Сергей Слесарев: «Такого количества судебных решений вне закона в моей практике еще не было»

11:06, 13 Сентября

С адвокатом Сергеем Слесаревым, представляющим интересы двух бывших столичных мэров Кубанычбека Кулматова и Албека Ибраимова, мы встретились в надежде разобраться, в чем заключается юридическая часть этих громких уголовных дел.

Напомним, Кубанычбеку Кулматову предъявлено обвинение по статье 303 «Коррупция» Уголовного кодекса КР по делу о строительстве школы в жилмассиве «Калыс-Ордо» китайской компанией TBEA. Объект построили в рамках проекта модернизации ТЭЦ Бишкека на грантовые средства. Кроме того, он подозревается в использовании недействительного паспорта (подделка документов) и незаконном пересечении границы по нему. У Албека Ибраимова – та же статья. По мнению ГКНБ, он, используя свои властные полномочия в корыстных целях, организовал с другими должностными лицами мэрии Бишкека преступную схему противоправного вывода муниципальных земельных участков, расположенных в южной зоне столицы. Оба бывших чиновника заключены под стражу на время следствия и находятся в СИЗО ГКНБ.

- Сергей Михайлович, как Вы стали юридическим представителем интересов этих чиновников?

- Еще полгода назад я не был лично знаком ни с Кулматовым, ни с Ибраимовым. Знал о них только из СМИ. Потом мне поступило предложение представлять интересы Кубанычбека Кулматова, тогда еще не шло речи о заключении под стражу. Мы встретились, я изучил обстоятельства дела и согласился. В мае я включился в процесс. А дальше началось вот это все, что мы сейчас наблюдаем. Позже я принял и дело Ибраимова.

- Ждали ли Вас какие-то неожиданности в этих делах?

- В большом количестве. Например, я никак не ждал, что дело Кулматова подойдет к тому, что его арестуют.

- Почему?

- У юристов есть такое понятие – «невозможные обстоятельства». Надо пояснить для не-юристов, ведь так? То есть по закону никак невозможно было применить к Кулматову меру пресечения «заключение под стражу». Есть четко очерченные основания для такого решения. Ни одно из них не наличествует в деле Кулматова. Но следствие пошло на требование этой меры пресечения, что меня удивило. А уж как я удивился, когда суд это поддержал! Суды переступили через закон, и это, к сожалению, факт.

- Вы подавали апелляции, насколько мне известно. Каков был ответ Верховного суда?

- Это самая интересная история. Верховный суд отказался рассматривать наше заявление на том основании, что оно «подлежит рассмотрению в нижестоящих судах». Но мы прошли все нижестоящие суды!

- Как объясняется судьями этот странный казус?

- Никак не объясняется. Такого количества судебных решений вне закона, как в этих двух делах, в моей практике еще не было. Они просто принимаются, и все. И не объясняются никак. Я не собираюсь давать никаких оценок судьям, строить предположения об их мотивах, домысливать и кого-то очернять. Я называю факты, которые подтверждены доказательствами. Решения о заключении под стражу и Кулматова, и Ибраимова незаконны, сама юридическая часть обвинения, основание, представлено с огромными нарушениями. Следствие идет на эти нарушения, а суды их единогласно поддерживают. Вот это факты, а выводы по ним пусть делают те, кому полагается их делать.

- Можно подробнее о нарушениях, так, чтобы было понятно любому читателю?

- Давайте рассмотрим момент с подозрением в использовании Кулматовым недействительного паспорта, незаконного получения гражданства и пересечения с этим паспортом государственной границы. Во-первых, уже осуществлено расследование, которое установило, что российского паспорта у Кубанычбека Кулматова нет. Никаких новых обстоятельств по этому вопросу не открылось. На каком основании возобновлена эта история? А ни на каком. Просто так. Во-вторых, этот вопрос находится в компетенции МВД по закону. В-третьих, срок давности по подобным вопросам – 3 года. События уходят в далекий 1994 год. Нехитрая арифметика показывает, что он истек уже 8 раз.

- А по основному делу? Я о строительстве школы по гранту.

- Там тоже пусто, ноль. Школа есть, можете проехать туда, посмотреть. Хорошая, добротная, отличная школа. Можно видеть светлые коридоры, компьютерные классы, спортивные залы. Она построена на китайский грант. Кулматову вменяется, что строительство осуществлялось без тендера. Но позвольте, он не распоряжался этими деньгами, а выполнял распоряжение правительства о строительстве на грантовые деньги.

- Кто тогда был премьером?

- Оторбаев. Им и подписано соответствующее распоряжение. То есть эти деньги вообще не поступали на счет мэрии, они расходовались напрямую, подрядчика выбирала не мэрия, а грантодатель. В этой истории просто нет места коррупционному деянию. Юридически его там некуда втиснуть. Все это обвинение – незаконно. Но его поддерживает следствие, поддерживает суд… Я только удивляюсь.

- Каковы перспективы по этому делу?

- По закону должно последовать прекращение уголовного дела, немедленное освобождение, восстановление во всех правах, компенсация от государства за время, проведенное в СИЗО. Без вариантов. Но это по закону. А что может произойти вне закона, я понятия не имею, у меня нет опыта незаконных действий. И предсказателем я не являюсь.

- Как себя чувствуют Ваши подзащитные, о которых мы говорим?

- Хорошо. На мой взгляд, оба они в хорошей физической и психологической форме. Никто не рад пребыванию в СИЗО, разумеется, но сломленными или больными они не являются. Психологически тоже уравновешены.

- Условия содержания нормальные?

- Да. Я не собираюсь рассказывать сказок про чудовищные условия содержания или пытки. Ничего этого как адвокат я не зафиксировал.

- Есть ли нарушения в деле Ибраимова, которые Вы могли бы вот так же популярно пояснить?

- Предостаточно. Пресс-секретарь ГКНБ официально распространяет, как мы помним, заявление о том, что задержанный Албек Ибраимов не являлся на допросы, скрывался, препятствовал следствию, угрожал применением оружия. В то же самое время Ибраимов был задержан у себя дома, в то время как с ним беседовал следователь. И за день до этого Албек Ибраимов встречался со следователем и давал показания в качестве свидетеля. Эти факты зафиксированы следствием, не мной. То есть это какой-то новый, очень интересный способ скрываться от следствия – в своем доме, принимая следователя у себя.

Ужасная юридическая путаница и с открытием дел и предъявлением обвинений. Любой суд по закону должен был бы следствию в таких обстоятельствах просто отказать. Но этого не происходит. И еще меня очень впечатляет, как появляются у следствия показания других фигурантов по делам, связанным с Ибраимовым. Неких людей арестовывают, через непродолжительное время они начинают давать показания против себя и Албека Ибраимова и сразу после этого… выходят на свободу. Эти факты ведь легко проверяются, их может отследить кто угодно – вот человек взят под стражу, вот появились его показания, вот он освобожден. Я не делаю выводов, я лишь указываю на то, что происходит. Если вы очень любите смотреть голливудские фильмы и предполагаете, что договариваться со следствием – нормальная практика, я должен заметить, что в нашем уголовном законодательстве понятия «Сделка со следствием» не существует. То есть это незаконно, но применяется в отношении Ибраимова.

- Как Вы все это объясните?

- Я не могу никак объяснять незаконные решения следствия и судов. Я не проводил расследования по этому поводу и не уполномочен давать оценок и строить предположения. А уж тем более их распространять. И не буду этого делать. Знаете, почему? Потому что во всей этой истории обязательно должен быть кто-нибудь, кто поступает по закону. Тогда у нас у всех есть шанс на то, что рано или поздно законность восторжествует.

Беседовала Светлана Бегунова

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям