Хроники "Молодежного дома": Здоровые амбиции, высокие цели, смелые мечты

09:56, 23 Апреля

В Кыргызстане с недавних пор есть два «Молодежных дома», где обрели крышу над головой мальчики и девочки, выпускники детских домов и школ–интернатов. Свою давнюю мечту воплотил 25–летний активист Игорь Беляев. Сам воспитанник Краснореченского детского дома, Игорь, как и большинство выпускников подобных учреждений, столкнулся с ситуацией, когда после окончания девяти классов уже не имел права жить в стенах детского учреждения. Как и все выпускники, в 16 лет он был вынужден начинать самостоятельную жизнь. Тогда он и ощутил в полной мере, насколько беззащитны и уязвимы молодые люди, выросшие в социальных учреждениях.

Все эти годы Игорь занимается благотворительной и социально–общественной деятельностью, направленной на поддержку детей–сирот. Над реализацией проекта «Молодежный дом» Игорь бился с 2017 года. Наша редакция с самого начала поддерживала это начинание Игоря, мы вместе писали письма руководству страны, вместе ездили на переговоры с госчиновниками. Но никто из власть имущих реально не поддержал идею молодого активиста. Поэтому Игорь начал реализацию проекта в одиночку. Благодаря его энтузиазму вот уже 9 месяцев существует «Молодежный дом» для девочек, и 6 месяцев – для мальчиков.

Сегодня мы открываем рубрику «Хроники «Молодежного дома», в которой будем рассказывать о том, как живется молодым людям, с какими проблемами они сталкиваются и как им удается адаптироваться ко взрослой, самостоятельной жизни.

Знакомство

Восемь девочек живут в добротном доме, который арендует ОФ «Прав защиты детей сирот» в пригороде Бишкека. Все девочки учатся в вузах и колледжах. У каждой есть амбиции и смелые мечты. И первые шаги к их реализации они делают сегодня благодаря тому, что живут в «Молодежном доме». Предлагаем познакомиться с каждой участницей проекта.

Роза, 18 лет. Учится в КЭДИС (Колледж экономики, дизайна и информационных систем) на модельера–дизайнера. Девушка – выпускница Военно–Антоновского детского дома, с отличием закончила 9 классов. В ближайшие 7 лет видит себя студенткой, так как после колледжа планирует получить высшее образование. Мечта Розы – стать психологом. «У меня лучше всего получается учиться», – признается она.

Наристе, 18 лет. Учится в Кыргызском национальном университете, факультет – Государственное и муниципальное управление. Выпускница Панфиловской школы–интерната, в будущем видит себя муниципальным работником или госслужащей. «Такую профессию я выбрала потому, что меня привлекает госуправление. Окружающие считают, что у меня есть лидерские качества и я могу вести за собой людей», – говорит Наристе.

По мнению девушки, главное для госслужащего – быть хорошим, порядочным человеком, не лгать. А еще уметь грамотно и красиво говорить.

Наристе говорит, что «Молодежный дом» дает шанс ей и другим девушкам получить образование, регулярные медосмотры позволяют следить за здоровьем, плюс Общественный фонд выплачивает небольшую стипендию на проезд. И это замечательно.

Жазгуль скоро исполнится 18. Она приехала из Иссык–Кульской области. Обучается в КЭДИСе на программиста. У нее уже есть профессия – повар детского диетического питания, которой она обучилась в училище №91.

«Я видела в жизни трудности, преодолела их, и сейчас жизнь открывает передо мной многие возможности, как будто загорелся «зеленый свет» везде и всегда. Надеюсь, в жизни будет больше плюсов», – говорит Жазгуль.

Айпери, 18 лет. Учится в колледже на факультете «Экономика и бухгалтерский учет».

«У меня много целей в жизни, хотела бы посмотреть другие страны, может, поработать за рубежом. Для этого изучаю английский, планирую изучать китайский», – говорит Айпери.

Элиза, 18 лет. Учится в Медицинском колледже на акушера, на бюджете, еще и стипендию получает.

«Если бы я не попала в проект «Молодежный дом», то жила бы в общежитии. Там условия не очень хорошие, кроме того, там небезопасно, так как часто в общежитие приходят парни и ведут себя плохо», – признается Элиза.

Амина, 18 лет. Выпускница Панфиловской школы–интерната. Учится в университете «Ататюрк» на синхронного переводчика турецкого и английского языков.

«Очень рада, что попала в проект, потому что тут для нас созданы условия для хорошей учебы. А это важно, когда можешь все свое время и силы отдавать учебе», – говорит Амина.

Гулиза, 18 лет. Выпускница Чалдыбарской школы–интерната Таласской области. Учится в колледже на программиста.

«Если бы я не попала в «Молодежный дом», мне пришлось бы обучиться на парикмахера или маникюрщицу и работать или выйти замуж. А так я могу учиться и самореализоваться. И о замужестве даже не задумываться. Хочу сначала разбогатеть, встать на ноги, а потом создавать семью», – говорит Гулиза.

Воспоминания

За плечами девушек годы учебы в школах–интернатах Кыргызстана. В памяти остались и хорошие, и плохие воспоминания. Мы попросили поделиться ими.

«Самое главное, чего не хватает детям в детских домах, это материнской любви и заботы. Конечно, воспитатели стараются дать детям свое внимание, но это отличается от материнской любви, – говорит Роза. – Самые теплые воспоминания, связанные с детским домом, – это яблоневый сад. Весной я залезала на яблони и ела зеленые яблоки. Это были самые счастливые и беззаботные моменты».

Наристе делится своим мнением: «В детских домах есть жестокость. Мальчики и девочки, когда растут там, видят эту жестокость, они становятся жестокими. Атмосфера детского дома суровая, ее невозможно изменить».

Улыбчивая Жазгуль тоже поделилась своими воспоминаниями: «Самый счастливый момент был, когда я выступала на сцене во время праздника, танцевала и пела, причем я была солисткой в хоре. А самая большая проблема кыргызстанских детских домов в том, что в некоторых очень плохое питание. Дети не видят сладостей, не едят свежих овощей, фруктов и мяса. И, конечно, не хватает любви и заботы со стороны воспитателей».

Самым неприятным воспоминанием о детском доме у 18–летней Амины стал первый день в интернате. «Одна учительница наорала на меня и сказала: «Тут такие правила, давай, привыкай!» Я не ожидала, что будет такое отношение, – признается девушка. – А самым счастливым моментом в детстве было, когда за неделю получала не меньше шести «пятерок». Я всегда хорошо училась и аккуратно заполняла дневник».

«У нас условия были ужасные, еда плохая, не было душа, только два раза в неделю топили баню. Приходилось мыться в туалете», – вспоминает Гулиза.

О жалости и негативе

Девушки сталкиваются с разной реакцией окружающих, когда узнают, что они выпускницы детских домов и интернатов.

«Обычно проявляют жалость. «Ой, она из детского дома, надо ее пожалеть», – думают, что перед ними душевно раненный ребенок. На самом деле это не всегда так. Воспитанники детских домов чаще всего сильные люди. Их возмущает жалость, им не нравится, когда на них смотрят с жалостью. Мы, выпускники интернатов и детских домов, такие же люди, как и все, мы хотим, чтобы с нами общались как с равными», – объясняет Наристе.

Ей вторит Роза: «В отличие от детей, которые выросли в семьях, некоторые дети из детских домов более подготовлены к самостоятельной жизни, и многое им дается намного легче. В детском доме у нас были курсы, как готовить, шить, до девятого класса у меня было 4 образования, и пятое – это аттестат. Я бы выжила самостоятельно, но не все дети такие. Есть дети, которые не запоминают или не могут привыкнуть к новым условиям. Есть разные дети, у которых разные взгляды на жизнь. Думаю, им необходима поддержка, но не жалость. Им нужен шанс, чтобы они могли стремиться к хорошему, а не к плохому».

«Часто бывает так, что выпускники детских домов способные, но у них нет возможности продолжить обучение. И здорово, если находится спонсор, который может оплатить учебу, но чаще такой возможности у них не бывает. Поэтому многие сначала зарабатывают, а потом только поступают в вузы. Но в основном стараются и добиваются хороших успехов», – говорит Жазгуль.

«Есть стереотип, что дети в детских домах неблагополучные, испорченные или плохие. На самом деле там все дети хорошие, но не у всех складывается так, как они планируют. Бывает так, что девушки выходят рано замуж, рожают детей и из–за собственной неустроенности уже своих детей оставляют в детских домах. Вот это большая проблема. Нужно помогать выпускникам так, как делает Игорь Беляев, – говорит Айпери. – Я не обращаю внимания на тех, кто как–то настороженно относится ко мне из–за того, что я выпускница интерната. Человек должен сам развиваться и становиться лучше тех, кто относится к нему с недоверием или дразнит».

Что государство должно изменить в системе детских домов?

Все девушки считают, что государство недостаточно внимания уделяет детям, которые растут в стенах детских домов и интернатов. К слову, в Кыргызстане в настоящий момент проживают около 14 тысяч сирот и детей без попечения родителей.

Девушки поделились своими мнениями о том, что государству необходимо изменить в системе детских домов и интернатов.

«Если бы государство не просто выделяло деньги на еду и одежду, но еще уделяло больше времени и внимания на то, чтобы следить, как в реальности живут дети. У каждого детского дома есть разные проблемы. Но об этом государство не знает. Необходимо, чтобы детей побольше обучали на разных курсах. Мне очень повезло, в нашем детском доме все полезные курсы организовывало не наше государство, это сделала Америка. Но в других детских домах такого не было, и многие не подготовлены к жизни», – говорит Роза.

Наристе уверена: «Невозможно сделать так, чтобы дети чувствовали себя в детских домах хорошо. Потому что само название – детский дом – это уже большой удар по психике ребенка. И там свои суровые законы, атмосфера. У людей уже существует предубеждение, что в детских домах сироты, дети, у которых нет родителей, или от них отказались, бросили. И дети себя всю жизнь такими ощущают, это уже нельзя изменить.

В Кыргызстане много детей–сирот и брошенных детей. И Кыргызстан пока не достиг уровня, чтобы всех этих детей распределить по фостерным семьям, где их будут по–настоящему любить и заботиться о них. К сожалению, государство не поддерживает инициативы Игоря Беляева. Все, что он делает, делает сам, на своем энтузиазме. Но эта проблема сама собой не решится. И государство должно начать решать ее».

Другие девушки также высказали мнение, что государство должно лучше контролировать и следить, что на самом деле творится в детских домах, какие там условия, питание. Обязательно нужно, чтобы детей обучали компьютерной грамотности, языкам.

Контроль

В «Молодежном доме» две соцработницы, которые посменно проводят с девочками сутки. Они ведут учет: во сколько девушки уходят и приходят, созваниваются с кураторами в вузах и колледже, узнают о посещаемости. Они также следят за дежурством, чтобы девочки вовремя убирали дома, кормили кур, а их в хозяйстве 16, подметали двор. Обе женщины – педагоги по образованию, ведут с девушками беседы о будущем, о жизни, о психологии.

Возможно, благодаря этим разговорам все девушки утверждают, что в ближайшее время даже не думают о замужестве и создании семьи. Все хотят отучиться, встать на ноги и только потом выходить замуж.

«В ближайшее время я не собираюсь замуж. Не хочу, чтобы мои дети в чем–то нуждались или испытывали трудности. Я хочу получить профессию, стать кем–то, а потом уже создавать семью. Будущий спутник жизни должен быть внимательным, добрым и быть самодостаточным», – говорит Роза. Все девушки ответили так же.

Наристе уточнила, каким должен быть ее избранник: «Мой будущий спутник жизни должен быть мужественным, человечным, по профессии – либо военный, либо дипломат».

О перспективе

Идею проекта «Молодежный дом» Игорь Беляев перенял у активистов из Санкт–Петербурга. Они уже несколько лет реализуют такой проект.

«Цель проекта – это адаптация ребят и девушек к самостоятельной жизни. Мы помогаем им следить за здоровьем, проводим регулярно медосмотр, находим врачей. Наш фонд находит спонсоров и оплачивает обучение некоторых ребят и девчат. Мы даем им возможность, чтобы они нашли себя в жизни, чтобы получили специальность», – говорит Игорь.

У проекта есть надежные партнеры – компания «Той–бос» еженедельно поставляет продукцию, кондитерский дом «Куликовский» ежедневно поставляет свежий хлеб, «Семейные традиции» – молочную продукцию, посольство Таиланда – свежие молоко и яйца.

«Мы хотим, чтобы дети чему–то учились, чего–то добивались. Мы не можем им постоянно тепличные условия создавать, они будущие мамы и папы, у них будут семьи, свои дети. Они должны понимать, как люди зарабатывают на жизнь, как формируется семейный бюджет. Очень скоро открываем швейный цех, где девушки будут работать в свободное от учебы время и зарабатывать свои первые деньги. А для мальчиков открываем небольшую типографию», – делится планами Игорь.

Ребята и девушки могут быть участниками проекта «Молодежный дом» всего два года. Пос­ле они должны будут самостоятельно найти квартиру и работу и освободить свое место новым выпускникам.

«Мы будем отслеживать судьбы наших участников проекта до достижения ими 23 лет. Мы должны понимать проблемы воспитания детей–сирот, чтобы помочь государству, указать на ошибки, которые совершаются педагогами в детских домах и интернатах, чтобы постараться что–то изменить в этой системе», – говорит Игорь.

Этот худенький молодой человек – настоящий генератор идей и двигатель их реализации. Он не боится ответственности и играет в жизни этих детей огромную роль, оказывая колоссальную поддержку. Мы будем регулярно рассказывать о ходе этого проекта, об успехах и проблемах. Мы хотим вместе изучить новый подход социализации выпускников детских домов и, если он будет успешным, внедрить по всем регионам Кыргызстана.

Редакция нашей газеты благодаря грантовой поддержке Internews будет вести рубрику «Хроники «Молодежного дома» на страницах газеты и на сайте www.nlkg.kg.

Лейла Саралаева

Фото Вячеслава Оселедко

 
© Новые лица, 2014–2019
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям