Откликнутся ли кыргызстанцы на стоны мусульман из кровавых джунглей далекой Мьянмы? Часть 3.

09:40, 5 Октября

На фото:  Стражи границ Бангладеш пытаются урегулировать многотысячный поток беженцев из соседней Мьянмы на нейтральной полосе… 

Похоже, что не откликнутся! Ибо одно дело - выступать разными псевдогероями в соцсетях Кирнета, причем часто анонимно, якобы выражая свою горячую «солидарность» с гонимыми единоверцами в неизвестном уголке ЮВА, и совсем другое – протянуть им, причем искренне и по зову души, руку помощи! Вот те, кто реально неравнодушен к единоверцам, те хотя бы гумпомощь собирают прессуемым да в Мьянму отсылают, простым делом доказывают, что сопереживают. А другие лишь спекулируют на «приверженности» исламским идеям, но сплошь и рядом просто паразитируют на наивной людской вере в высшие силы и поддержку извне.

Джихадистские же кукловоды, кстати, активно пользуются этим, набирая в свои террор-труппы новых «актеров»…

Отметим также, что в отличие от других СМИ КР, которые вначале чуть ли не взахлеб подхватили мировую тему «геноцида мусульман» в экс-Бирме, но потом, не ощутив дивидендов, бросили, наша газета провела настоящее исследование этой проблемы и в ходе анализа выявила, кроме прочего, очень любопытные геополитические расклады, могущие серьезно повлиять на будущее положение Кыргызстана с учетом нашего местонахождения на Азиатском континенте… Впрочем, обо все по порядку…

Закаленная в огне собственной боли и воли…

Одной из сенсаций 72-ой Генассамблеи ООН, завершившейся 25 сентября в Нью-Йорке (кроме, конечно, пространного выступления нашего президента А. Атамбаева!) стал отказ участвовать в этом важном мероприятии национального лидера Мьянмы Аун Сан Су Чжи. Злые языки говорили, что эта 72-летняя правозащитница и «икона мировой демократии» просто испугалась ожидавшейся лавины жесткой критики за преследование мусульман-рохинджа в своей стране, поэтому прислала вместо себя другого чиновника.

На фото: Фото наглядно демонстрирует, кто ныне у штурвала власти в Мьянме. Это главком Вооруженными силами генерал Мин Аунг Хлайн (несмотря на то, что формально военная хунта ушла в прошлое) и Госсоветник Аун Сан Су Чжи, чей статус соответствует должности премьер-министра и главе МИД (в реале же она стоит выше президента страны). И оба этих нынешних лидера очень зависимы друг от друга… 

Ранее по всему миру, к слову, была запущена петиция с призывом лишить ее Нобелевской премии мира, присужденной в 1991 году, из-за того, что она чуть ли не потворствует истреблению исламского меньшинства в Мьянме. И в Кыргызстане есть те, кто поддерживает идею по «распремированию» Сан Су Чжи. Ну как же, ведь она заявила, вопреки устоявшемуся мнению, о «массовой дезинформации международных СМИ» касательно событий в Мьянме, которая, по ее словам, рассчитана «на создание проблем между различными сообществами в целях содействия интересам террористов». О каких еще «террористах» она ведет речь, коли злодеяния в штате Аракан творят сами военные и поддерживающие их бритоголовые ультрас в шафрановых одеяниях буддистов?

Увы, здесь не все так просто. И дама эта (по мотивам незаурядной биографии которой, кстати, прославленный режиссер Люк Бессон даже снял известный многим, в том числе кыргызстанцам, фильм «Леди»), похоже, знает, о чем говорит…

Эта восточная женщина является представительницей привилегированной семьи. Училась в Индии, окончила колледж при Оксфордском университете, жила в Нью-Йорке, работала в ООН, стала доктором философии в Лондоне, где и вышла замуж, родив двух сыновей. В общем, выбилась в люди, подав пример миллионам соотечественниц. Но она всегда помнила о судьбе своего отца, убитого, когда ей было всего два года, потому и выбрала стезю сопротивления царившему в тогдашней Бирме военному режиму. За что и поплатилась – по обвинению в антиправительственной деятельности и «подрыв стабильности» Аун Сан Су Чжи провела, в общей сложности, более 15 лет под домашним арестом. Диссидентка пережила не только муки заточения, но и два покушения, в результате которых погибла масса ее соратников. Но осталась несгибаемой, основав «Национальную лигу за демократию» (НЛД). После долгих лет борьбы с хунтой и широкой поддержки со стороны мировой общественности Сан Су Чжи вышла-таки на свободу, и в 2015 году ее партия завоевала большинство голосов в обеих палатах парламента Мьянмы. Это позволило НЛД назначать членов правительства и даже президента. Сан Су Чжи, пользуясь данным правом, пробила в 2016 году кресло главы страны для своего верного сподвижника Тхин Чжо, а сама стала госсоветником.

Президентом, увы, ей не светит по Конституции, запрещающей это лицам, имеющим, как Сан Су Чжи, детей с чужим гражданством, а сыновья ведь ее – британцы. Поэтому она пытается рулить государством как раз через своего ставленника Тхин Чжо. И именно ее воспринимают в мире как национального лидера Мьянмы, а не какого-то там марионеточного Чжо, простого писателя и университетского преподавателя…

На фото: Человек, задержанный силовиками Мьянмы по подозрению в нападениях на пограничные посты, совершенных в октябре 2016 года. 

Почему же миротворец в юбке так слабо борется за мир?

На этом вся игра в лубочную демократию в Мьянме и заканчивается. Потому что, несмотря на ряд реформ в госустройстве, генералитет по-прежнему имеет мощные рычаги влияния в стране, и главное - инструменты давления на неугодных. Суровые ратники со звездами на погонах занимают четверть мест в тамошнем Жогорку Кенеше, лоббируют нужные им решения и блокируют прочие. А внешне облеченный властью президент может назначать разных членов кабмина за исключением глав трех ключевых в Мьянме силовых министерств – обороны, внутренних дел и пограничной охраны. То есть главных структур, на которых и зиждется, по сути, вся страна. Их, в соответствии с Конституцией, назначает только армейское командование. Более того, в особых случаях, предусмотренных законодательством, люди в хаки могут попросту снести гражданский аппарат управления!

Именно вояки проводят линию, согласно которой мусульмане-рохинджа в штате Аракан не признаются гражданами Мьянмы, зачастую не имеют документов, работы, лишены всяких социальных льгот, доступа к медицине и образованию, нет свободы передвижения, и вообще живут чуть ли не в условиях резервации. Точнее – выживают… Мол, это пришлые чужаки-нелегалы из бывшей Бенгалии, они занимают исконно бирманские земли, демографический взрыв среди этих мусульман и повышенная рождаемость создают угрозу коренным жителям, их религиозные взгляды противоречат местным нравам и обычаям, поэтому гнать их, дескать, надо из Мьянмы! Именно силовики в открытую репрессируют это нацменьшинство, бесчинствуя в деревнях рохинджа, насилуя и убивая бесправных крестьян, вынуждая их тысячами бежать в сопредельные страны, тем самым освобождая их территории для освоения ресурсов. Именно поэтому ООН признала рохинджа «самым угнетаемым народом в мире», в результате чего эту всемирную организацию власти Мьянмы по сию пору считают подрывной, обвиняя в снабжении провиантом вооруженных клерикалов и сепаратистов в этой части ЮВА. И именно поэтому Сан Су Чжи, известный приверженец учения о ненасилии Махатмы Ганди и доктрин Мартина Лютера Кинга, лауреат не только Нобелевской премии мира, но и премии имени А. Сахарова от Европарламента, кавалер французского Ордена Почетного легиона и массы иных наград, как бы не пыталась, никогда не сможет пойти против воли правящих офицеров, они ее попросту сломают. Чтобы не злить лишний раз генералов, она вынуждена озвучивать критику в адрес рохинджа и ООН, подвергаясь остракизму со стороны международной общественности.

А что же буддисты из числа радикалов, которые тоже нередко участвуют в гонениях на мусульман? Неужели их-то нельзя приструнить? Здесь разгадка еще проще – последователи учения Будды составляют почти 90 процентов населения Мьянмы, их около 60 миллионов против 1 млн мусульман, они, по сути, являются всей электоральной базой «Национальной лиги за демократию», партии, руководит которой как раз Сан Су Чжи. Ну, а какой политик, скажите, будет выступать против собственных избирателей, приведших его к власти?!


На фото: Как утверждают масс-медиа Мьянмы, командир ARSA Ата Улла, неоднократно выступавший с видеобращениями по поводу вооруженной борьбы своей «Армии спасения рохинджа Аракана», был смертельно ранен силовиками и скончался на приграничной территории Бангладеш в конце августа…  

Ох, уж эти ямы Мьянмы!

Справедливости ради надо признать, что Сан Су Чжи кое-что все-таки делает ради стабильности.

К примеру, в мае этого года в Мьянме состоялось второе заседание Всемирной конференции мира XXI века «Панглонг» под руководством Сан Су Чжи. В ходе этого съезда Национальное соглашение о прекращении огня подписали 8 повстанческих группировок из 15, активно действующих в дебрях джунглей аж с 1948 года, с момента появления независимой Бирмы. Да, в этом мультиэтническом государстве давно существуют проблемы с мятежниками, преследующими планы раскола Мьянмы на ряд автономий…

Кроме того, еще в августе 2016 года по инициативе Сан Су Чжи была создана специальная комиссия по проблемам рохинджа, которую возглавил экс-генсек ООН Кофи Аннан. В течение целого года ее члены посещали штат Аракан и детально документировали все происходящее. По итогам собранного материала 24 августа 2017 года комиссия опубликовала 70-страничный доклад с конкретными рекомендациями, как правительству Мьянмы выйти из существующего положения.

Главная мера, предложенная экспертами, – это изменение закона 1982 года, который не признает мусульман-рохинджа как этническую группу.

На фото: Кустарный арсенал, конфискованный у полевых командиров в Аракане… 

«Если законные жалобы местного населения будут проигнорированы, они станут более уязвимыми для вербовки экстремистами», – говорится в документе.

К сожалению, специалисты оказались правы! Уже на следующий день после публикации доклада, 25 августа, вооруженные инсургенты из числа рохинджа скоординированно атаковали правительственные блокпосты и полицейские участки в Аракане, убив более десятка военных и потеряв свыше 70 своих. После этого началась несимметричная по степени насилия ответная реакция властей Мьянмы по масштабной зачистке всех поселков, где проживают рохинджа, официально названная «контртеррористической спецоперацией», жертвами которой стали не столько партизаны, сколько невинные люди, что и вызвало шквал критики по всему миру, включая Кыргызстан. Но что это были за боевики? И чего они добиваются?

Рохинджа остаются бесправными уже много лет, находясь в экстремально маргинализированных условиях. Неудивительно, что со временем в их среде появились те, кто избрал путь вооруженного сопротивления. Но если раньше это были разрозненные и малочисленные группы неграмотных бунтарей, то в последние годы, особенно под влиянием идей такфиризма и при поддержке зарубежных покровителей, они смогли сплотиться в «Армию спасения рохинджа Аракана» (Arakan Rohingya Salvation Army или же ARSA). И начали активно воевать, совершив целый ряд громких акций.

Центральный комитет по борьбе с терроризмом Мьянмы уже объявил ARSA объектом своей разработки и ликвидации, опасаясь, что стратегическая задача повстанцев – создание независимого мусульманского государства Аракандеш. Но «армейцы» называют правительственные обвинения «необоснованными», что их основная цель – лишь защита прав рохинджа, над которыми глумятся как военные, так и «добровольцы» из числа воинствующих монахов-буддистов.

На фото: Сотрудники службы безопасности Мьянмы возле гробов с телами девяти пограничников, убитых экстремистами в штате Аракан 9 октября 2016 года. 

В свою очередь разведслужбы Мьянмы (и частично – Международная кризисная группа со штаб-квартирой в Брюсселе) считают, что ARSA тесно связана с движением «Талибан» из Афганистана, спонсорами из Саудовской Аравии, с единомышленниками из группировки Jamaat-ul-Mujahideen из близлежащего Бангладеш, а диверсионную подготовку бойцы этой нелегальной армии якобы проходят в тайных лагерях на территории Пакистана. И что ARSA просто прикрывается мирными жителями из числа рохинджа, используя их как тыловое прикрытие в ходе боевых рейдов, в качестве идеологической рекрутинговой базы, как инструмент для своих пропагандистских мер, а также манипулируя гневом крестьян против силовиков, копируя опыт комбатантов из соседних регионов – маоистов в Индии и боевиков в Кашмире. Тем самым привлекая пострадавших единоплеменников из общины рохинджа более мотивированно вливаться в ряды ARSA с целью мести властям Мьянмы.

На фото: Самодельная «шайтан-труба», подобие базуки, изъятое в Мьянме у умельцев-комбатантов…

Что же ожидает кыргызстанцев 10 октября в самом сердце Мьянмы?

Конечно, в этом застарелом конфликте, очередную эскалацию которого мы сейчас все наблюдаем, невозможно однозначно определить степень вины за кровопролитие каждой из сторон, дать оценку правомочности их действий. Та же Аун Сан Су Чжи, к примеру, не могущая полноценно возразить генеральской верхушке, считает, что военные и службы безопасности защищают государство и что их методы оправданны, дескать, нельзя идти на уступки, демонстрируя слабость. Меж тем ряд экспертов, в том числе и в Кыргызстане, считают, что власти просто не хотят искать точек диалога с рохинджа, предпочитая словам силу свинца. А это уже просто замкнутый круг бесконечного насилия, разорвать который можно лишь проявив политическую мудрость и волю, толерантную выдержку и дальновидность.

На фото: Буддийские монахи выступают против «вмешательства» Управления ООН по делам беженцев в ситуацию с рохинджа в штате Аракан, открыто называя международных филантропов «сторонниками террористов». А власти Мьянмы обвиняют сотрудников гуманитарных миссий Организации Объединенных Наций в обеспечении сухпайком исламистов, находя у некоторых боевиков вот такие питательные бисквиты (на фото в нижнем правом углу) из грузов Всемирной продовольственной программы… Но на самом деле активисты World Food Programme раздают еду всем нуждающимся, и не их вина, что часть гуманитарки оказывается в итоге в вещмешках партизан. Что, прикажете волонтерам WFP самим, причем безошибочно, вычислять в общем хаосе, кто из получателей продуктовых наборов мирный дехканин, а кто - джихадист?  

Наша республика как участник многих процессов на Азиатском материке, в частности, в статусе члена Шанхайской Организации сотрудничества или Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), вынуждена, конечно, лавировать между мнениями различных игроков, учитывать баланс сил, но при этом сохраняя свое лицо. Таковы уж геополитические реалии! И отрадно, что наш МИД КР уже высказал официальную позицию Кыргызстана по проблеме Мьянмы, призвав все стороны к мирному урегулированию. Да, только мирным путем, путем переговоров, можно достичь целей.

…А напоследок, чтобы у вас не оставалось гнетущего осадка после прочтения всей этой мьянманской саги аж из трех частей, спешим сообщить позитивную новость!

Как заявила Федерация футбола КР, ранее отмененный 5 сентября в Бишкеке из-за опасения вспышки беспорядков футбольный поединок между сборной нашей страны и Мьянмы на Кубок Азии все-таки состоится. И пройдет эта встреча уже 10 октября в городе Янгон, бывшей столице Мьянмы, на стадионе Thuwunna YTC. Очень надеемся на победу наших мастеров кожаного мяча. Правильно, если уж наказывать этих мьянманцев, то только на спортивном поле и лишь разгромным счетом!

Азиз Карашев

Фото www 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям