«Зато ко мне никто не прикасается»…

16:44, 8 Мая

«Требуются девушки, вебкам модели. Конфиденциальность. Зарплата от 20 000 сомов в неделю. Пятидневка, чистый офис, центр города. Дружный женский коллектив», - такими объявлениями сегодня завалены рекламные сайты в зоне kg. Некоторые объявления еще украшены «мотивирующими» коллажами – что-то про деньги и красивую жизнь.

Собственно, уверенное вхождение Кыргызстана в мировую онлайн порноиндустрию – очень несвежая новость. Не меньше десятка лет назад в Бишкеке появились первые вебкам-студии. Что это такое? Это такой интим-сервис через Интернет. Девушки болтают с клиентами, раздеваются (и не только) перед камерой. А клиенты входят в чат при помощи определенной программы, которая обеспечивает оплату. Чем дольше клиент пробыл в чате, тем больше заплатил.

Написать текст об этом «бизнесе» нашу редакцию подвигло только одно – любопытство. Рассуждать о моральной стороне вопроса мы не будем, потому что отношение общества к вопросу очевидно, отношение духовных лидеров – тем паче, а способов искоренить индустрию интимных услуг человечество не изобрело с момента появления. Поэтому просто посмотрим, что это за явление такое.

«По сравнению с обычными работницами коммерческого секса вебкам-модели, конечно, менее подвержены рискам. Безусловно, этот вид деятельности безопаснее с точки зрения медиков. И здоровье их страдает куда меньше. Физическое здоровье. Именно физическое», - обмолвилась как-то в прессе специалист по доказательной медицине Министерства здравоохранения Кыргызстана Бермет Барыктабасова.

А что по поводу психического? «Так называемая профессиональная деформация у девушек, работающих вебкам-моделями, точно такая же, как и работниц физического коммерческого секса. Они испытывают затруднения в построении отношений, в том числе и дружеских, плохо адаптируются к «обычной» жизни, часто не могут создать семью. Но они реже становятся алкоголичками или наркоманками, чем другие их коллеги. Хотя снимать стресс с помощью алкоголя – распространенная практика и в этой среде. В этой сфере меньше принуждения, конечно. Но оно есть. И элемент слома нравственных базовых ценностей присутствует. В общем, не тот вид деятельности, который можно назвать благотворным для женщин», - говорит психолог Элла Лисовская. Элла работает в Москве. В Бишкеке специалистов или проектов, прицельно занимающихся именно вебкамингом и его последствиями для клиентов и участниц, пока нет.

Тридцатилетняя бишкекчанка Даша попала в индустрию в 2010 году, увидев объявление не где-то, а в самой крупной городской газете. До этого немного работала по специальности, Даша - лингвист. Но низкая зарплата и финансовые трудности плохо сочетаются с мечтами о красивой жизни в 22 года… Ее хочется всегда, конечно, но в юности – особенно яростно. Даша решила для себя вопрос именно так. С тех пор вебкаминг – ее основной заработок. Сменила уже 8 работодателей – студии закрываются часто. Но профессию оставлять не собирается. Даша в своем деле – звезда. Она может держать клиента час и даже два часа, иногда просто разговором. С журналистами общается иногда. Обычно, когда подруга попросит, – она у нее работает на одном из столичных телеканалов. Но телевизионщикам Даша интервью не раздает, конечно. И настоящее свое имя не сообщает.

- Даша, тебе нравится эта работа?

- Не так чтобы. Но я зарабатываю до 100 тысяч в месяц, при этом занята в день часов пять. Какая у меня альтернатива? Пойти работать за 15 тысяч? Я уже не смогу. Я привыкла к определенному уровню расходов.

- Сколько стоит минута общения с моделью?

- От двух долларов.

- Но противно же…

- Ну… Бывают ушлепки, конечно. Но на самом деле не так уж часто. Я работаю на Америку и Европу (Даша – метиска, у нее яркая азиатская внешность), там в сеть за этими услугами выходят довольно приличные люди. Тем более если человек захочет чего-то уж совсем отвратительного, я всегда могу выйти из сети. Это же тебе не проституция, когда уже осталась с клиентом наедине – никуда не денешься. Зато ко мне никто не прикасается, я не рискую подцепить заразу, у меня нет риска по безопасности… А вообще раздеваться мне не противно, даже прикольно. Дразнить пыхтящего мужика тоже прикольно. В основном все нормально.

- А как это – на Америку, Европу? Ты не берешь клиентов из местных?

- Я не просто их не беру, у меня заблокирована зона kg, kz и зона ru. Просто элементарная безопасность. Наши девочки все так работают. Зону kg мы не обслуживаем. Ты сама подумай, что будет, если в чат войдет братишка, дядя… А девочки есть из сел, в том числе из глубинки, представляешь, какой это кошмар для любой из них? Это вы все думаете о своих мужьях, детях, что они такими вещами не пользуются. Еще как пользуются! Поэтому любой работодатель, даже самый тупой, принимает меры. Потом, смотри. Мы убираем из кадра все книги, плакаты, даже упаковки от продуктов, этикетки снимаем с напитков. Естественно, в комнате плотные шторы. Чтобы не было возможности понять, в какой стране, в каком месте находится студия. Выследить по ай-пи адресу тоже очень сложно. То есть мы имеем максимум защиты.

- А записать и потом в сеть выложить клиент может?

- Бывает и такое. Риск – он в любой работе есть.

- Из дома никто не работает?

- У нас, насколько я знаю, нет. Потому что нужны технические условия – и заблокировать что надо, и вообще качественный Интернет, и свет. Конкуренция высокая, абы с чем в индустрию не зайдешь. Наши предпочитают все-таки какую-то защиту или хотя бы ее иллюзию. Но вообще слышала, что много где такое есть.

- А еще клиент может приехать в Кыргызстан туристом, абсолютно случайно. Или может увидеть фото в соцсетях и узнать…

- Приехать чисто теоретически может, но таких случаев не было. Если бы были, я бы знала. А вот насчет «узнать в соцсетях» - такое было. Поэтому сейчас опытные модели никаких личных фото крупным планом, селфи, всякого такого в соцсетях не выкладывают. Девочки новенькие иногда попадаются так.

- Говорят, некоторые клиенты влюбляются, выясняют место жительства как-то или выпрашивают его, приезжают, потом – сценарий «Красотки»…

- Фуфло. Я читала эти сказки в Интернете. То, про что наши журналисты писали: мол, приехал богатый американец, подарил два авто – точно фуфло. Знаю, кто автор байки. Это выдумывают сами организаторы студий, чтобы как-то психологически разгрузить новеньких.

- Все твои коллеги знают английский в совершенстве?

- Нет, конечно. Базово разве что. Во-первых, есть переводчик, во-вторых, разговорные модели – особая каста, их немного. Поговорить, именно поговорить, приходит немало клиентов, но они все-таки не в большинстве. У меня много таких клиентов, я иногда весь день работаю в свитере. Один есть паренек из Канады. Он уже три года ходит ко мне советоваться об отношениях со своей девушкой. Бывает так, что каждый день я выслушиваю его жалобы, даю советы. Много людей, которым просто не хватает человеческого общения, нормального разговора по душам не с психоаналитиком, а с другим простым человеком. Умные модели, способные поддерживать беседу, понимающие людей, зарабатывают очень хорошо.

- Какие проблемы возникают у девочек с работодателями?

- Да кидают на деньги. И еще грозят выложить видео в сеть, если дернешься. Я тоже так один раз попала. Но сейчас уже чутье, захожу наниматься – сразу вижу, стоит или нет.

- Прости за хамский вопрос… Вот тебе 30. А порноиндустрия – вотчина молодых. Кончится твоя юность – чем будешь заниматься?

- Во-первых, если хорошо выглядишь, можешь до 50 лет работать. Для этого есть все условия – и косметология, и ЗОЖ, и спорт. Во-вторых, я коплю на хорошую, обеспеченную жизнь потом, когда выйду замуж, рожу детей, когда перестану работать.

- Ты сколько еще планируешь работать?

- Лет пять.

- А парень у тебя есть? Как он относится к твоей работе?

- Есть. И он о ней не знает. Думает, что я переводчик. Узнает – уйдет. Но я думаю, что не узнает. Все может быть, но будем надеяться на лучшее.

- А с милицией проблем не бывает?

- Не было раньше. Вот в последнее время начались какие-то рейды. В марте хлопнули одну студию. Там какой-то дурак пытался притащить на работу малолетку, она написала заявление… Ну, побурлит и уляжется, я думаю.

Даша говорит об известном инциденте, попавшем в СМИ относительно недавно, 2 марта. Тогда милиция отправила в СИЗО двух организаторов вебкам-студии, где «трудились» несовершеннолетние девчонки. «В январе прошлого года двое неизвестных обманным путем уговаривали несовершеннолетнюю девушку работать в студии – предоставлять интимные услуги иностранцам онлайн. Сначала ей позвонили и пригласили на другую работу, а когда она пришла на собеседование, сказали, что надо заниматься вебкамингом. Она отказалась и обратилась к нам», - рассказали об этом случае в пресс-службе МВД. По данному факту возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 262-1 УК КР (Вовлечение несовершеннолетнего в действия, связанные с изготовлением материалов или предметов порнографического характера, а равно в качестве исполнителей для участия в мероприятиях порнографического характера).

А в целом закона, запрещающего совершеннолетним кыргызстанцам оказывать интимные услуги онлайн, у нас нет. Милиционеры делятся своим наблюдением – по Бишкеку не меньше восьми десятков студий, их местоположение известно работникам правоохранительных органов. Но вмешиваются они только по заявлениям несовершеннолетних или если получают информацию, что кого-то принуждают работать шантажом. Если взрослые, совершеннолетние и дееспособные люди добровольно собираются вместе и занимаются чем-то, что не запрещено законом, у милиции нет никаких оснований вмешиваться.

Юрист Султан Калыбаев комментирует ситуацию: «Этот бизнес легален до тех пор, пока на законодательном уровне его не запретят, а запретить его могут только в целях национальной и/или государственной безопасности. Да, общество считает это аморальным, но даже аморальные вещи государство не может просто так запретить. Например, лиц, которые занимаются проституцией, государство не может привлечь к ответственности, а привлекают только организаторов (сутенеров), потому что таков закон. И только сутенеров привлекают по статье 260 УК КР «Вовлечение в занятие проституцией» и статье 261 УК КР «Организация или содержание притонов для занятия проституцией».

Это означает, что пока бизнес будет процветать. Если, конечно, не попадет в поле зрения каких-нибудь «кыркчорошников». Ну, или этим бизнесом не займется налоговая инспекция, потому что налоги в казну ни организаторы студий, ни модели, разумеется, не платят. Говорить же о моральной стороне вопроса по-настоящему бессмысленно. Это ужасно? Да. Это профессия, которой никто в здравом уме не пожелает своей дочери? Да. Можно ли это победить и уничтожить? Нет. Интимные услуги за деньги в том или ином виде существуют столько же, сколько сам социум, недаром определенная профессия носит название «первой древнейшей». Искоренить ее невозможно. Она существует в самых тоталитарных и патриархальных сообществах, принимая порой страшные формы. Но искоренить не удавалось никому, нигде и никогда. Вопрос только в том, насколько криминализована сфера. В спорах о легализации подобных отраслей «бизнеса» сломано немало копий. И мы приглашаем экспертов к диалогу на эту тему на страницах нашей газеты.

Светлана Бегунова

Иллюстративное фото из Интернета
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям