момент.

- Да, проблем накопилось много…

- Несмотря на проблемы, я поздравляю кыргызских авиаторов с днем кыргызской авиации. Желаю всем крепкого здоровья и чистого неба!

Интервью вела Лейла Саралаева 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям