Трудовых мигрантов обвиняют в росте экстремизма

08:35, 1 Ноября

Секретарь Совета Безопасности РФ Николай Патрушев заявил, что увеличение уровня террористической активности в Сибирском федеральном округе России тесно связано с ростом количества трудовых мигрантов из стран Центральной Азии и Закавказья.

Об этом, по его словам, свидетельствуют 56 возбужденных уголовных дел за текущие девять месяцев. «Поступающая информация свидетельствует о том, что объекты, расположенные в субъектах Федерации округа, находятся в поле зрения международных террористических и экстремистских организаций», - цитируют Патрушева российские информационные агентства. Насколько такая угроза связана с трудовыми мигрантами, сложно сказать, потому что других данных, подтверждающих эту связь, российские власти не предоставляют.

Глава Федеральной службы безопаности РФ Александр Бортников уверен, что для эффективной борьбы с террористической угрозой в России необходимо уделить особое внимание трудовой миграции из стран СНГ. Российские силовики уверены, что основу террористических группировок России составляют трудовые мигранты из бывших союзных республик.

С таким утверждением не согласны российские эксперты в области миграции. По мнению директора института миграционной политики Ольги Гулиной, в России нет открытых данных или исследований о правовом статусе лиц, совершивших террористические акты на территории России. “Даже собрав по крупицам открытую информацию в СМИ о лицах, совершивших подобные преступления, можно понять, что большая часть преступников-террористов – это граждане России. Включая 22-летнего Акбаржона Джалилова, совершившего в апреле 2017 года взрыв в метро Санкт-Петербурга. Вопрос о том, можно ли сказать, что террористическая угроза России взращена на территории страны, а не принесена извне, требует серьезного изучения и внимания”, - говорится в авторской статье эксперта в российских “Ведомостях”.

На официальном сайте международной полицейской организации Интерпол в международный розыск объявлены несколько человек, которые указаны как лица с кыргызским и российским гражданством: Абдусамат Махмудов, 1985 года рождения; Равшанбек Юсупов и Мансур Ташматов, оба 1986 года рождения. Всех троих обвиняют в активном участии в деятельности террористических организаций. Это не полный список лиц, обвиняемых в поддержке терроризма, размещенный на сайте Интерпола по линии Кыргызстана и России.

По самым скромным подсчетам, в трудовой миграции находятся более 700 тысяч кыргызских граждан, из них около 80 процентов – в Российской Федерации. В последнее время все чаще в сводках российских правоохранительных органов мигранты фигурируют как активные участники и вербовщики экстремистских и террористических организаций. Свою определенную роль играют российские медиа, в которых мигранты представлены чаще всего в негативном образе. Даже обычные материалы аналитического характера иллюстрируются фотографиями мигрантов, которые к теме материала не имеют никакого отношения. Но зато такая подача эффективно действует на российского обывателя. “Последние события, такие как взрывы в метро, представлены таким образом, как будто мигранты являются потенциальными террористами. Москвичи не любят, когда мигранты собираются большими группами, например для молитв, им не нравится, как ведут себя мигранты, даже как они одеваются. Все это раздражает москвичей”, - рассказывает один из мигрантов в Москве в экспертном анализе британских и кыргызстанских исследователей.

По мнению мигрантов из Кыргызстана, после таких происшествий резко усиливаются проверки со стороны российских властей. Бывает, что такие проверки носят беспричинный характер, просто нужно провести рейд. Как, например, недавно в Тульской области, где представители российских правоохранительных органов провели показательную проверку документов у мигрантов из стран Центральной Азии. Люди выстроились в колонну, держа другу друга за плечи, обычно так строят потенциальных преступников на зоне. Такая демонстративная акция в центре города наверняка произвела эффект на тульчан и самих мигрантов.

В исследовании Королевского Объединенного института оборонных исследований (Великобритания), посвященного расследованию факторов, способствующих радикализации среди трудовых мигрантов, приводятся случаи, когда кыргызстанцев пытались завербовать на территории России. В частности, речь идет об одном таком инциденет в Красной мечети в Астрахани. “Там кавказцы, таджики или узбеки подходят к молодым и неопытным парням и предлагают им неплохие деньги за предполагаемую работу. Но, конечно, это обман. Сначала они дают в качестве приманки 2-3 тысячи долларов США, а затем говорят, что “там” вы получите больше, и убеждают их уехать. Немногие принимают предложение, но были случаи, когда молодые парни попадались на такие трюки», - рассказывает один из респондентов.

Про влияние северокавказских и закрытых татарских джааматов на трудовых мигрантов немало сказано. Для мигранта российская мечеть – это единственное место, где у него не спрашивают наличие регистрации или другие документы. Там он чувствет себя комфортно. В таких условиях вербовщикам легко вести пропаганду, ловко манипулируя сознанием мигрантов, с успехом играя на нарушениях его прав.

Согласно данным Национального антитеррористического комитета РФ, в прошлом году российские власти отказали во въезде около 18 тысячам иностранных граждан, подозреваемых в причастности к террористической деятельности. Российским силовикам удалось заблокировать более 10 тысяч страниц в социальных сетях. Но, как показывает практика, вербовщики открывают другие страницы, активно используя возможности Интернета для пропаганды своих идей.

К сожалению, в сообщении не уточняется, о каких странах идет речь. Никто никогда публично не озвучивал данные по гражданам стран Центральной Азии, задержанным в России по обвинению в терроризме или экстремизме. Мы не знаем, насколько оправданы опасения, связанные с миграцией, на фоне борьбы с терроризмом. Стоит напомнить, что Кыргызстан является активным членом почти всех межгосударственных региональных объединений, таких как ОДКБ, ШОС, где также присутствует Россия. Поэтому сомнительно, что потенциальные вербовщики и члены терррористических организаций могли бы свободно перемещаться по территории этих стран.

Сами мигранты считают, что гражданская активность лидеров диаспор в России помогает повышать “сопротивляемость против радикализации или людей, сеющих разлад в их сообществах». Респонденты в исследовании Королевского Объединенного института оборонных исследований делятся своим мнением о ситуации внутри диаспор. Они отметили, как сообщество диаспоры часто объединяется, чтобы обеспечить взаимную поддержку. Например, участники фокус-групп отметили, что “каждые два месяца мы собираемся с кыргызами, чтобы поиграть в футбол и приготовить плов”. Респондент из Хабаровска отметил, что сообщество может коллективно контролировать и дисциплинировать; он сказал, что нет случаев вербовки, потому что “мы продолжаем жестко контролировать ситуацию … В 2010 году мы сказали всем, что если у вас есть какие-то проблемы, то в течение трех дней мы вышвырнем нарушителя спокойствия ... вызовем ФСБ”.

По мнению экспертов британского института, число трудовых мигрантов, которые обращаются к насильственному экстремизму, очень ограничено. Это важно помнить, поскольку иначе существует опасность, что возможное усиление стигматизации всего сообщества мигрантов приведет к большей отчужденности и конфликту и в конечном итоге усугубит проблему радикализации. Эксперты обращают внимание на такую тенденцию, учитывая растущее число центральноазиатских граждан, которые получают известность как организаторы громких террористических актов по всему миру. Уже наметился устойчивый сдвиг в общественной дискуссии о выходцах из Центральной Азии, участвующих в насильственно-экстремистской деятельности. Эту тенденцию не следует усугублять, и важно контролировать проблему на соответствующем уровне.

Алмаз Исманов

 

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям