Чтобы ребенок был в семье

09:34, 18 Июля

На фото: С внуками и приемным малышом

Высокогорное село Сопу-Коргон находится в Алайском районе на расстоянии 150 километров от города Ош. Семья Исмаила Джумабаева и Ракыи Акимжановой вырастили 8 детей, сейчас у них 13 внуков. Ракыя имеет орден «Баатыр эне» («Мать-героиня»).

Кроме своих детей семья берет на воспитание приемных. Женщина рассказала о том, что значит быть временной приемной матерью для ребенка из уязвимой семьи, как сложно возвращать его биологическим родителям, какую помощь приемным семьям оказывает государство, и о многом другом.

С чего все начиналось?

Дорога стратегического значения Ош – Иркештам ровная, местами извилистая, с перевалами. На зеленых склонах гор стоят белые юрты, мирно пасутся кони – сейчас сезон получения кумыса из кобыльего молока. Терпким кумысом нас угощала хозяйка дома – Ракыя Акимжанова, в этот день ее супруг отлучился по делам. Родные дети давно выросли, обзавелись своими семьями и разъехались по городам и странам, лишь на лето внуки приезжают сюда отдохнуть. Ракые 62 года, в прошлом она 17 лет проработала в детском саду, поэтому знает, как найти подход к любому ребенку. Ее пенсия составляет 5 500 сомов.

Ракыя рассказала, что по телевизору видела, как брошенных детей берут на воспитание. К тому же, она сильно переживала за одну из дочерей, которая долго не могла выйти замуж, поэтому решила взять на воспитание ребенка, «чтобы дочь ощутила радости материнства». «Также я хочу, чтобы приемные дети увидели, что такое жить в полноценной семье, в хороших условиях», - добавила женщина. Для нее это еще и благотворительность.

На фото: Ракыя Акимжанова - мать-героиня.

Не все сертифицированные семьи активны

В 2013 году после курса обучения, проведенного органами соцразвития, семья Исмаила и Ракыи получила бессрочный сертификат специалистов по уходу и воспитанию. За пять лет они воспитали восьмерых детей, которые со временем вернулись в родные семьи.

Согласно Положению о приемных (фостерных) семьях от 2012 года, временные приемные родители – это государственные служащие, работающие на основании договора по оказанию услуг государству по воспитанию приемных детей. Существует 5 видов устройства детей на воспитание в приемную семью в зависимости от срока: от нескольких часов до полугода и более. На длительный срок дети передаются, если нет возможности передачи их под опеку или на усыновление. Приемная семья может взять до трех детей в возрасте до 16 лет. При этом общее количество приемных и родных детей несовершеннолетнего возраста не должно быть больше пяти. При передаче детей учитывается территориальность, этническая принадлежность сторон, сходство культур и многое другое.

Дети передаются семье временно, пока биологические родные испытывают трудности. Дети, воспитывающиеся в приемных семьях, имеют право на содержание, воспитание, образование, всестороннее развитие, уважение их человеческого достоинства, обеспечение их интересов, а также на общение с родителями, другими родственниками, за исключением случаев, когда такое общение не отвечает интересам ребенка.

Согласно официальным данным, в стране 47 семей получили сертификаты, но только 24 семьи предоставили услуги 43 детям из уязвимых семей. Сейчас в девяти приемных семьях воспитывается 17 детей. В Ошской области сертифицировано 8 семей, а действующих две: одна в Сопу-Коргоне, вторая в Араванском районе.

12 справок

Несколько месяцев назад семья взяла на воспитание полуторагодовалого мальчика: его мать живет в Алайском районе, отец из Оша, они не живут вместе, и мать отдала ребенка на попечение государства на некоторое время. Районное управление социального развития предложило семье взять малыша, и они не отказались. Ракые привычно собирать нужные документы, которых, согласно перечню, 12 наименований: справки о составе семьи, состоянии здоровья, об отсутствии судимости, документы, подтверждающие наличие собственного жилья, автобиографии, рекомендации и т.д.

Уже не первый раз соцработники приходят с проверкой условий в этот дом. Они почти каждую неделю навещают семью, ведь таких в районе больше нет. Сельский совет как-то оказал разовую поддержку в виде двух тысяч сомов. Сейчас семья строит двухэтажный дом. Глава семьи - строитель, сыновья тоже помогают. В новом доме всем хватит места, уверяет Ракыя. Когда говорят об условиях, учитывается, есть ли отдельное место для приемного ребенка: кровать, личный уголок. Здесь нет четких критериев по метражу пространства. У приемных родителей должно быть достаточно времени для общения с ребенком, приветствуются родители с педагогическим образованием.

Поддержка государства – чем больше, тем лучше

По положению, один из супругов приемной семьи должен иметь постоянную работу, а второй будет получать заработную плату по уходу за приемным ребенком от государства. Также предусмотрены выплаты на питание, одежду ребенка. С учетом условий высокогорья, сумма ежемесячных выплат уже без налоговых отчислений составляет около 16 тысяч сомов, из которых половина – заработная плата. Выплаты производятся ежеквартально перечислением на банковский счет родителей. Также они сдают ежеквартальные отчеты по расходам: сколько и каких продуктов было куплено на питание, сколько моющих средств потрачено, какая одежда приобретена, какие канцелярские принадлежности закуплены, если ребенок школьного возраста, и т.д. Суммы от государства совсем несерьезные. Например, государство выделяет на питание ребенка 65 сомов в день, а на мыло – 100 сомов в месяц. «Выделенная сумма на ребенка не соответствует реальным нуждам. Не предусмотрены средства на развитие ребенка», - сказала Ракыя.

Она сообщила, что выплаты начисляются с опозданием, она не может получить средства около двух месяцев из-за задержки в Министерстве труда и социального развития.

В последнее время все чаще озвучивается тема сокращения количества детских домов. Одной из причин такого решения является неэффективность расходования бюджета на содержание ребенка. Например, в некоторых учреждениях количество сотрудников превышает количество детей. Эти средства можно направить на увеличение поддержки приемным семьям, где качество воспитания и развития лучше, чем в детских учреждениях. Как бы ни хвалили детский дом, демонстрируя его техническое оснащение, хорошее питание и прочее, в семье ребенку лучше, и опыт приемных семей это подтверждает. Финансовое стимулирование увеличило бы количество активных сертифицированных приемных семей.

Пока же семья Ракыи ждет большей поддержки от органов местного самоуправления, «хотя бы поздравительной открытки по праздникам». «У нас не спрашивают о трудностях. Было бы хорошо предусмотреть отдых для приемных детей и родителей на курортах для восстановления здоровья. Нужны инструкции по распределению расходов на содержание, как писать отчеты. Нам нужно больше внимания со стороны государства», - говорит Ракыя.

На фото: Ракыя-апа показывает огород соцработникам

Истощенные и вечно голодные

«Вы хотя бы один день попробуйте – растить чужого ребенка, узнаете, насколько это непросто! Я восьмерых детей растила, каждый требует особого подхода», - делится опытом Ракыя. Дети поступают истощенными, неухоженными, дикими. Они не владеют навыками санитарии и гигиены, не общительны и пугливы. Но они умеют выживать, поэтому зачастую эгоистичны, думают только о себе.

Когда в приемную семью поступает ребенок из детского дома или интерната, то на адаптацию нужно время: он не насыщается едой, прячет куски про запас в карманы. В таких случаях Ракыя дает возможность наесться досыта, разъясняет, что в доме еды достаточно, хватит и на завтра, и на другие дни. Она понимает, что ребенок жил в стесненных условиях и у него выработалась неуверенность в завтрашнем дне.

Как педагог она много занимается с ребенком, развивает его речь, навыки чтения и письма. В школе учителя относятся с пониманием к детям из приемной семьи, так как некоторые из них не успевают освоить школьную программу по разным причинам, в том числе из-за отставания в развитии.

Не сразу ребенок начинает называть родителей «мамой» и «папой», бывает, что этого так и не происходит. Самым сложным является возврат ребенка биологическим родителям, это очень травматично как для ребенка, так и для приемной семьи. «Я отрываю от себя ребенка. Все равно думаю о каждом из них. Они – мои дети. Да, они звонят, рассказывают, как им живется, иногда приезжают сюда на отдых, здесь же горы, свежий воздух, чистые продукты питания, я всегда им рада», - признается Ракыя.

Вернуть ребенка в родную семью все равно придется

В обязанности приемной семьи входит поддержка отношений с биологической семьей ребенка через совместные встречи, но на деле это лишь нечастые телефонные звонки. В этом одно из упущений системы: органы соцзащиты должны отслеживать и этот момент, а не ограничиваться еженедельными посещениями приемной семьи и составлением актов о соответствии условий. Для этого нужно составлять более четкий и конкретный индивидуальный план защиты ребенка (ИПЗР) с указанием обязанностей сторон, дат мероприятий. Цель одна – содействие возвращению ребенка в родную семью.

А готовы ли родные семьи обеспечить ребенку лучшие условия, чем те, из-за которых его забрали органы опеки? По наблюдениям Ракыи, не было примеров, когда ребенок возвращался бы в улучшенные условия: «Когда ребенок жил у нас, я ему стирала всю одежду, а там его по возвращении заставляли делать всю домашнюю работу».

Приемные родители знают, что обязаны соблюдать минимальные стандарты по уходу и воспитанию детей, в которых прописаны требования по безопасности, защите, конфиденциальности. Вернувшись в родные семьи, дети жаловались Ракые, что их заставляют ухаживать за скотом, собирать урожай на поле, ухаживать за престарелыми родственниками, так как родители находятся в трудовой миграции.

История одного мальчика до сих пор болью отзывается в сердце Ракыи. Мать оставила мальчика, и его отдали на усыновление, потом он попал в детское учреждение, оттуда к Ракые. Это был сложный мальчик, вспоминает женщина, нужно было много терпения и внимания. Он жил у них три года, но ему так и не смогли правильно оформить документы, поэтому его забрали в семью первого усыновителя.

Другого мальчика передавали от одних родственников к другим, потом он жил в приемной семье. После завершения срока его вернули родным. Он толком не учился, голодал, подвергался насилию, несколько раз сбегал, бродяжничал. Родные жаловались, что он проявлял агрессивность, один раз поджег занавески. Взрослые не понимали, что ему «ломали» психику много раз, он ощущал свою ненужность и поэтому никому не верил. Система несовершенна, говорят взрослые, а страдают в первую очередь дети.

Большая ответственность

Когда детей отдают на воспитание в приемную семью, их помещают в совершенно иную, чужую для них обстановку. Ребенку, потерявшему собственных родителей, для полноценного развития необходимо семейное окружение, наполненное любовью, взаимным доверием и уважением.

Несмотря на все сложности, знакомые семьи и соседи по селу тоже проявляют заинтересованность. Ракыя советует тщательно подумать о том, смогут ли взрослые выдержать все тяготы, готовы ли они взять на себя ответственность. Здесь возникает деликатный момент, о котором чаще предпочитают умолчать: использование приемного ребенка в качестве работника. Эксперты по вопросам положения детей говорят, что такой риск есть. И нет четкой границы, когда ребенок трудится из личных побуждений, чтобы облегчить жизнь семье, или когда взрослые злоупотребляют уязвимостью ребенка и непомерно нагружают его трудом.

Ракыя была бы рада, если бы количество приемных семей увеличивалось. Она считает, что если есть возможность растить родных, то почему бы не взять еще детей и растить их вместе со своими. «Нужно уделять много внимания приемным детям, подчас больше, чем родным. Нужно растить их в дружбе, я не позволяю в семье ругаться, драться, мы живем в мире и согласии. Это требует сил и терпения», - говорит она.

Эксперт по вопросам положения детей, руководитель ошского «Центра развития и защиты уязвимых групп населения» Зейнеп Эшмуратова сказала: «Привыкание к новому окружению и новым условиям жизни связано с целым рядом трудностей, справиться с которыми ребенку без помощи взрослых не по силам. Но эта помощь должна исходить не только от приемных родителей, но и от профессионалов, специалистов, которые будут осуществлять сопровождение данной семьи весь период нахождения ребенка в семье. Успешным результатом такого сопровождения приемных семей является стабильное положение ребенка в приемной семье, которое гарантирует соблюдение его права на семью, позитивную социализацию и нормальное будущее».

Она добавила, что в сентябре в Оше откроется Центр позитивного воспитания детей, который создается с целью поддержки семей, желающих взять на воспитание приемных детей. В его создании принимают участие мэрия, Управление социального развития, донорские организации и правозащитники.

Сахира Назарова

Фото автора

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям