СИРОТЫ КЫРГЫЗСТАНА: ПОЛУЧАЮТ ЛИ СВОИ ПОСОБИЯ ДЕТИ-СИРОТЫ

12:11, 10 Февраля

Чтобы понять, сколько детей-сирот, возможно, лишены своих прав, сколько из них не получали и продолжают не получать положенные им по закону пособия по достижении ими совершеннолетия, нужно элементарно подсчитать их, а потом выяснить, у кого из них нет документов, удостоверяющих их статус. И самое главное - ответить на вопрос, будут ли привлечены к ответственности лица, по вине которых дети-сироты лишились своих законных выплат.

В различных источниках циркулируют разные данные о количестве детских домов и детей-сирот. Сравним данные Министерства труда и социального развития КР за последние два года, то есть за 2018 и 2019 годы. В прошлом материале мы ссылались на данные различных государственных и гражданских организаций за 2015-2017 годы. В 2018 году по стране функционировало 143 детских учреждения интернатного типа, из которых 63 являлись государственными, 25 муниципальными, 45 частными (в основном созданные частными лицами, гражданскими и благотворительными организациями) и 12 религиозными детскими учреждениями!

Последнее - что-то новое, об их существовании общественность до недавнего времени даже не подозревала, наивно предполагая, что такого рода детские учреждения бывают исключительно светского характера. Вице-премьер КР Алтынай Омурбекова пообещала внимательно изучить этот вопрос.

Во всех этих детских учреждениях интернатного типа воспитывались более 12 тысяч детей, из которых 5,4 процента сироты, а у всех остальных детей имеются либо оба родителя, либо один из них. В последнюю категорию входят так называемые “социальные сироты”, которые, имея двух или одного из родителей, фактически живут без них. Родители спиваются, бросают детей или же находятся за решеткой. Есть случаи, когда папы с мамами просто исчезают в неизвестном направлении, или родители умерли, когда дети были маленькими, а справок о смерти нет. Сложнее всего именно с этой категорией, потому что де-факто эти дети сироты, а по закону нет, потому что нет бумажки с печатью. Важно учесть, что государственные организации апеллируют данными об официально учтенных детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей.

Из 143 детских учреждений интернатного типа в семи воспитывались дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, из них три детских дома и четыре школы-интерната. В них воспитывались 863 ребенка дошкольного и школьного возраста.

В нашей же системе находятся 4 детских учреждения, из которых 2 психоневрологических, один реабилитационный центр для детей и еще один такой же центр, но для детей с особыми нуждами, а также детский дом семейного типа для детей с особыми нуждами, - уточняет заведующая отделом развития услуг семье и детям Министерства труда и социального развития КР Назгүл Чолумова.

На фоне массовой волны цифровизации в марте 2019 года правительство рискнуло подсчитать детские учреждения интернатного типа и всех их воспитанников, приняв постановление за номером 129, чтобы создать автоматизированную информационно-аналитическую систему.

“Теперь по новым требованиям администрации всех действующих детских учреждений интернатного типа обязаны вводить туда данные детей, включая их статус и даты пребывания и выбывания. Это позволит в режиме реального времени отслеживать фактическое количество детей, находящихся там, включая их статус, имеющиеся выплаты”, - делится чиновница.

И, кстати говоря, это не первая попытка правительства собрать хоть какую-то информацию о детских учреждениях интернатного типа и об их воспитанниках. В 2014 году был запущен информационный портал “Детские дома” о детях, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, по адресу https://deti.okmot.kg/, который сегодня неактивен.

После первого же подсчета в автоматизированной системе количество детских учреждений интернатного типа сократилось до 137, а число детей, находящихся там, уменьшилось до 9 тысяч 561, из которых 4 процента являются сиротами. Пособие по утере кормильца получают 479 детей, а ежемесячное социальное пособие по инвалидности получают 1 854 ребенка.

Относительно несовершеннолетних выпускников детских домов имеется конституционная норма, обязывающая государство обеспечивать содержание, воспитание и обучение «детей-сирот» и «детей, оставшихся без попечения родителей». Также под государственной социальной защитой на всю жизнь находятся выпускники детских домов, которые официально признаны лицами с ограниченными возможностями здоровья. Согласно закону «О государственных пособиях в Кыргызской Республике», ежемесячное социальное пособие получают дети-сироты и дети по случаю потери кормильца, при отсутствии права на пенсионное обеспечение, а также дети, признанные детьми с ограниченными возможностями здоровья”, - напоминает Назгүл Чолумова.

В текущем году по системе социального развития 1 173 ребенка-сироты получают социальное пособие в размере двух тысяч сомов, 17 941 ребенку выплачивается социальное пособие по случаю утери кормильца в размере 1000 сомов и 30 тысяч 809 детей получают пособие по инвалидности в размере 4 тысяч сомов. А по информации Социального фонда КР по состоянию на 1 января 2019 года пенсию по утере кормильца получают 62 тысячи 969 детей. Разница между данными двух государственных ведомств, отвечающих за социальную политику, по количеству детей, получающих пособие по утере кормильца, существенная. Поэтому нужно не просто собрать данные, имеющиеся в ведении Министерства труда и социального развития КР, но синхронизировать абсолютно все данные, которые имеются у государственных, гражданских и международных организаций, чтобы получилась полная картина, которая отражает реальное положение дел.

За казенной фразой “дети, оставшиеся без попечения родителей” скрывается горькая правда о детях, чей социальный статус не до конца определен. Со временем они вполне могут пополнить армию детей-сирот. Еще такой момент: согласно новым изменениям закона “О государственных пособиях”, если ребенок не сирота и он находится в детском социальном учреждении на государственном обеспечении, ему социальное пособие не назначается, а если у ребенка нет ни алиментов, ни пенсии, что тогда? Это непростой вопрос, на который нет однозначного ответа.

Для полноты картины следует отметить, что не все детские учреждения интернатного типа в юрисдикции Министерства труда и социального развития КР. По данным Министерства образования и науки КР, с 2013 по 2018 год с неполным средним образованием выпустились 308 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Из них в вузы поступили 13 детей, а 246 выпускников - в различные училища. До 11-го класса доучились 160 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В среднем ежегодно 200 детей выпускаются из детских учреждений интернатного типа.

Самой неразрешимой проблемой для выпускников детских домов на сегодня остается отсутствие жилья. В детских домах семейного типа относительно благополучная ситуация, потому что там дети могут оставаться и после достижения совершеннолетия, в отличие от государственных, где они обязаны покинуть учреждение. В идеале по действующим законам детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, госорганы должны жилье предоставлять вне очереди. Ответственность за выполнение этой нормы закона государственной программы по поддержке семьи и защиты детей, принятой 14 августа 2017 года, возложена на полномочные представительства правительства в регионах, то есть государственные областные администрации. По закону детям-сиротам должны предоставить либо жилье, либо земельный участок под строительство жилища.

Несмотря на очевидные проблемы в этом вопросе, есть и положительные моменты. Так, по итогам 2018 года на учете в органах местного самоуправления на получение земельного участка стоят 453 ребенка-сироты, а на получение жилья - 355 детей. Из них земельными участками были обеспечены 25 детей-сирот, 96 смогли вступить в право наследования жилья, оставшегося после смерти родителей, и еще десять сирот в Чуйской области кувейтский благотворительный фонд “Ас-салам” обеспечил жильем.

“В будущем, чтобы помочь выпускникам детских учреждений интернатного типа, сейчас разработан проект постановления “Об утверждении Положения о порядке использования специализированного жилищного фонда при Министерстве труда и социального развития КР”, - добавила Чолумова. Помимо этого, правительство планирует в 2020 году выделять 12 млн сомов на аренду жилья детям-сиротам с определенными требованиями.

“У нас есть дети, которые остались без попечения родителей, у которых в графе “отец” прочерк, а мама написала отказную. По закону они не сироты. Пособие по утере кормильца ребенок может получать только при наличии свидетельства о смерти родителей. Таким детям мы открыли депозитные счета. У них в РСК банке счета, органы соцзащиты выбирали банк, чтобы он был рядом и условия подходили. К примеру, более крупные банки, как, например KICB, требуют, чтобы на счету было как минимум 5 тысяч сомов”, - рассказывает директор Краснореченской специальной общеобразовательной (вспомогательной) школы-интерната Мээрим Мадиярова, которая тоже попала в план оптимизации детских учреждений интернатного типа.

В настоящее время 876 детей, воспитывающихся в детских учреждениях интернатного типа независимо от форм собственности, получают гарантированные детские пособия и пенсии. Из них 270 детям открыты депозитные счета, 75 детям открыты депозитные счета, но на имя директоров детских учреждений, а у 522 детей эти выплаты получают опекуны либо родители. Это официальные данные, на практике выясняется, что не все дети-сироты получают свои пособия.

“В нашем семейном детском доме 36 детей, из них только четверо дети-сироты. Никто из них не получает пособие по утере кормильца из-за отсутствия документов. У Димы Рязанцева отсутствует свидетельство о смерти мамы. У Васи Иванова тоже непонятно все, нет свидетельства о смерти папы, а ему уже 18 лет. Вот по таким причинам не до конца задокументирован их статус. Есть у нас Руслан Ткаченко. Он круглый сирота. Я не могу даже найти оригиналы записей о его рождении. (До 31 декабря 2019 года правительство КР проводит Национальную кампанию по выявлению и документированию детей, не имеющих свидетельства о рождении, в рамках которой граждане могут получить данный документ в упрощённом порядке. Но знают ли об этом граждане, кроме правительства?! - Прим. Авт.). Мы забрали его из Беловодской спецшколы. Куда идти? У нас столько детей, у нас нет штатных сотрудников. Я не могу бегать и искать их документы. Конечно же, мы выкладываемя по максимуму, но, если мы будем заниматься только этим вопросом, у нас не останется времени на детей, то, что в наших силах, мы делаем. У нас с отделами семьи и защиты детей такой уговор. Они занимаются всеми вопросами документирования. Вот паспорта есть у всех наших детей, кому положено по возрасту”, - говорит Наталья Аслаповская из семейного детского дома в селе Сосновка Жайылского района.

По Кодексу о детях КР, все дети, оставшиеся без попечения родителей и находящиеся в воспитательных, лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и других аналогичных учреждениях, вне зависимости от форм собственности, имеют право на причитающиеся им алименты, пенсии, пособия и другие социальные выплаты.

“Поэтому руководители учреждений для поступления пенсий, пособий и других социальных выплат в пользу подопечных учреждений независимо от форм собственности, в которые помещены под надзор несовершеннолетние, должны открывать (об этом говорится в 10-ом пункте Положения о порядке размещения ребенка вне семьи от 24 сентября 2013 года. - Прим. Авт.) для подопечных личные депозитные накопительные счета до достижения ими 18 лет”, - напоминает заведующая отделом развития услуг семье и детям Министерства труда и социального развития КР Чолумова.

Руководители “должны” по закону, но в реальности они могут это сделать, если у них есть полный пакет документов, удостоверяющих социальный статус ребенка. И вот тут выясняется, что из-за отсутствия синхронизации данных и бюрократизации процесса сбора документов невозможно юридически установить социальный статус ребенка. К примеру, у детей умерла мама, где она похоронена, не установлено, а отец просто исчез. Маловероятно, что кто-то будет заниматься такими гиблыми случаями, и, как показывает практика, так оно и есть. По закону в случае потери кормильца необходимо сразу же обращаться за пособием, в случае позднего срока компенсации за прошедшие годы не будет. 

Поэтому гражданские активисты обращают внимание на заявительный порядок социальных пособий и пенсий. Это означает, что если ребенок, оставшийся без попечения родителей (в интересах ребенка опекун, попечитель, руководитель детского социального учреждения) не обратится за назначением социальных выплат, то выплаты не будут назначены, и никто не понесет ответственности за нарушение прав ребенка.

Нельзя исключать факты незнания своих прав и манипуляции судьбами детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Мы можем только догадываться о реальном положении дел.

“Пособие я никогда не получала. О том, что на меня должны были открыть депозитный счет и туда бы переводились деньги, я узнала полгода назад. Попыток получить эти деньги я не делала, потому что мне сказали, что все было актуально до 18 лет. (По закону по достижении 16 лет право на получение пособия утрачивается. - Прим авт.). Об этом все вокруг твердили, в том числе и директор нашего детского дома, где я воспитывалась. Иногда думаю: интересно, сколько у меня там накопилось бы”, - говорит выпускница детского дома семейного типа “Лотос” в Оше Жанара. Ей 21 год, в два года ее удочерили, и она воспитывалась в “Лотосе”. Своих биологических родителей не знает, они отказались от нее с самого рождения. В документах, удостоверяющих ее личность, вписаны приемные родители. Сейчас живет в вузовском общежитии, хочет стать актрисой театра и кино. “Это моя подростковая мечта, учусь на первом курсе”, - поделилась с нами Жанара.

Заведующая отделом развития услуг семье и детям Министерства труда и социального развития КР Назгүл Чолумова разъяснила, как по закону должно быть: “Директора детских учреждений интернатного типа обязаны в течение двух-трех дней сообщить в органы соцзащиты о поступлении к ним детей, чтобы выяснить, положено ли им пособие. Ведь в эти учреждения дети могут попасть ночью во время рейда правоохранительных органов, или их могут подбросить. Поэтому обязаны утром в обязательном порядке сообщить. Пока дети там находятся, директора как временные опекуны оформляют на себя их счета. Некоторые из них получают детские пособия наличными. Потом им сложно отчитаться за них, потому что они не могут внятно объяснить, куда потратили их. Поэтому органы прокуратуры часто имеют к ним претензии. Другие директора открывают депозитные счета на имя детей, и к ним нет вопросов со стороны надзорных органов. Есть опекуны, которые расходуют эти деньги по своему усмотрению, а ребенка определяют в интернаты, то есть перекладывают ответственность опять на государство. Поэтому в новом проекте Кодекса о детях четко прописано, что опекун должен совместно проживать с опекаемым ребенком, чтобы исключить такие случаи. Есть еще такой момент: многие дети-сироты выпускаются по достижении 16 лет, а депозитным счетом они могут воспользоваться, когда им исполнится 18 лет. Поэтому им приходится еще раз назначать опекуна, чтобы получить эти деньги”.

Отсутствие детальных процедур по открытию депозитных счетов на имя воспитанников детских учреждений интернатного типа, порядка мониторинга, контроля привело к тому, что до сегодняшнего времени эта норма не реализуется в полной мере, интересы детей, оставшихся без попечения родителей, ущемлены, уверены авторы мониторинга деятельности детских социальных учреждений.

По самым скромным подсчетам при средней ставке пособия в 2 000 сомов в течение 5 лет каждый ребенок может лишиться гарантированной помощи государства в размере 120 000 сомов, а 150 сирот – 18 млн сомов.

“У меня есть два выпускника детских домов, которые никогда не получали положенные им по закону пособия, хотя с раннего детства воспитывались в детском доме. Или вот другая история. Девочка с пяти лет воспитывалась в детском доме. Ее мама умерла в психиатрической больнице, а папа умер еще раньше. Нет оригинала свидетельств о смерти родителей, соответственно нет и пособия. Четыре сестры: 2001, 2003, 2004 и 2006 годов рождения. Мать умерла, отец семейства в местах лишения свободы. Девочки не знают, где их мама похоронена, и, конечно же, нет никаких документов, что ее нет в живых. Вот другая история. Два брата и две сестры, самому младшему из них 10 лет, а старшему 14 лет. У них папа с мамой лишены родительских прав. И таких примеров предостаточно. Где их деньги, и сколько таких случаев по стране?” - задается вопросом лидер гражданской организации “Наш голос” Айнура Ормонова.

И скорее всего в 2020 году картина может еще раз поменяться, и мы узнаем о других фактах, когда данные еще раз обновятся. Ведь процесс оптимизации детских учреждений интернатного типа только набирает обороты, значит, точка еще не поставлена.

Алмаз Исманов

 
© Новые лица, 2014–2020
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям