Украденное детство

10:10, 7 Ноября

Эрланчик – «звезда» нашего квартала. Почти каждое утро он выскакивает из видавшей виды отцовской «девятки» и начинает громко оповещать горожан о том, что «мясо приехал». Бараниной и говядиной семья Эрлана торгует прямо из багажника. Эрлан умеет и тяжелое отнести, и поговорить по душам, и подходящий кусок отрезать и взвесить, и посчитать сдачу – на все руки мастер. Сегодня мальчику исполнилось 14. Совсем взрослый. Правда, по школе сильно отстает – пятый класс.

Эта семья живет в одном из сел близ Канта. Эрланчик – единственный сын, остальные пятеро – девочки. Мясо они скупают у сельчан и фермеров из других районов, своего хозяйства нет. Но и с разделкой туш и торговлей работы хватает.

Для матери Эрлана словосочетание «детский труд есть преступление против детства» - абракадабра. Она улыбается неуверенно, как человек, который не понял шутки, но точно уверен в своей правоте. Как еще прожить многодетной семье, чтобы дети не помогали родителям в бизнесе и по дому? Сестры Эрлана готовят еду, убирают дом, смотрят за младшими сестренками. И, к слову, по школе тоже не очень успевают.

Таких семей в Кыргызстане тысячи. Причем та, о которой я рассказываю, еще очень и очень благополучная. Основными причинами эксплуатации детей во всем мире являются бедность населения и неправильное понимание этой проблемы взрослыми.

«Например, большое количество детей работает вместе с родителями в сельском хозяйстве. Именно там трудовое воспитание переходит в эксплуатацию детского труда. То есть родители заставляют детей много работать. Где грань между трудовым воспитанием и трудовой эксплуатацией? Она прописана в Трудовом кодексе. Это минимальный возраст приема на работу – 16 лет, для легких видов работы порог составляет 14 лет. Это определенное количество часов. Также важно, чтобы, работая, ребенок не бросал школу и чтобы работа не вредила его здоровью», - говорят эксперты.

Работающие дети – привычное явление для многих стран. Каждый ребенок имеет право на защиту от детского труда. Однако и сегодня в мире 250 млн детей по-прежнему работают, а 85 млн из них вовлечены в опасные виды работ.

Кыргызстан – зона повышенной опасности, у нас высокий уровень детского труда. И детский труд в Кыргызстане может приобрести наиболее острые формы и привести к самым страшным последствиям. Социальная неустроенность и бедность – слишком хорошая почва для самых неприглядных сценариев.

«Детская психика калечится безвозвратно, если место игры в неокрепшей голове занимает взрослая ответственность. И отставание от школьной программы погружает в выученную, структурную бедность. То есть дети, начавшие работать рано, не «приучатся к труду», как думают некоторые, а пополнят маргинальные слои населения», - считает психолог Борис Востриков.

По неформальной статистике, которой оперируют международные доноры, 20% работающих в Кыргызстане – это дети. То есть почти каждый третий ребенок в республике в возрасте 4-17 лет вовлечен в запрещенный детский труд. Почти каждый четвертый ребенок 6-13 лет трудится на опасных видах работ. Такие данные приводит Международная организация труда по итогам совместного с госорганами Кыргызстана исследования.

Специалисты заявляют, что каждый третий учащийся 1-11 классов совмещает обучение и запрещенный детский труд. В связи с этим работающие дети имеют пробелы в образовании и низкую успеваемость в школе. Исследования также показывают, что между неработающими и работающими детьми разница в росте составила в среднем 13 см, а в показателях веса - 12 кг.

«Мы проводили специальные исследования среди работающих детей. Выяснилось, что такие дети болеют чаще. Труд на полях, где растут рис, хлопок и табак, влияет на формирование репродуктивных функций организма, дети отстают в физическом развитии. 30 процентов всех детей в возрасте от 5 до 17 лет вовлечены в труд не по своему возрасту и не по развитию. Однако мы не можем запретить детям работать, запретами проблему не решишь. Поэтому наша основная цель – минимизировать риски для ребенка: либо выводить его на легкие работы, либо сокращать количество часов, проведенных на работе. И самое главное при этом, чтобы у ребенка был открыт доступ к образованию и медицинским услугам», - рассказала журналистам координатор проекта Международной организации труда «Искоренение детского труда в КР» Амина Курбанова.

В основном по найму в стране трудятся мальчики. Но с девочками другая беда – 80% будущих женщин в стране занимаются обильным, тяжелым и неоплачиваемым домашним трудом.

Нанимать на работу у нас по закону можно с 16 лет. А на определенные легкие работы не на полный рабочий день – с 14. По факту же международные исследователи установили, что дети в Кыргызстане работают иногда с 4 лет. Это порочный круг, который не может быть разорван без участия всего общества.

Последние 5 лет, к слову, статистика более-менее оптимистичная. Медленно, но процент работающих детей снижается. Но до идеала еще очень далеко. «Несмотря на определенные положительные результаты по предотвращению детского труда, все еще существует ряд проблем. Заинтересованные госорганы, органы МСУ и представители НКО должны далее усилить и скоординировать свои действия. Должна реально работать система выявления и сопровождения таких детей», - сказала недавно прессе заместитель министра труда и соцразвития КР Жылдыз Полотова.

Год назад вся блогосфера Кыргызстана кипела – обсуждали историю пятилетнего мальчика, работающего на авторынке. Видео, где ребенок в рваной обуви в десятиградусный мороз торгует на базаре, возмутило пользователей Интернета до предела. Но страсти покипели и утихли. С объединением усилий у нас как-то не очень получается.

Подготовила Светлана Бегунова

Иллюстративное фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям