Детский суицид – страшная реальность

08:57, 25 Июня 2015

Родители 10-летнего Кубата на заработках в Бишкеке. Сам он живет у бабушки в Нарыне. В тот день, 20 апреля, он пришел домой из школы очень расстроенным. Бабушке он сказал, что дети смеялись над ним, так как у него нет хорошего мобильного телефона и одежда поношенная, от старшего брата. «Со мной никто не хочет дружить», - плакал мальчик.

Бабушка в сердцах отругала ребенка. Хватились через 3 часа. Мальчик собрал все таблетки, что нашел в доме и принял их. Оставил записку: «Я никому не нужен».  Хорошо, что дома не хранилось никаких серьезных препаратов (до того ли, семья откровенно выживает). Обошлось промыванием желудка, однако во врачебные сводки инцидент все же попал.

Если изучить эти хроники внимательно, хватаешься за голову. Более 1000 случаев за год по стране, детские попытки суицида, благо, чаще неудачные, зашкаливают.

Около миллиона человек ежегодно сводят счеты с жизнью или, иными словами, каждые сорок секунд в мире кто-то убивает себя по самым разным причинам. В среде подростков суициды особенно «популярны»: у них это третья по частоте причина смерти.

Кажется, что раньше такого не было. В таком количестве дети не кончали жизнь самоубийством. Не выбрасывались из окон, не травились, не спивались и не погибали от наркотиков. Ведь последние два акта – это тоже самоубийство, просто несколько затянутое во времени. С другой стороны – думается, что раньше (а когда это «раньше»? При советской власти? В перестройку? В умопомрачительные 90-е? Или при Манасе?), так вот раньше подростки не отличались такой повальной злобностью, не убивали друг друга и более взрослых особей. Как будто идет зачистка территории. И закон «выживает сильнейший» действует как никогда.

ВОЗ (Всемирная Организация Здравоохранения) определяет критический уровень для общества – 23 случая подростковых суицидов на 100 тысяч населения. Мы его уже перешагнули.

14-летняя Маша из Бишкека попыталась себя убить, когда родители расстались. Уехавший на заработки в другую страну отец завел там новую семью. Девочка не выдержала психологической нагрузки. Вопрошать в этом случае, кто виноват – не пустое занятие. Проблема назрела, ее надо решать.

Чтобы вылечить болезнь, надо найти причину. Причин детских суицидов достаточно много, но если посмотреть на ситуацию внимательно, то выявляется ряд трагических совпадений, которые уже похожи на тенденцию, и они образуют целые группы несчастных детей и подростков сделавших шаг в бездну.

Эксперты говорят о многогранности проблемы. Например, Владимир Чубаровский, доктор медицинских наук, психотерапевт, считает так:

«Проблема суицида имеет несколько аспектов: медицинский, социологический и психологический. Макросоциальные факторы данной катастрофы на поверхности – это затяжной экономический и духовный кризисы. Школа утратила воспитательную функцию, педагоги сами не представляют, какие ценности будут адаптировать ребенка в этой жизни: быть ли ему тимуровцем, который заботится о стариках, или «успешным человеком», который нагло ворует. Размытость нравственных ценностей в обществе и их противоречивость – вот корень духовного кризиса, который в конечном итоге и обусловливает агрессивные формы поведения, развитие психической патологии.


Самоубийства – всего лишь один из компонентов проявления общей крайне негативной тенденции, существующей в обществе на протяжении последних 20 лет. Если в 70-х к низкооплачиваемым категориям относились грузчики, нянечки, деклассированные элементы, то с 2000-го – врачи, учителя, инженеры, работники культуры, ученые. И в этой ситуации всеобщей подавленности, растерянности, озлобления больше всего страдают самые уязвимые члены общества – дети. 


Когда ребенок депрессивный? Когда у него семья депрессивная: безработная мать, больные дедушка и бабушка, которые еле сводят концы с концами. Когда в школе учителя сами не имеют идеалов. Ребенок не видит перспективы, не знает, какие цели ему перед собой ставить и как он будет их добиваться. Больное общество не в состоянии воспитать здоровое поколение. Наши дети не хотят жить в такой стране. Спрашивается, что же делать? 


Надо менять социальную политику, менять приоритеты, ставить вменяемые нравственно-этические цели, а не уповать только на веру и религию. Далеко не каждая семья по своим материальным и интеллектуальным возможностям может сформировать у ребенка высокие мировоззренческие и нравственные ценности. А надо еще учитывать огромное число неполных семей, распадающихся, нищих, с алкоголиками мамами и папами. Да у нас по провинции тысячи детишек вообще живут без родителей, потому что те вахтовым методом работают в других регионах. И воспитывают таких подростков в лучшем случае бабушки и дедушки, а то и вовсе соседи.


Общественные организации, которые раньше занимались воспитанием личности, – пионерия, комсомол – ликвидированы, спорт – часто платный, поэтому большинству недоступен. И получается, что подросток растет как сорная трава, никому не нужный. Кроме того, за последние 20 лет жизнь человека на постсоветском пространстве обесценилась и в сознании общества, и в сознании подростков. Так что причина в среде, а не в семье. И не говорить об этом – лицемерие
». 

70% подростков в качестве повода, толкнувшего их на попытку суицида, называли разного рода школьные конфликты. Но если искать причину, то, как правило, обнаруживается проблемы в семье или у семьи. Причем часто они не внешние, а скрыты глубоко в межличностных отношениях и духовных и социальных проблемах родителей. А роль «последней капли» играют школьные ситуации, поскольку школа – это место, где ребенок проводит значительную часть своего времени.

Многих еще можно спасти. Но на защиту детей должно подняться все общество.

Подготовила Мария Никитина

 


© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям