После Якутии. У мигрантов чемоданное настроение

23:50, 11 Июня

На фото: антимигрантский митинг в Якутии. Кыргызы и якуты внешне очень похожи.

Мы уже стали забывать про этот конфликт, потому что на повестке дня сегодня другие темы. Тем более формально конфликт в Якутии исчерпан. Местные власти призвали к ответственности всех, кто был причастен к нему, включая тех, кто раздувал его в социальных сетях, распространяя провокационные ролики.

Многих поразил масштаб этой акции. Мало кто в Кыргызстане полагал, что такое возможно в Якутии. За эти годы мы как-то привыкли, что такое может произойти где-нибудь в европейской части России, но не в Якутии. Хотя, признаемся, и у нас такие антимигрантские акции нередки. Вспомним антикитайские и антитурецкие волнения. Они схожи по своему сценарию, лозунгам, которые там поднимают.

В Якутии местные власти сделали все, чтобы конфликт не разросся, а он мог запросто вылиться в настоящие погромы. Вроде, все закончилось благополучно, никто серьезным образом не пострадал. Но, как признаются сами мигранты, что-то изменилось в общественном сознании, поэтому у некоторых из них чемоданное настроение. В социальных сетях и мессенджерах время от времени попадаются новые видео, где подвыпившие мужчины громят фруктовые и овощные магазинчики, где работают мигранты.

Предлагаем вашему вниманию несколько мнений мигрантов, работающих в Якутии, на данную ситуацию.

Папа по WhatsApp

Я уже больше шести лет живу и работаю в Якутске. У меня российское гражданство, я его получил несколько лет назад, чтобы было легче устроиться на работу. Многие делают себе российский паспорт. Но отношение ко мне все равно как к чужаку.

Первые годы я работал грузчиком на складе, потом отвечал за доставку товаров, а сейчас торгую овощами и фруктами в ларьке. Встаю в пять утра, читаю намаз, проверяю, что есть, чего нет. Потом звоню на склад и заказываю товар. Магазин открываю где-то в восемь утра. Работаю допоздна. Тут же сплю. Удобно, меньше платишь, и никуда не надо спешить.

С местными жителями хорошие отношения. Иногда бывает недопонимание из-за высоких цен на некоторые виды овощей и фруктов. Но цены не мы устанавливаем. Завоз стоит немалых денег. Я так думаю. Пару раз заходили пьяные и нагло просили закуску. И все. Больше у меня не было никаких проблем.

Дома в Оше без меня растут двое сыновей. Они уже почти выросли без меня. Я для них папа по WhatsApp. Я не видел, как они росли, чему они радовались, а чему огорчались. В свою последнюю поездку я обратил внимание, что сыновья сильно возмужали, они стали другими. Между нами нет душевной связи, только жалость от безысходности, что нельзя ничего поменять. Старший сын учится в турецком лицее, обучение стоит там приличных денег. Не хочу, чтобы сыновья повторили мою судьбу. Пусть учатся, может быть, судьба будет к ним более благосклонна, чем ко мне.

Вернуться окончательно в Ош не могу, там не платят, как в Якутске, а у меня на шее три человека плюс родители. Им тоже должен хотя бы по мелочам помогать.

После тех событий ситуация немного изменилась здесь. Никто нас не гоняет, но стало трудней работать. Я понимаю местных, но и у нас нелегкая жизнь. Они же не все знают про нас, да и зачем. Вот хочу уехать. На днях на YouTube видел видео кыргыстанцев, которые вроде неплохо живут и работают в Америке и Японии. Не знаю, как туда податься. Ну, это только мысли. Я еще не уверен в своем желании уехать отсюда. Я же формально российский гражданин, все равно рано или поздно вернусь в родной Ош. Только не сейчас, еще не пришло мое время. Надо сыновей еще женить, потом, может быть, окончательно вернусь домой”, - говорит неуверенно Марат, мигрант из Оша.

На фото: В марте этого года в Якутии прошли многотысячные антимигрантские митинги.

“В Якутию возвращаться не буду”

Другие мигранты после тех волнений вернулись домой. “Я не видел смысла сидеть и ждать, что однажды к нам придут и силой потребуют уехать оттуда. Я уже слышал, что в Якутске группа людей ходила по домам и магазинам, где работали мигранты. Нас хозяин прятал прямо на складе. Он снаружи закрыл склад, чтобы никто не мог ворваться. Мы так неделю сидели, пока все не утихомиролось. Хозяин сказал, что в целях безопасности нам лучше какое-то время никуда не ходить. Он переживал за нас. Где-то через несколько дней некоторые из нас, в том числе я, решили уехать оттуда. Мы на поезде добрались до Иркутска, а оттуда вернулись домой. Было страшно, честно. Мы не знали, чего ожидать и чего опасаться. Просто сидели запертые в четырех стенах. В Якутию возвращаться не буду. Может быть, рвану в Новосибирск, там много наших. Не знаю, еще думаю. Все равно тут работы нет, мне надо копить на ремонт родительского дома, недавно женился. Скоро дети пойдут. Но я не хочу пропадать на годы, как некоторые тут”, - говорит мигрант Акбар.

“Из-за одного паршивца все страдаем”

По рассказам мигрантов, кыргызстанцы в маленькой Якутии контролируют очень доходные сферы, такие как торговля овощами и фруктами, а также стройматериалами.

“Тут есть и узбеки, и таджики. Каждый занят в своей сфере. Места всем хватает. Конечно же, кыргызам было относительно легче найти общий язык с якутами, чем другим из-за схожести культуры. Кыргызы лучше знают русский язык, чем другие мигранты. К нам хорошо относились, сейчас отношение изменилось. Так часто бывает: из-за одной паршивой овцы всех потом давят. В других городах тоже были такие случаи. Россиянам какая разница, откуда мигрант, главное - чужой”, - говорит мигрант Шумкар.

Якутский случай поразил всех многочисленностью и организованностью. Никто не ожидал, что конфликт получит такой масштаб и резонанс.

“Я одного не могу понять. Почему мы должны извиняться за преступление другого человека, даже если мы с ним одной национальности? Почему за преступление одного человека должны отвечать все? Я его знать не знаю, а теперь страдаю из-за него. Он жил своей жизнью, делал, что ему хочется. Там побегал, тут прижался к кому-то, а теперь из-за него страдаем мы все. Я не хочу уезжать, у меня тут нормальный бизнес. У меня хорошие отношения с соседями. Выучил якутский язык. По крайней мере разговорную речь понимаю. Мне тут нравится. Но из-за одного паршивца приходится заново выстраивать отношения с людьми”, - с обидой в голосе говорит мигрант Назар.

Многие мигранты не хотят уезжать из Якутии, надеясь, что через некоторое время все забудут про этот конфликт и заживут, как раньше. Но на других мигрантов этот инцидент своей массовостью и жесткими требованиями местных жителей оказал сильное психологическое воздействие. Они понимают, что для малонаселенной Якутии их, мигрантов, стало много. Поэтому, как рыба ищет, где поглубже, так и мигранты ищут, где лучше. Несмотря на то, что более 80 процентов всех трудовых мигрантов из Кыргызстана все еще находятся в России, с каждым годом понемногу растет число кыргызстанцев, которые осваивают европейские страны, государства Арабского залива и Южную Корею.

Алмаз Исманов

 
© Новые лица, 2014–2019
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям